desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Запределье / The Fall (реж. Тарсем Сингх, 2006)

КИНО КАК ПАНАЦЕЯ

24.12 КБ

В стартовых титрах этого фильма стоит многообещающее «Дэвид Финчер представляет». Конечно, интересно посмотреть, кого вводит в большой кинематограф автор «Бойцовского клуба» и «Семи». Однако то, что возникает на экране после презентационной фразы, настолько неожиданно, что о покровителе молодого режиссера Тарсема Сингха забываешь сразу. Это — настоящее «Запределье» (привожу пиратское название; другой вариант - «Зазеркалье», оригинальное название — The Fall, совместное производство Индии, Великобритании и США)

Черно-белый пролог без единого слова длится под величественное и пронзительное алегретто из Седьмой симфонии Бетховена — люди, суетящиеся на мосту, люди, барахтающиеся в воде, дым из клапанов паровоза, длинная веревка, летящая вниз, — тревожная стилизация под старое кино. Однако это на самом деле начало одной из важных сюжетных и образных линий, которые в дальнейшем проявят себя в картине.

50.35 КБ

Следующие же кадры — не просто цветные, а изумительно цветные, будто покрытые благородной патиной. Гамма фильма насыщена, и в этом полотне на первый взгляд нет воздуха, но на самом деле фильм чрезвычайно легкий. Режиссер почти сразу погружает зрителя в поток изысканных, в лучшем смысле сказочных образов. Уже первые десять минут красивы настолько, что дух захватывает, становится даже немного боязно — неужели так и будет дальше, неужели Сингх не устанет придумывать что-то новое, вплоть до финала?

52.98 КБ

Нет, не устает. И, что не менее важно, — не утомляет зрителя. Поскольку вся та феерия не существует лишь сама по себе, — а представляет сразу несколько историй, которые переплетаются друг с другом фантастически и увлекательно одновременно.
Вступление цвета — это уже начало другой истории — маленькой Александрии (Катинка Унтару), а черно-белая прелюдия является частью сказа об актере-каскадере Рое (Ли Пейс), который с тяжелыми переломами после самоубийственного трюка лежит в одной больнице с любознательной девочкой. Однако существует и третий план — «эпическая история» о пятерых смельчаках, которые бросают вызов могущественному и жестокому губернатору Одиозу, драматическая и яркая поэма, которую Рой рассказывает Александрии.

73.16 КБ

В мире госпиталя, показанном глазами маленького, но наблюдательного ребенка, каждая деталь одухотворена или как минимум исполнена своего особого значения. Отсюда — и эта многокрасочность, и внимание режиссера к материальным мелочам, и постоянная игра разными предметами, тенями, образами. Но настоящая поэзия начинается, когда на экране возникают образы истории Роя, — которая постепенно становится также и историей Александрии. Это могущественные мифические герои, это умопомрачительно прекрасные виды, это сильные характеры и страсти, это таинственные ритуалы, это ошеломляющие локальные цвета — охристые пустыни, белые дворцы, синие города, красная кровь на исполинских простынях, черные доспехи рыцарей Одиоза, цветы в воде, тучи на небе, птицы, вылетающие изо рта духа-хранителя леса... Перечислять можно долго, но опять-таки следует повторить — вся эта образная мощь не служит самоудовлетворению режиссера, а работает на внятный драматический человеческий сюжет, который подтверждается и актерскими роботами. Очень хорошо играют и Унтару (на момент съемок маленькой румынке было лишь 9 лет, но ее Александрия — это настоящее маленькое чудо, ангелочек, тем не менее с характером), и Ли Пейс, и Джастин Уодделл в роли жестокой возлюбленной Роя.

16.08 КБ

«Запределье» чем-то напоминает другие подобные «взросло-детские» истории, в которых акцент ставится на богатейшем визуальном ряде, на работе режиссера как художника, и, как правило, на драматичном сценарии. Вспоминаются относительно недавний «Лабиринт Фавна» Гильермо Дель Торо, фильмы Тима Бертона «Большая рыба» и Терри Гильяма («Приключения барона Мюнхгаузена», «Бандиты во времени» и «Время прилива»). Однако The Fall намного глубже, чем, например, жанрово ограниченные фантазмы Бертона, или явно искусственный «Лабиринт». Собственно. Сингх начинал похоже — его дебютная лента, триллер «Клетка» (2000), поразила всех внешней красотой, тем не менее была досадно предсказуема в драматургии и характерах. «Запределье» — лишь вторая картина индийского режиссера, однако она действительно приближается — именно по балансу зрелищности и продуманного содержания — к лучшим работам Гильяма и по своей эстетике является самостоятельной и отнюдь не ученической. Ведь если перечисленные режиссеры искали вдохновения в стандартах жанра или в литературе, то Сингх — в первую очередь киноман, и это придает его фантазиям особую энергичность.

Единственное, наверное, слабое место в картине — предфинальный эпизод, когда Рой начинает убивать героев своего эпоса, таким образом заглушая собственную боль и доводя до плача Александрию. Слезы льются слишком обильно, сюжет увязает в трясине сантиментов, кажется, еще немного — и все, поэт ошибется, завершит мелодрамой. Но нет: Сингх завершает все чрезвычайно элегантно и по-настоящему трогательно. И только в последних, опять-таки черно-белых кадрах (они обрамляют весь фильм) понимаешь, что это — история не только о любви между людьми, а также и о любви к кино, которое выступает здесь настоящим добрым волшебником, спасателем душ, наилучшим в мире рассказчиком и универсальным лекарством, помогающим во всяких бедах, спасающим даже от самой страшной из них — смерти.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment