Lord (rakshas) wrote in kinoclub,
Lord
rakshas
kinoclub

  • Mood:
  • Music:

Записки у изголовья / Pillow book

Разные фильмы оставляют разное впечатление. Очень редко это восторг, иногда легкая улыбка, часто равнодушие, но бывает и презрительная насмешка.



Фамилия Гринуэй сразу родила у меня нехорошие ассоциации с маньяком-парфюмером Гренуем из романа Коэльо "Парфюмер". Как оказалось не зря.

Потому что также, как Коэльо представляет в литературе эталон безвкусицы и ложного пафоса, так и Гринуэй в кинематографе являет собой бездарность, наряженную в маску глубокомысленности. Вывод сделан на основе одного единственного фильма "Pillow book", но не думаю, что человек, снявший подобное, может  претендовать на какое-то отношение к искусству.


Есть девочка, отец который писатель и знаток росписи краской по телу. Писатель, видимо, бездарный, потому что издается он, отдаваясь своему издателю, который его совершенно запросто унижает. После этого  у отца еще хватает наглости втирать какие-то философские концепции своей дочке. Дочка проникается и решает пойти по его стопам, став мегаписательинцей. На практике это выливается в то, что она спит со всеми мужиками, умеющими держать кисточку в руке, независимо от степени их уродства, типа перенимает навыки письма и азы каллиграфии.

В какой-то момент она решает опубликовать свои опусы и отправляет свои рукописи в издательство. Видимо, ее методика обучения писательскому ремеслу оказалась неэффективна, потому что в издательстве ее посылают на хрен. Но девушка оказывается упорной и хитрой и решает пролезть в большую литературу другим путем. Она соблазняет бисексуального любовника того самого издателя, который имел ее отца, пишет прямо на нем свою книгу и посылает любовника к издателю. Тот сурово  имеет новый шедевр литературы и решает все-таки издать  настырную девицу. Однако девица, демонстрируя чудеса женской логики, жестко обижается на своего любовника за «измену» и начинает писать на других голых мужиках. Любовник от расстройства кончает с собой, писательница расписывает его бездыханное тело, после чего (внимание!) издатель снимает с его трупа шкуру и кладет ее в секретную коробочку, доставая иногда полюбоваться.

Думаете, бред? Нет, бред начинается потом. Девушка где-то находит еще голых мужиков, рисует на них свою мазню и шлет своих новоиспеченных моделей к издателю. Издатель от этого почему-то очень переживает. Почему - непонятно.  А тетка изощряется по всякому, рисуя на языках, подмышках и других малодоступных частях тела. Все модели, приходя к издателю, требуют вернуть шкуру первого любовника. Издатель малодушно отказывается.

В конце концов, очередная модель (жирный мерзкий голый мужик с посланием, написанным на заднице) перерезает издателю горло бритвой и забирает драгоценный кожаный трофей. Где-то на этом фильма кончается.

В фильме плохо практически все. Сюжета нет, смысла нет, никаких даже самых поверхностных мыслей нет, актерской игры нет, визуальный ряд раздражает обилием голых мужиков, тика как у Фасбиндера.  Да еще и идет эта пародия на искусство больше двух часов.

Почему они называют роспись по голому телу литературой - неясно. Почему Гринуэй считается классиком кинематографа неясно вдвойне, но мне, впрочем,  все равно.

По-моему, такие фильмы «нравятся» только тем, кто хочет слыть среди своих знакомых утонченным эстетом, знающим много сложных фамилий.  Других мотивов сказать что-то хорошее о данном фильме не вижу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 87 comments