desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Хребет дьявола / Espinazo del diablo, El

Чувства, застывшие во времени

Гильермо Дель Торо — один из известнейших мексиканских режиссеров. Его славу в первую очередь составили жанровые эксперименты. Он — один из немногих фильммейкеров Латинской Америки, кто старается делать высококлассные фильмы ужасов. Уже его дебют, «вампирская» картина «Хронос», стяжала незаурядный успех и получила приз критиков на Каннском кинофестивале. Следующая работа, «Мутанты», снята в США. Впрочем, Дель Торо удержался от соблазна вступить на путь превращения в сугубо голливудского постановщика. В прошлом году в нашем прокате шла его картина «Лабиринт Фавна». «Хребет дьявола» (его сопродюсером выступил Педро Альмодовар), как и «Лабиринт», является частью мистической трилогии, действие которой разворачивается в Испании во времена гражданской войны 1930-х годов. Заключительный фильм «3993» должен выйти в следующем году.

В «Хребте дьявола», как и в «Лабиринте», главные герои — дети. Действие происходит в сиротском приюте. Прямо во двор интерната падает, но не взрывается авиационная бомба. В эту же ночь исчезает один из мальчиков. Спустя некоторое время начинают ходить слухи о «ком-то, кто вздыхает». Неуспокоенная душа старается что-то сообщить живым, у которых свои беды: ведь приют оказался среди двух огней — с одной стороны республиканцы, с другой — фалангисты Франко. Все это показано глазами 12-летнего Карлоса, которого его опекун привез в детский дом и там оставил.

Страдания детей для Дель Торо - одна из важнейшим тем. Маленькая героиня «Хроноса» становится свидетельницей перевоплощения ее дедушки в жаждущего крови вампира; другая девочка в «Лабиринте Фавна» придумывает себе целый мир, чтобы хоть как-то защититься от ужасов, совершаемых взрослыми, — но это не спасает ее от трагической гибели. Немногим посчастливится выжить и в «Хребте дьявола». Собственно, в названии нет ничего мистического: так называют аномалию, когда у человеческого эмбриона вследствие генетического отклонения позвоночник не зарастает кожей и просвечивает позвонками наружу. Иначе говоря, название является очевидным символом вопиющей незащищенности героев от общего насилия и несправедливости мира. Не очень типично для стандартного хоррора.

Но в этом и заключается особенность авторской манеры Гильермо Дель Торо. Ситуации с призраками, таинственными убийствами, зловещими комнатами он использует не для того, чтобы пощекотать зрителям нервы, а как повод, чтобы задуматься над серьезнейшими вещами: одиночеством, назначением человека в мире, жизнью и смертью. Любители жанровых конструкций могут употребить термин «арт-хоррор», но, если быть точным, речь идет о настоящей, выдержанной в европейских традициях, драме. Это справедливо и для «Лабиринта Фавна», и для «Хроноса». Именно такая высокая драма разворачивается и в мистических декорациях «Хребта дьявола». Здесь нет до конца виновных, целиком плохих — каждый несет свое бремя судьбы, даже убийца, который вырос без родителей и так и остался на всю жизнь одичалым от одиночества напуганным мальчишкой. Каждый бьется за свою правду, большинство — гибнет. А эмоциональным итогом становится не страх, а большая, искренняя, до комка в горле, печаль. Взросление и возмужание дается слишком дорогой ценой. И время не лечит старые раны — оно лишь консервирует страсти и боль. Гильермо Дель Торо удалось создать историю о детстве и одиночестве для всех, независимо от возраста и страны. Поэтому так запоминается заключительный закадровый монолог: «Что такое призрак?… Призрак — это чувства, застывшие во времени... Призрак — это я». Неповторимая тональность авторской искренности даже после финальных титров звучит долгим эхом...

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments