desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Интервью с Ольгой Куриленко (немного попсы для разрядки))

Ольга КУРИЛЕНКО: «Играть то, что легко, мне неинтересно. Надо через что-то переступить»

6.03 КБ

Актриса и фотомодель Ольга Куриленко родилась 14 ноября 1979 года в Бердянске. Единственный ребенок в семье. В школе участвовала в 20 театральных постановках, занималась танцами, музыкой, рисовала, увлекалась Индией. Мама Ольги, Марина Алябушева, преподает изобразительное искусство в Бердянском педагогическом институте. После окончания 6-го класса мама с дочерью посетили Москву, где на девушку обратила внимание организатор международного «Агентства звезд» и предложила участие в конкурсе. Женщина взяла их координаты, а мама с Ольгой вернулись в Бердянск. Через несколько лет из «Агентства звезд» перезвонили и вновь пригласили на кастинг. Ольга два месяца обучалась в Москве, вскоре снова оказалась в родном городе, чтобы продолжить обучение, но затем ей поступило предложение подписать контракт с французским агентством «Медисон». В возрасте 17 лет Ольга покинула родной город и переехала в Париж.
Первую роль она получила в 2005 году, ее партнером в фильме L’Annulaire был Элайджа Вуд. Затем были съемки с Пьером Ришаром в фильме «Змей» (2006). Несомненная удача — эпизодическое перевоплощение во влюбленную вампиршу в международном кинопроекте «Париж, я люблю тебя» (2006). Более широкую известность принесла первая англоязычная роль в боевике «Хитмэн» (2007). Ныне Ольга испытывает себя в новом качестве — не только как актриса, но и как соавтор диалогов к антиутопии «Тирания».
В октябре Ольга приехала в Киев в рамках рекламной кампании нового фильма про Джеймса Бонда. В «Кванте милосердия» она исполняет роль Камиллы, новой девушки агента 007, которого вновь играет британец Дениэл Крэйг. На второй день визита Ольга встретилась с прессой.
— (мой вопрос)Режиссер нового фильма про Бонда, Марк Фостер, хорошо известен как автор камерных, утонченных кинодрам. И вдруг — столь новый для него жанр. Хотелось бы узнать, как вам работалось с таким опытным постановщиком? Что он от вас требовал как от актрисы?

— Марк очень интересен в работе, потому что очень спокоен на съемочной площадке. Он ни разу за шесть месяцев ни на кого не крикнул, не повысил голос, всегда был вежлив. А что касается работы с актерами — он с каждым из нас сел перед съемками, мы читали сценарий, говорили о роли, а потом — на съемочной площадке... Для него самое важное — натуральность, чтобы все было, как в жизни. Он абсолютно не любит переигрывания и нам всем говорил «меньше». Не «больше», а «меньше». И он прав, я видела результат — меньше действительно лучше.

— Он из тех режиссеров, которые хвалят, или из тех, кто ругает?

— Он говорит, когда ему понравилось: «Это было хорошо», — и он не из тех, которые кричат. Я работала с режиссерами, которые кричат: «Это было great!» — такое актерство! Он абсолютно натурален. Он не восклицает «Ах!», когда фильм получается, но он и не ругает никогда, и это очень помогает.

— С режиссером понятно, а насколько было сложно работать с английскими актерами?

— На самом деле этот опыт был одним из самых прекрасных в моей жизни. Англичане — замечательные. Нам просто повезло; конечно, как говорится, нельзя стричь всех под одну гребенку, но в нашей команде, среди 250 человек, не было никого неприятного, мы были как большая семья. Дениэл — очень приятный, очень смешной, не холодный совершенно. Он очень много шутил. У нас было множество трюков, и при трюках мы все с каскадерами сильно смеялись. Английский юмор очень смешной и очень специфический, я верила их шуткам шесть месяцев, и только по окончании съемок поняла, что это были шутки. Думала, что все правда.

— А когда вы познакомились с Дениэлом, он тоже шутил?

— Нет. Мы познакомилась на пробах. Это были мои третьи пробы, и тогда я его увидела в первый раз. Я пришла, пожала ему руку, сказала: «Очень приятно познакомиться», — и мы отправились на съемочную площадку. То есть я увидела его за секунду до начала съемки.

— В фильме есть тема мести — насколько вам легко было в нее вписаться?

— Понимаете, работа актера в том и заключается, что бывают разные роли. Моя цель — сыграть как можно разностороннее, и чтобы роль была как можно дальше от меня самой. Играть то, что я есть на самом деле, или то, что легко, неинтересно. Зачем играть то, что легко? Нечего переступать. Надо через что-то переступить. Мне нужна такая роль, когда я, прочитав сценарий, говорю: «Боже мой, как я это сделаю?» Вот тогда я хочу. Если мне это кажется легким, зачем мне это делать?

— Получается, в жизни вам мстить несвойственно?

— Нет. Пока еще нет.

— Продолжая тему соотношения искусства и жизни: вы сыграли такую отважную героиню, а какой из своих настоящих поступков вы могли бы назвать наиболее смелым?

— Очень много смелых поступков. Моя жизнь состоит из них... Прийти туда, куда я пришла сейчас, это просто так не бывает, это мне не свалилось на голову. Надо было брать инициативу в свои руки. Я работала в Париже, я пошла в агентство, разговаривала с людьми, записалась на курсы, я все время ходила на кастинги, — все это цепь смелых поступков.

— То есть еще до фильма вы уже имели боевой характер?

— В некотором смысле — да. Просто я знаю, чего это все стоит. Надо собраться внутри и пойти. У меня есть очень много знакомых, которые многие вещи хотят делать. Хотят уже годами, и до сих пор ничего не делают, потому что об этом только думают и все равно сидят дома, почему-то не могут сделать шаг. В один прекрасный момент нужно встать и пойти.

— И все-таки — не было ли страшно браться за такую роль?

— В работе я смелая. Насчет роли — я так рада была получить ее! Это же единственый шанс в жизни. Девушкой Бонда можно быть только один раз. Поэтому у меня даже не было никаких сомнений. Я хотела!.. Если б были сомнения — я бы не пошла на кастинг. Я очень много работала, чтобы получить эту роль.

— Но ведь в начале вашей карьеры свою роль сыграл случай, не так ли?

— Когда мне было 14 лет, ко мне действительно подошла женщина в метро в Москве, куда мы с мамой приехали на каникулы. После этого все началось, но я не сразу уехала во Францию, прошло некоторое время. В Париже я проработала моделью несколько лет. Но так как я еще дома, когда училась в школе в Бердянске, занималась в драмкружке — это было мое хобби, и мне очень нравилось играть, — модельный бизнес после этого показался немного блеклым. Хотелось большей интенсивности. Поэтому стала работать в этом направлении: пошла на курсы, потом в агентство, маленькое агентство, потому что знала, что в большое меня никто не возьмет. Например, в Америке вообще не берут людей с улицы. Мне еще как-то повезло, потому что во Франции людям дается шанс. Я пришла и сказала: «Дайте мне шанс». И они согласились: «Давайте посмотрим», — я не знаю, почему. А насчет карьеры — я уже сделала, наверно, семь хороших, заметных ролей на сегодняшний день, хотя снималась больше, но остальные роли — маленькие. Мой первый англоязычный фильм — «Хитмэн», но до него все фильмы французские. У нас они неизвестны, потому что выходили только во Франции, и там меня знают уже с 2004 года как актрису.

— Чему вы научились благодаря своей работе в «Кванте милосердия»?

— Очень многому. Это просто было замечательно. Мы тренировались очень много физически. Месяц до начала съемок я обучалась борьбе. Тренировки по четыре часа в день. Это очень сильная физическая нагрузка, и это только тренировка для борьбы.

— Какой из видов борьбы?

— Не знаю... Все названия специфические — на английском, не знаю как перевести. Похоже на карате, включено все — руки, ноги. Кроме того, меня учили падать, потому что падений было очень много, и падаешь ведь не один раз, делаешь много дублей. Иногда приходится падать 20 раз подряд на один и тот же синяк, и под конец уже очень больно. Были тренировки по стрельбе из оружия, меня учили, как стрелять, как становиться в позицию, как целиться, как разбирать оружие, как собирать, как зарядить — это все знаю. И также мы учились воздушному полету — когда прыгаешь с парашютом с самолета. Мы тренировались в специальной трубе с вентилятором, эта симуляция абсолютно точная. Там тренируются профессиональные парашютисты, и мы там тренировались целый месяц. Это было вообще замечательно, очень интересно. Там можно делать разные фигуры, кувыркаться. Настолько затягивает, у меня прямо зависимость появилась, очень хочется обратно.

— Были ли у вас травмы? Как это оговаривалось в контракте? Может быть, какие-то дополнительные компенсации?

— Нет, ничего дополнительно не оговаривалось. А то я бы уже стала миллиардером. Потому что синяков было очень много. Синяки, царапины — самое серьезное, травмы какие-то небольшие. Переломов не было.

— Но вас хоть как-то проверяли?

— Да, была медсестра.

— Ваша мама увлекается составлением гороскопов для вас. Каков был ее последний прогноз?

— Да, мама делала мне гороскопы. Что касается гороскопа на этот год, то она мне сказала: «Не знаю, что будет, но у тебя очень много работы». И она была права: с пятого января до сегодняшнего дня — вот я сейчас перед вами сижу — я и на три дня не уехала на каникулы. У меня не было отдыха и не будет до начала декабря. Я работала каждый день. Это первый раз в моей жизни, столько еще не работала.

— Вы наверняка смотрели много фильмов «бондианы». Какой из них вам понравился?

— До того, как начали задавать эти вопросы, я об этом не думала. Но раз вы спрашиваете — могу сделать усилие. Больше всего запомнился последний фильм, «Казино «Рояль». Там впервые сыграл Дениэл и внес что-то новое. Сейчас он самый любимый Бонд, потому что хорошо выполняет свою работу. Мне кажется, он прекрасно подходит на эту роль. И фильм иной, персонажи стали более современными, все изменилось, в том числе роль девушки Бонда. Потому что теперь у нее есть настоящий характер, personality, она не просто бегает за ним хвостиком. И именно потому я с большой радостью шла на кастинг: ведь раз прошлый фильм был так хорош, значит, они могут или оставаться такими же, или делать еще лучше, но назад дороги нет — они уже не будут снимать по старой матрице.

— Какая страна вам наиболее запомнилась во время съемок?

— Страны были замечательные, но две из них особенно хороши: Панама и Чили. Они очень разные. В Панаме климат тропический, пальмы, жарко, большая влажность, а в Чили мы снимали в пустыне. И у всех любимым местом была Панама. Там, конечно, красиво, но нет ничего такого, что бы я не видела. Я ездила в разные страны, когда работала моделью, видела и пальмы, и море. А когда приехали в Чили — была пустыня. Просто пустыня, никакой растительности, ничего нет. И, как говорили многие из команды, все это очень грустно. Но мне это показалось красивым. Такой страны я не видела никогда. Я никогда не видела таких гор, такого простора. Эти горы — действительно немного печальные, на них лежат тучи — очень сентиментальный пейзаж. А я такие вещи люблю.

— Что касается Южной Америки, то ваш персонаж, Камилла, говорит на английском с латиноамериканским акцентом, и получается интересно: украинская девушка играет на английском, но с акцентом латиноамериканским. Были с этим сложности?

— Для этого нужно было работать. Перед последним кастингом с Дениэлом, перед тем, как поехать в Лондон, я две недели каждый день работала над акцентом. Очень жаль, что у вас нет такой системы, когда фильм идет в оригинале с субтитрами, люди не слышат голоса актеров. Вы увидите фильм в переводе, хорошо что хоть перевод Камиллы будет моим голосом, потому что я на этом настояла.

— Ваш приезд в Украину — чья инициатива?

— Моя. Потому что очень много стран в мире и, конечно, невозможно посетить каждую. Они выбирали маршрут для промо-тура — не знаю, по каким критериям, — но я настояла: обязательно заехать в Украину, потому что я здесь родилась, это моя страна. Россия предполагалась, но я сказала — если вы не предполагаете Украину, то это обязательно надо пересмотреть. Поэтому я здесь.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments