Римайер (rimeyer) wrote in kinoclub,
Римайер
rimeyer
kinoclub

Во имя чести / Assembly

Капитаны нашей войны



Капитан 9 роты народной освободительной армии Китая Гузиди отличился, кроша в паштет бойцов Гоминьдана, увешанных американскими гранатами. Тронутые смертью политрука роты, солдаты Гузиди расстреляли всех пленных в только что освобожденном квартале города. За проступок Гузиди отправили на гауптвахту, а его роту поставили авангардом перед грядущим наступлением войск Гоминьдана.
«Не отступать, пока не услышите сигнальный горн, даже если вы один останетесь в живых!» - приказывает Гузиди полковник Линь. С сорока семью бойцами, включая взятого в роту нового политрука – соседа Гузиди по гауптвахте, капитан держит оборону возле старой угольной шахты, с каждой накатывающей волной наступающих отсчитывая, как минуты, погибших: 15, 32…
Боец, которого мы назвали Уголь (увидите – поймёте почему), твердит капитану, что слышал горн – ему поддакивают другие. Гузиди говорит, что они могут уйти, но сам он останется сражаться, потому что горна не слышал.

9 рота погибла там вся, за исключением контуженного капитана. Отошедшая армия объявила её пропавшей без вести и забыла. Спустя годы после войн (китайской гражданской и корейской) почти ослепший и оглохший Гузиди кладет все свои силы на то, чтобы его бойцов признали героями.

Военная часть «Во имя чести» - мощный трибют самым сильным и красивым фильмам о войне, от «Спасения рядового Райана» до «38-й параллели». Бои в фильме – настоящий отвал башки: динамизм и кровопролитие зашкаливают. Пехота носится по руинам города и прицельно палит из всех стволов, руша оборону врага и закидывая его гранатами. Отстреленных конечностей, разорванных и унесённых взрывами чёрти-куда тел – не перечесть. Ближе к середине появляются еще и танки, поединки с которыми – огненный смерч, раскаленный спор человека и металла. Если бы где-то в мире давали призы за самую стильную войну, Фенг со своим гашением Гоминьдана непременно был бы в победителях.

«Война не закончена, пока не похоронен последний солдат», - эта фраза Суворова регулярно всплывает в речах и прессе, когда празднуется очередной юбилей. Для выжившего Гузиди она стала в некотором роде девизом: он столько раз умирал, что, кажется, движим только стремлением самому похоронить своих мёртвых.
За погибшего на войне солдата китайской семье выдавали 500 унций риса, за пропавшего без вести – 200. Эта материальная причина плюс долг и честь кажутся руководящими мотивами Гузиди, но это неверно; на самом деле причина его действий другая.
«Во имя чести» - вообще, мне кажется, неправильно переведённое название: в оригинале фильм назван просто «Сигнал к отступлению». История схожа с переводом названия военного фильма Ридли Скотта, окрещенного у нас «Чёрным ястребом», хотя на самом деле было – «Падение «Черного ястреба».
Сигнал к отступлению – символ прекращения героизма, исполнения долга и отказ от бессмысленных смертей. У режиссера Фенга в картине нарочно не делается акцента на том, какую важную задачу 9 рота выполнила, кого они там спасли и за что сражались. Они погибли, потому что Гузиди отказался отступить, – и всю оставшуюся жизнь им двигали стыд и страх, что гибель его бойцов была бессмысленной.
Фильм Фенга – про то, что долг и любовь к людям – противонаправленные чувства, и настоящий герой никогда не может быть настоящим гуманистом. О чем-то похожем в своё время пытался сказать Малик в «Тонкой красной линии», но – мимоходом, и его не услышали. А Фенг убийственно точен и беспощаден к нашей системе ценностей.
Он вычерчивает героизм Гузиди на фоне трусливости его нового политрука – сельского учителя Вана. Смысл в том, что Ван, испуганно отшатывающийся от взрывов, только и может любить людей, а стержень капитана – долг и героизм – с гуманизмом никак не совместим. За это Гузиди всю оставшуюся жизнь нестерпимо стыдно, а сигнал к отступлению – символ искупления для него, но он этот сигнал уже никогда не услышит.

«Мальчишек надо учить презирать войну – чтобы они смеялись, глядя на картинки в учебниках истории, – писал Сэлинджер, – Иначе новые поколения обречены на новых гитлеров». Это правда, которая режет глаз и слух, но правда и то, что она вряд ли будет человечеством воспринята.
Война продолжается, пока мы воспитываем её капитанов, – помните об этом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments