Елизавета (beth4ever) wrote in kinoclub,
Елизавета
beth4ever
kinoclub

"Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит" (Sweeney Todd: The Demon Barber of Fleet Street)

Вот такие пироги

"Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит" - фильм о чудовищах. Одно чудовище - мужчина, а другое - женщина.

С самого начала мы понимаем это, благодаря их гриму. В силу внешности Деппа, оба они выглядят как невеста Франкенштейна.




Антиадам и антиева этого мира ничего не создают, они скармливают этот мир ему самому. И мир этого заслуживает. В танце смерти (послушайте A Little Priest) в их мясорубку валятся священник и судья, солдат и зеленщик, поэт и адвокат.

Спастись нельзя никому. Когда влюбленный спасает Джоанну и говорит ей, что вот теперь-то все будет хорошо, она уверенно отвечает ему, что хорошо уже больше никогда не будет.

Только самые чистые духом могут узнать чудовищ. Только мальчик и сумасшедшая женщина что-то подозревают. Женщина чует дьявольский дым, незаметный горожанам. Мальчику попадается в пирожке палец с ногтем - удивительная оплошность!

Пол чудовищ, конечно, важен. Суини Тодд типично мужское чудовище. Он разговаривает со своим инструментом. Будет ли миссис Ловеттс разговаривать со скалкой? Нет, конечно. Она скорее пожалуется на свои больные ноги. Суини действует как призрак, он и правда может рассекать город своими бритвами, и никто его не заметит. Как автомат, в нем не осталось человеческого. На состязании он работает с нечеловеческой скоростью. А на пикнике сидит как китайский болванчик. Ему нечего делать и на пляже у моря. Он начинает соображать только когда это ведет к цели. (И эта узость взгляда маньяка мешает ему узнать и дочь, и жену). А запрограммирован он возвышенными соображениями. Во-первых, месть. Когда месть не удается - он вспоминает, что все мы должны умереть, что сильные пожирают слабых, а значит, следует добавить равноправия в этот процесс. Питаясь своим безумием, он стремится к собственной смерти. Я уверена, он слышал, как к нему подкрадывался мальчик. Но он уже отбросил бритву, он завершил программу.



Миссил Ловетт не такая. Это женское чудовище. Ей хочется угощать обедом друзей семьи, поставить букетик маргариток в мрачную комнату Тодда. Она, кажется, жалеет ребенка. Она практична. На своем безумии она пытается основать жизнь, она стремится к счастью, и это гораздо страшнее. Потому что начала она раньше! Более чем 15 лет назад, ухаживая за толстым мужем-подагриком, она следила счастье Бенджамина Баркера и его жены, и уже тогда превратилась в чудовище. Уже тогда она планировала что-то подобное.

Есть у нас, правда, демоны и пострашнее. Кто не знает великого судью Терпина! Никакие погони Тодда и Ловетт за подмастерьем по канализации не сравнятся с его равнодушными приговорами. И, что самое удивительное, он до конца продолжает вредить героям. Не схвати он миссис Ловетт за подол, не закричи она, Тодд, возможно, узнал бы дочь и не узнал о предательстве подруги. И пляжно-курортная мечта сбылась бы. С другой стороны - он мог бы в запале и убить дочку, и снова виноват судья!



И, кстати, мы не разу не видели, чтобы Тодд и Ловетт ели собственные пироги.
Не ел их и судья. Это мелко. Он-то съедает по целому человеку за раз... Но иногда оно возвращается!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment