Римайер (rimeyer) wrote in kinoclub,
Римайер
rimeyer
kinoclub

Секретные материалы: я хочу верить / The X-files: I want to believe

Двое, глядящие во тьму



Now I’m not looking for absolution
Forgiveness for the things I do.
But before you come to any conclusions,
Try walking in my shoes.
Depeshe Mode


В Вирджинии шёл снег и отряд агентов ФБР по скованному льдом озеру. И седой длинноволосый старик зачем-то сказал Скалли: «Не сдавайтесь» - словно угадал страшный и непроходящий раздрай у неё в душе.
Малдера позвали обратно в ФБР, чтобы он внимательней других вглядывался в очередную тьму, бездну. А где-то в заснеженных полях в это время группа немецких врачей исправляла ошибки бога.

Если Крис Картер не захотел ни раскрывать, ни объяснять сюжет своей последней попытки*, какого дьявола я его буду раскрывать? А может, перефразируя слова Скалли, это у него не от дьявола вовсе?
Второй полнометражный фильм по мотивам легендарного сериала нашей юности – самая неожиданная лента нынешнего дождливого лета. Крис Картер, которого газетчики давным-давно окрестили конъюнктурщиком, здесь решил размежеваться с толпой и сделал фильм вызывающе немассовым. В подтверждение тому – отсутствие мало-мальски приличного экшена, зеленых человечков и правительственных заговоров, а также внезапных поворотов сюжета™. А ключевая интрига фильма, вы не поверите, в картине словами вообще не объясняется: целевая аудитория, очевидно, только те, кто и так поймёт.

Рекламная игра с сюжетом, содержащимся втайне, теперь выглядит и вовсе издевательством над дураками. На «X-files» шли ради ужаса, ради секса между Малдером и Скалли, ради паранормальных явлений – да ради чего угодно, только не ради самих героев. Знаете, у глупых женщин есть известная фраза насчет мужчин – что им, мол, только одного и надо. Здесь нечто подобное: решив вернуться к сериалу, Картер отметает всех, кто Малдера и Скалли не любит и не понимает, кто не видит их душевных движений на экране, - таким смотреть в фильме будет не на что. «На полтора часа – пара красивых кадров», угу.
А меня такой подход к возвращению «Секретных материалов» ужасно восхищает и радует. Ведь если не ради самих Малдера и Скалли было снова снимать про них кино, то ради чего тогда? (Вы ведь не думаете, что Картер ради денег это затеял? Этот человек однажды сказал: «Малдер и Скалли – две половинки моей души» - и если он к ним возвращается ради денег, пусть лучше кино и мир корчатся в огне.)

Что до самого фильма, то он прекрасен. Атмосферой новые «Секретные материалы» более всего напоминают мастерпис Демме «Молчание ягнят» - первое настоящее воплощение Ганнибала Лектера на экране. Отец Джо и, в некотором смысле, Малдер в «Я хочу верить» выступают именно в роли Ганнибала Лектера для ФБР. И эта мрачная безысходность, которой дышат кадры, чувство близкого присутствия тьмы – то главное, сущностное, что роднит эти оба фильма.
В Вирджинии крупными хлопьями валит снег и плохо различимые дали в полях кажутся синеватыми… В бедно обставленной комнатке отца Джо в общежитии лицо Скалли окутывает уютный свет… Расширенные зрачки человека, в леденящем молчании летящего в шахту лифта, кажутся черными колодцами… «X-files 2» - фильм-медитация, который смотрится на одном дыхании – духовный, тонкий, возвращающий тебя к самому себе.
Это те самые любимые нами старые «Икс-файлы», но – только про героев, ни про кого больше. Всё остальное в фильме нужно, разумеется, затем, чтобы оттенить их очередное размежевание в отношениях друг с другом и собственный кризис веры каждого из них.
Когда теряешь точку опоры, вот это самое «ради чего всё», лучше вообще не жить, если бы не близкие люди. Малдер прячет лицо за бородой и фтыкает в потолок карандашами, Скалли делает вид, что она только врач и не намерена соприкасаться с тьмой. Но место в мире, боюсь, – это не то, что мы сами для себя определяем. Как не влезешь в чужое тело, так и собственное предназначение карандашом и ластиком не подправить. И если веру понимать как осознание необходимости собственной деятельности, то я этого хочу. А иначе лучше вообще исчезнуть с чужих «экранов», что, скорее всего, отныне случиться с Малдером и Скалли.


______________
* Рабочим названием фильма долгое время было “Done one” – что на жаргоне серферов означает «поймать последнюю волну перед тем, как покинуть команду». На русский это можно перевести как «последняя попытка».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments