desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Нефть/There will be blood

Сага о Дэниэле Великом

Неизвестно, что хуже — тотальное неприятие или одностороннее, суженное одобрение. Что касается последнего — очевидно, о «Прольется кровь» (дословный перевод названия картины, известной у нас как "Нефть") станут говорить как о приговоре современной (читай — американской) цивилизации, построенной на безжалостной эксплуатации человека и природы. Это представляется ошибочным хотя бы потому, что Андерсону, одному из самых одаренных независимых режиссеров США, подобная тенденциозность категорически несвойственна. Свидетельство тому — его предыдущие блестящие работы; вряд ли кому-либо сегодня придет в голову сводить к изобличению порноиндустрии «Ночи в стиле буги» (1997) или телебизнеса — «Магнолию» (1999).

После просмотра «Нефти» возникают ассоциации с архетипическими сюжетами — «Дон Жуаном», «Макбетом». Или, если говорить о классическом кинематографе, — с «Гражданином Кейном». Ведь перед нами безусловно сильная личность — нефтедобытчик Дэниэл Плейнвью (Дэниэл Дей-Льюис), поставивший себя над законами — и человеческими, и божьими. Мы наблюдаем за его постепенным восхождением к богатству и власти с самых низов — от первых струй нефти, брызнувших из-под его лопаты в темной копанке, к собственным вышкам с сотнями рабочих и роскошному дворцу. Дэниэл — образец первопроходца, он один из тех, кто строил Америку. Однако не все так просто.

Практически все актеры показали яркую профессиональную игру. Прежде всего это Пол Дано, который сыграл святошу и лицемера Эли Санди, и Диллон Фризер в роли сына Дэниэла — юный артист сумел наполнить образ недетской силой. Но если уж говорить об актерской составляющей фильма, то «Нефть» — это прежде всего Дей-Льюис.
В 1990 году этот британский актер получил «Оскара» за роль больного церебральным параличом в ирландско-британском фильме «Моя левая нога: история Кристи Брауна», однако настоящая слава пришла к нему после роли главаря бандитов Билли-мясника в «Бандах Нью-Йорка» Мартина Скорсезе. У Андерсона он сохранил похожий типаж — тот же усач с густыми бровями, внимательным взглядом и коварной улыбкой. Правда, прибавилась шляпа с лихо заломленными полями, строгий деловой или экспедиционный костюм — в результате имеем цельный портрет неординарной и властной личности. Ему неинтересно с людьми, он видит их насквозь. Зная, что правды на земле нет, он уверен, что ее нет и выше. Но вот что удивительно: при всем том, что этот герой шагает по головам, что он с легкостью нарушает свое слово, убивает, отрекается от собственного сына, — в нем есть нечто (и это в равной мере заслуга и режиссера, и исполнителя), что зачаровывает, притягивает, вызывает сочувствие. Для Дей-Льюиса эта роль, безусловно, — наивысшее достижение.

Однако здесь проявляется и специфика режиссуры Андерсона: он открывает зрителю истину постепенно, мы не видим ситуацию сразу и в целом — это как путешествие по дому, в котором каждая новая комната является частью большего и более сложно устроенного помещения.. Одна из загадок — мотивы поступков Дэниэла. Его бунт продолжается до последнего, он даже идет на ухищрения, притворяясь набожным, образцовым прихожанином, — но лишь для того, чтобы под конец нанести свой мощнейший удар, точнее, ряд ударов по всей той фальшивой морали, которую так ненавидит. Возможно, это действительно донжуановский бунт против Бога, а может — макбетовская жажда власти, не считающаяся ни с какими жертвами. Однако, искалечив и погубив не одну жизнь, Дэниэл, как ни странно, в этих жестоких играх все же сохранил свою сущность — какой бы противоречивой она ни была.

Экспрессивности сюжета соответствует и визуальное решение ленты. Андерсон использовал для съемок раритетную камеру и пленку особого формата. Так или иначе, изображение в «Нефти» близко по своим качествам к настоящей живописи. Некоторые эпизоды, к примеру пожар на вышке в середине фильма, безусловно, войдут в историю кинематографа. Да и в целом картина Андерсона — насыщенная страданиями, страстями и красотой — еще долго не будет иметь себе равных, по крайней мере, в Новом Свете.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment