desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

Молчании Лорны / Silence de Lorna, Le (реж. Жан-Пьер и Люк Дарденн)

“МОЛЧАНИЕ ЛОРНЫ”: РЕПОРТАЖ НА ПОРОГЕ АДА

52.96 КБ

Набор сюжетов и героев у братьев Дарденнов остается неизменным из года в год. В «Молчании Лорны» опять, как и в предыдущих фильмах, речь идет о тех, кто вышел из низов общества, кто не ладит с законом или даже откровенных преступниках. Есть и определенный намек на криминальную фабулу, однако это уже в который раз становится драматургическим приемом, который открывает намного более острый этический конфликт. Есть также тема детства — нежеланного, проклятого, гонимого. На сей раз история - о мигрантах, которые пытаются любой ценой легализироваться в уютной и богатой Европе, и о мафиози, которые имеют бизнес на сделках с получением бельгийского гражданства. Лорна (Арта Доброши) — албанка, которая вступила в фиктивный брак с бельгийским наркоманом Клоде (Жереми Ренье) — последнему за это заплатили. В конечном итоге Лорна все-таки получает желаемую легализацию, теперь уже ее очередь по той же схеме помочь перебраться в Европу следующему искателю счастья — из России — и на том заработать.
Казалось бы, все понятно, все благополучно, но здесь как раз сценарий и делает жесткий поворот. Потому что Жереми хочет завязать. Потому что Лорна начинает ему помогать. Потому что мафиози, во избежание хлопот, хотят убить Жереми, даже невзирая на то, что ему и Лорне власть дает полностью законный развод. Потому что Лорна объявляет, что беременна от Жереми, хотя это только с ее слов. Потому что этот ребенок такой же нежеланный, как и его гипотетический отец, как и, в конечном итоге, его мать. Непринужденно и умело, одним-двумя движениями пера (речь в первую очередь о сценарном мастерстве) Дарденны переводят социальный фильм в детектив, а детектив — в драму выбора; ведь ценой молчания Лорни является не только ее обеспеченное будущее в Бельгии, но и человеческая жизнь.
Снято это в отработанной Дарденнами до автоматизма отстраненной документалистской манере, подвижной камерой. Сдержанность — правило стиля: больше, чем когда-либо раньше, режиссеры избегают лишней драматизации — например, момент убийства Клоде полностью удален, показывают уже Лорну, которая собирает его вещи в опустевшей квартире. Нет также и однозначных ответов. Авторы намеренно бросают героиню одну, в лесу, преследуемую бандитами. Так мы и не узнаем, замолчит она опять или нет, беременна ли она, в действительности ли существует тот ребенок, и это и не так важно. Главное уже было сказано, правда уже прозвучала, а Лорна наконец из бессловесной рабыни превратилась в человека с собственным достоинством.
Остается только повторить: привычное Дарденновское кино с нерушимым балансом содержания и формы. Но... Дело именно в безукоризненности. Бельгийские братья — режиссеры, которые научились эффектно воплощать достаточно прозаичную тематику. Они будто бы каждый раз доказывают: вот так он и должен выглядеть, социальный фильм — качественно, но не гламурно снятый, и фабула достаточно увлекательна, и актеры, конечно, часто являются непрофессионалами, но играют хорошо, и этические проблемы стоят ребром, хотя и без дидактичного наставления зрителей. Одним словом, у Дарденнов выходит точно рассчитанное, обреченное на успех кино: начиная с сенсационного — на грани скандала — награждения их драмы «Розетта» Золотой пальмовой ветвью 1999 года, каждый последующий фильм братьев попадает в основной конкурс и обязательно получает награду в Каннах. Такое впечатление, что на престижнейшем в мире кинофоруме просто ежегодно прописывают специальную дарденновскую квоту в призовом фонде. Такой себе фестивальный мейнстрим, который не может не нравиться критике и жюри. Чего не хватает в этой прекрасной конструкции — не сразу поймешь.
Дело в том, что нет ничего вне этого. Нет даже намека на глубину, более того — бездну, которая может разверзнуться даже в самом предсказуемом существе. Почему-то вспоминаются классические фильмы итальянского неореализма, которые тоже строились на материале нищей жизни, изображали бытие низших классов; но за всем этим криминальным или бедняцким колоритом каждый раз проглядывала та метафизика человеческой натуры, которая уже не зависит от социального состояния — бедность создавала в конечном итоге лишь эффектный фон для более полного раскрытия задуманной темы.
Такого проникновения в суть вещей в Дарденнив нет. Они делают чрезвычайно качественные и поучительные физиологичные очерки, замечательные истории с моралью — вот таким высокохудожественным репортажем об «их нравах» для среднего класса - интелектуалов и буржуа - является и «Молчанне Лорны». Но ничего больше. Ничего, что делает кино не просто увлекательным — но, в определенном смысле, опасным, обжигающим. Итальянские неореалисты, отойдя в конечном итоге от социальной тематики, дали миру целую россыпь настоящих шедевров, высоких экранных трагедий или комедий. Вряд ли Дарденны смогут пойти дальше. Но, в конечном итоге, в наше время всеобщего обмельчания искусства их результаты – не худшие.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments