Екатерина (katerina_lo) wrote in kinoclub,
Екатерина
katerina_lo
kinoclub

Categories:

"Забриски Поинт"/"Zabriskie Point"

 

«Первозданная сила матриархата»

 

Оригинальное название: Zabriskie Point

Год выпуска: 1970

Жанр: Драма

Выпущено: США

Режиссер: Микеланджело Антониони

В ролях: Марк Фречетт, Пол Фикс, Г.Д. Спрэдлин, Род Тейлор, Ли Дункан, Харрисон Форд

 

Великий классик мирового кинематографа Микеланджело Антониони продолжает и сегодня тревожить умы современных зрителей своими творениями. И почти спустя пол века после его величайших полотен тайна его особого  киноязыка остается неразгаданной. Начиная с волны «неореализма»  и до своей триумфальной работы «Фотоувеличение» Антониони шел особым путем: его картины это загадочные исчезновения, реальность оказывающаяся обманом, сложное переплетение воображаемого и настоящего в котором порой очень сложно отличить одно от другого.

Настоящего пика видимая реальность и невидимое существование достигли в картине «Фотоувеличение». Но автор пошел еще дальше и в следующей своей работе – «Забриски Поинт» накалил фальшивость реальности и условность происходящего до настоящего взрыва, который и произошел в этой картине.

 

С самого начала Антониони говорит о человеческом разуме – еще в титрах мы видим размышляющих, задумавшихся людей… по сути все что происходит в фильме и есть порождение человеческого разума – и в первую очередь это цивилизация и ее ценности. В титрах люди думают, анализируют. Антониони как будто бы вводит нас в пульсацию, которой соответствует музыка, человеческого разума, эмоций. Речь в картине идет не о конкретных персонажах, и люди выступают тут как олицетворения разума – такая условность сохраняется на протяжении всей картины. В «Забриски Поинт» Антониони разворачивает перед нами коллективную душу человека.

Первый эпизод картины – ожесточенный спор между студентами. Студенты высказывают свои мысли и представления – все они агрессивно спорят, но спор сводится к тому же, против чего они и борются: к силовой позиции и призывам «захватить», «подчинить». Вся эта агрессия будет фоном первой части фильма, в которой мы будем наблюдать порождение цивилизации.

Главный спор ведется о том, кто такой настоящий революционер. Случайно мы замечаем на мгновение героя самой картины, который тут предстает носителем иного мировоззрения – он вовсе не бунтующий студент, он отрешен от происходящего. «Я готов умереть, только не с вами и не от скуки» - с самого начала губит какие-либо потуги аллюзии на фильм о студенческих волнениях тех лет. Здесь Антониони впрямую говорит, что для героя в цивилизованных ожесточенных мерах нет перспектив и он видит позицию большинства бессмысленной. Общество превозносит лишь разрушение и, высказывая интеллектуальные постулаты о борьбе за свободу, все так же говорит о тоталитаризме.

Далее перед нами предстает героиня, которой нужно подняться на крышу. И опять же, как и герой, она сталкивается с бессмысленными размышлениями цивилизации в образе охранника. Перед нами разыгрывается ситуация, в которой героиня Дарья как бы в шутку изображает, что она не дочь своего отца – и он поддерживает эту игру. Это очень важный штрих в картине, который выражает метафорический смысл. Речь идет не о разрыве поколений: это очевидный первичный сюжет – фон фильма. Смысл в связи между патриархатом и матриархатом…

После этого мы видим «иллюзорную реальность» - так называемую современную цивилизацию и ее признаки: рекламные щиты, изображающие саму реальность, бесконечный калейдоскоп фальшивых картин природы – цивилизация собрана в образ рекламы и в первой части картины все вертится вокруг рекламы, как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Снова Антониони акцентирует наше внимание на фальши существующего общества и человеке, живущим среди этих пустых изображений: фальшивая стена, изображающая дом и небо – и эта фальшь почти не отличается от построек самого города. На зрителя буквально обрушивается агрессивный мужик со свиньей в рука с рекламного плаката… Все эти, захватывающие внимание смотрящего рекламы, сопровождаются жестко-лязгающей музыкой, как бы разъедающей саму природу человека изнутри. Это безумство усиливается в головокружительном вращении, внутри которого едет герой со своим другом. И именно проезжая по этому параду фальши, главный герой говорит, что он видит бессмысленность в том, о чем спорят студенты. Позже, в полицейском участке, его насильно засаживают за решетку. Именно после этого он покупает пистолет и впервые в картине звучат слова о «другом измерении» - о защите женщин.

В следующем эпизоде мы видим не просто фальшь, а захват самой природы, в процессе которого даже из пустыни пытаются сделать курорт. И снова через манекенов в рекламе Антониони показывает нам мертвость, кукольность и отсутствие человеческого естества.

Наконец перед нами героиня, которая наземным путем отправляется в пустыню, прочь от города. Ее отец – крупный магнат по строительству курортов в бескрайних просторах Дикого Запада и завоеватель самой девственной природы – может быть она желает отдохнуть от него и его бесконечных построек?

В то же время герой Марк оказывается вовлеченным в крупную кровавую демонстрацию и выбираясь из университета видит как расстреливают студента. Далее происходит некая обманка: у Марка с собой пистолет, но мы не видим, кто именно убивает в отместку полицейского. И все же Марк убегает, а полиция начинает его преследование. Тут стоит обратить внимание, что сюжетообразующая конструкция фильма скорее призвана логически поддержать и раскрыть главное, а не в виде ценности в себе. Герой, вынужденный бежать попадает в бессмысленную для фильма перестрелку лишь затем, чтобы далее встретиться с героиней. Точно так же, как она без особой мотивации, отправляется в пустыню.

Когда Марк попадает на летное поле, у входа возле железного ограждения стоит мальчик с велосипедом, который словно ждет Марка и уезжает, как только тот входит на поле аэродрома. Можно сказать, что этот мальчик как бы является олицетворение самого природного духа и мышления Марка – он искренен и чист, как ребенок. Он не порождение и не продукт цивилизации демонстраций, Мира рекламы, фаст-фуда. Ребенок, каких не меньше десятка встретит Дарья в пустыне, после того, как они разобьют стекло закусочной…

После того, как Марк улетает прочь от кровавой бойни в городе, заканчивается реалистичная часть картины и Антониони разворачивает перед нами символический сюжет и истинный смысл.

 

Перед нами среди бесконечных дюн первозданной природы едет на автомобиле Дарья. Стоит быть внимательным и обратить внимание на то, что она ест – яблоко. Именно здесь-то и начинается блистательный символизм Антониони. Героиня является олицетворением чистого первозданного женского начала – она как и первая женщина Ева ест яблоко и совершает свой путь по земле - известно, что природу женского начала олицетворяет именно земля. Дарья и есть сама природа: земля, первая женщина и творящая первосила. Сам ее облик соответствует дикому началу: длинные, распущенные на ветру волосы, простая одежда зеленоватого оттенка, ноги в простых шлепках – сама естественность и данность. Смуглая и стройная – образ прекрасной и девственной чистоты.

Марк же, летящий на самолете, в свою очередь олицетворяет свободный и парящий дух, летящий чтобы слиться самой землей – союз неба и земли, духа и тела – так во всех космогониях зарождается человечество и творится вселенная. Летящий по диким просторам Марк настигает Дарью. Герой сбрасывает ей красную ночную мужскую рубашку, а красный цвет это как известно символ крови, секса и дикого естественного природного начала в человеке. Он как бы дает Дарье знак того, что они разные стороны одного и того же творящего начала. Марк говорит буквально, что он убил полицейского для того, чтобы улететь с земли. Можно интерпретировать эти слова как обретение своей настоящей миссии – оторваться, стать духом, тем естественно живущим человеком, который и способен на революционный подвиг.

Позже герои отъезжают от засохшего оазиса, словно от изнеможенного эдемского сада. Наконец Марк и Дарья оказываются в Забриски Поинте – это место и было целью полета Марка. Район древних озер, высохших от 5 до 10 миллионов лет тому назад – это место словно подверглось тому же разрушению, которое произошло и с человеческой цивилизацией в ходе ее развития. Спускаясь глубоко в лоно Забриски Поинта Дарья и Марк возвращаются к своему первоисточнику – истинному, дикому природному началу человека, из которого произошло все божественное творение: вся фальшь и разрушение, что показаны в первой половине фильма. Но их цель достигнуть обратного процесса – спуститься в дикую цивилизацию. Известно, что Забриски Поинт современник древнего человека, цивилизация которого была изначально матриархально построена. Дарья же символизирует не только первопричину мироздания, но и изначальную матриархальную цивилизацию, которая была лишена насилия и была естественной и дикой природой человека. По сути, это древнее начало живо до сих пор глубоко в недрах человеческого Я, приведенного патриархатом в Мир агрессии и фальши.

Дарья и Марк занимаются глубоко в недрах этого древнего «человеческого Я» любовью. Этот акт – колыбель самого рода человеческого. Можно сказать, что это новое творение, для порождения которого и встретились небесный дух Марк и Земля Дарья. Это и есть спасение от бессмысленной бойни современной цивилизации. И как подтверждение тому, что эти двое творят космогонический акт в бесконечных просторах Забриски Поинт появляются люди, занимающиеся сексом страстно и дико, отдаваясь своей естественной природе. Пары, заполняющие этот карьер, вторят тому, что все происходящее имеет общечеловеческое значение – это и есть путь спасения цивилизации.

Не стоит забывать, что это условная картина, как и большинство работ Антониони, и поэтому герои – это скорее олицетворение, нежели реальные два персонажа, таким эксцентрическим способом бунтующие против войны во Вьетнаме. Они лишь особый авторский прием Антониони, который переходит из картины в картину.

И как в противовес чистому разуму, к карьеру подъезжает пожилая парочка на трейлере обклеенном рекламой, которым при виде древней колыбели цивилизации приходит только бесплотная идея об автомобильном кинотеатре.

 

Герои раскрашивают самолет в дикое доисторическое существо похожее на смесь птицы и сексуально-физиологической атрибутики. Улетая на ней, Марк несет в современную цивилизацию глубокие исконные дикие природные человеческие ценности. И именно поэтому его убивают, ведь современное общество отрицает и завоевывает природу, отказываясь от цельности исконного человека в себе, дух которого несет на крыльях самолета Марк. Но человечество, погрязшее в завоевательстве, уже не может возродиться и то, что совершают Марк и Дарья противоречит современности и даже враждебно ей по своей сути. Разум фаст-фуда отрицает исконные ценности цивилизации и потому Марк погибает.

Когда Дарья узнает о смерти Марка, вокруг торчат огромные кактусы фаллической формы – самого яркого символа патриархата, цивилизация-раб которого и убила Марка.

 

Далее Дарья приезжает в Феникс – курорт в пустыне, где живет отец. Она внимательно смотрит на всю эту фальшивую цивилизацию: бассейн, жен влиятельных мужей – это все еще более ее опустошает и потому, войдя в воду в гроте, она словно набирается сил от брызг естественного природного источника. Вода, кстати, еще один исконный символ не только природного, но и женского начала. И именно воду хочет подчинить отец Дарьи, заставив первую течь в нужном русле пустыни.

Наблюдая за отцом Дарья осознает, что он по сути враждебен ее природе. Как в начале картины они изображали, что не имею родственной связи, так точно так же теперь оказывается в действительности, ведь она дикая природа и первоисточник, которые завоевывает отец.

Запутавшись в проходах героиня как бы оказывается в стеклянной клетке – здесь она четко понимает, что стала заложницей своего отца. Он патриархальный бог, правящий теперь, после женщин, в это Мире, паразитирующий на изначальном естестве.

 

И в апогее всего этого мы видим череду взрывов, в которых взлетают обломки вещественности, и не так важно, реальные то взрывы, или же воображение Дарьи. Это в любом случае взрыв сознания, слишком разумного, привязанного к вещественности – неизбежный процесс и героиня его проводник, потому что сотворила новое в самых истоках – в Забриски Поинте – и теперь она обновляет этот Мир. Одновременно взрыв является и образом нового творения: любое бытие и разум рождаются в хаотическом взрыве, а посему этот взрыв является одновременно и гибелью и рождением. Гибелью потерявшего себя в безумии разума и одновременно его новым рождением. Но стоит обратить внимание, что все это исходит от Дарьи – она и есть носитель новой реальности, ведь не даром Антониони оставляет в конце одну лишь героиню. Новая женщина, которая должна привнести в Мир исконную творящую силу.

Матриархальное начало человека выживает, потому что из него и родился сам человек: будь он мужчиной, или женщиной. Патриархальное же в пене своей воинственности убивает самое себя.

В последней сцене Дарья уезжает вперед, в будущее…. Прямо в огромное закатное солнце. Самое прекрасное выражение природ, заката цивилизации и творения? - Солнце на горизонте, которое и принесет с собой, рано или поздно, исконная природа человека, которую и заключает в себе Дарья.

 

 

ЛОНОРЕЙТИНГ:

 

Образность: 4\5

Реализация сверхзадачи, идеи: 5\5

 

Художественный посыл

      Социальный: +

      Экуменистический: -

      Гуманистический: +

      Психоаналитический: -

      Философский: +

      Новаторский: +

 

Оригинальность: 4\5

 

Использование киновыразительных средств

      Операторская работа: +

      Монтаж: -

      Работа художника: +

      Музыка: -

      Цветовое решение: +

      Актерская игра: +

 

 

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments