Римайер (rimeyer) wrote in kinoclub,
Римайер
rimeyer
kinoclub

Categories:

Исчезнувшая империя

Без царя в голове

О северо-запад Империи бьется волна…
…Империя очень прочна. Но волна терпелива.
Юрий Нестеренко

Если ты потерял самолётик, скакалку и мячик,
Значит, ты – распи*дяй! И никто не спасет тебя, мальчик.
Мудрость неизвестного автора


Новый фильм Карена Шахназарова – это вроде бы реквием по СССР, запоздавший и, может быть, последний. Но, наблюдая скрупулезно восстановленную режиссером жизнь в Союзе 70-х годов, искать в ней признаки грядущего распада – дело неблагодарное и безнадежное. Как в последнем фильме про Ганнибала Лектера – не слова про процесс превращения маленького Гани в чудовище, так и в «Исчезнувшей империи» - ни намёка на происходящий процесс исчезновения, только жизнь.

Молодежь всего мира дышит в унисон: даже через плотную завесу железного занавеса советские студенты 70-х всем пульсом ощущали бушующую на Западе сексуальную революцию – раскрепощение нравов, буйство направлений и стилей и жаркий рок от «Роллинг Стоунз» и «Лед Зеппелин». Студент Норбеков, вокруг которого строится сюжет «Империи», слоняется и прожигает жизнь, как и любая молодежь в спокойные годы. Он встречается с девушками, пьёт пиво, дерётся ради друзей и продает в букинистический магазин книги из библиотеки деда-архитектора.

Если пытаться увязать шатания Норбекова и сотоварищей на экране и грядущее исчезновение Союза с политической карты, выходишь на классический вывод: империя кончается в головах. Как у Полякова – «если обнимая девушку, думаешь о другой, то расставание – просто вопрос свободного времени» - так и у Шахназарова: нет будущего у той империи, чья молодежь не шагает на парадах, вскидывая руки в приветственном «Хайль!», а из-под полы продает-покупает пластинки с тлетворным музыкальным влиянием Запада.
Если интерпретировать, у этой древней идеи много отголосков в современной жизни: не будет в России никакой реальной «имперскости», пока не вся молодежь у нас – «Молодая гвардия» и нравы так либеральны, что хоть в загул. Но мне кажется, в своём фильме Шахназаров говорит не о том – а пытается запараллелить судьбу империи с судьбой человека.
Где-то я вычитал, что режиссер изначально не задумывал не показывать главного героя в старости, в аэропорту – просто актёр плохо сыграл и его из окончательной версии вырезали. Но как бы ни было, эта финальная сцена в аэропорту с разговором от первого лица – что-то невероятно близкое к гениальности. Экран словно становится твоим зрением, и вот уже не постаревший Норбеков – ты сидишь в аэропорту потерянный и печальный, сознавая со скрежетом зубовным, что любовь всей жизни не удержал, империя-мечта давно исчезла, а жизнь как-то незаметно и бочком вся прокралась мимо…


p.s. Bonus track: в тему

Конец империи

Империя кончается не там,
Где горы на востоке преградили
Путь легионам, споря белизной
Недвижных снежных шапок с облаками,
Но, сколь бы ни были чисты вершины,
У их подножья - пыль, жара и грязь.

(...)

Империя кончается, мой друг,
В столице, в полумиле от дворца,
Неподалеку от казарм гвардейских,
В одном, тебе знакомом, переулке -
Здесь, возле двери хижины моей,
Куда вхожу я, воротясь с работы,
Империю оставив за порогом
И прах ее с сандалий отряхнув.

(С) Юрий Нестеренко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments