red_kosmopolit (red_kosmopolit) wrote in kinoclub,
red_kosmopolit
red_kosmopolit
kinoclub

Category:
  • Music:

Ирония судьбы. Продолжение

Уже второй год подряд под Новый год нам предлагают примерно одно и то же блюдо. В прошлый раз это был проект «Карнавальная ночь-2», разрекламированный, как сиквел-рекордсмен, снятый спустя 50 лет тем же режиссёром и с той же актрисой в главной роли. На деле он оказался очередным не слишком качественным «Голубым огоньком», участие в котором нескольких неплохих актёров, а главное, факт, что это снял сам Рязанов лишь усилили омерзение от увиденного. Теперь — новый сиквел — на сей раз другого новогоднего фильма — «Ирония судьбы или с лёгким паром».

Очевидно, опасаясь повторного провала, продюсеры не решились доверить дорогостоящий проект прежнему режиссёру, пригласив создателя «дозоров» Бекмамбетова. При всей масштабности замысла, конечный продукт производит впечатление скорей «Королевской жирафы», чем хоть сколько-нибудь осмысленного, пусть и коммерческого произведения. На протяжении двух часов зритель видит различные несуразицы, пьяные кривлянья и рекламу, много рекламы, очень много рекламы. Не зря на фоне столь агрессивной кампании по раскрутке создатели картины постарались по возможности ограничить распространение всякой нежелательной информации, в первом титре пригрозили всем, кто принёс с собой видеокамеру или фотоаппарат тюремным заключением до двух лет, а на демонстрацию по телевидению наложили двухлетний мораторий.

Стоит ли идти в кино на этот фильм, читайте в рецензии "Ирония судьбы. Продолжение"


Тому, кто живёт или часто бывает в московском Тропарёво-Никулино, хорошо известны места, где снимался главный советский новогодний фильм «Ирония судьбы или с лёгким паром». Пусть и нет там третьей улицы Строителей, но зато есть крошечная на фоне окружающих многоэтажек церковь Михаила Архангела, до сих пор не застроенные пустыри, да и рынок у метро зимой кажется абсолютно тем же, что тот, где покупал шампанское персонаж Александра Ширвиндта.

Впрочем, для тех, кто никогда не бывал здесь, да и вообще в Москве не бывал, как и в Ленинграде, пейзажи рязановского фильма не кажутся незнакомыми, как и реальность картины в целом. Несмотря на то, что прошло 30 лет, в тех же квартирах живут в принципе те же люди, которые 31 декабря также стряпают те же салаты, бегают по рынкам и магазинам, испытывая наслаждение от возможности хотя бы раз в год свободно тряхнуть деньгами (т.е. потратить за пару дней всю годовую премию), дурачатся, и, конечно, пьют.

«Продолжение» такого впечатления не производит. Якобы современность выглядит куда более далёкой от жизни большинства наших сограждан, чем якобы давнее прошлое. Уже одно обстоятельство, что из окон ленинградской квартиры, откуда раньше был виден лишь ещё один серый панельный дом, теперь внезапно стало можно прочесть даже буквы на борту крейсера «Аврора», превращает стандартное до боли узнаваемое жильё в условное, существующее только в кино, и не возможное в жизни место.

Есть и много других моментов, явно несуразных. Например, почему «дядя Паша» (постаревший ширвиндтовский Павлик) вдруг ни с того ни с сего, без всяких эмоций рассказывает «Косте» (сыну Жени Лукашина в исполнении Константина Хабенского) историю любви его отца, словно сын никогда о ней не слышал и не догадывался. Дико и непонятно смотрится многочасовое сидение в бане с пивом не пьянеющих (как впрочем и не трезвеющих) весьма немолодых людей. Костя успел уже напиться, доехать в предпраздничные пробки до аэропорта, каким-то чудесным образом зарегистрироваться на рейс, сесть на самолёт, прилететь в Питер, добраться до 3-й улицы Строителей дома 25 квартиры 12, вызвать слесаря, открыть дверь, уснуть, проснуться, поговорить с не ждавшими встречи хозяевами квартиры и почти протрезветь, а отправивший его в путешествие «дядя Паша» всё ещё сидит в бане завернувшись в простыню, мучая всё ту же самую бутылку пива «Золотая бочка».

Мир фильма «Ирония судьбы. Продолжение» с одной стороны абсолютно фантастичен: как может пенсионер Лукашин разъезжать в дорогущем фирменном экспрессе, пьяный Дед Мороз (в исполнении Ефремова), получающий по 500 р. за вызов, разъезжать ночью на такси в аэропорт и обратно, и как, наконец, человека могли пустить в баню — а тем более в парилку — в ботинках и чёрном пальто? С другой стороны, он весьма узнаваем по многочисленным цитатам из нового российского кино и обилию упоминаемых брендов. Каждый из спонсоров весьма дорогостоящего кинопроекта так или иначе появляется в кадре, причём, хронометраж повидимому напрямую зависит от суммы вклада. Абсолютными лидерами являются «Билайн», пиво «Золотая бочка», майонез «Кальве», авиакомпания «Аэрофлот» и конечно — новая Тойота Камри, на которой с шиком разъезжает «новый Ипполит» — персонаж Сергея Безрукова преуспевающий билайновский менеджер Ираклий. Даже неизбежная сцена с разбитием машины снята как качественный рекламный ролик и венчается убойным рекламным слоганом «На другой машине разбился бы насмерть».

Попытки точного воспроизведения некоторых деталей старого фильма не делают «Продолжение» хоть сколько-нибудь похожим на старые советские фильмы. Банные сцены отсылают скорей к «особенностям национальной бани», впрочем, без даже вялых попыток воспроизведения банного колорита, эпизод со служебными хлопотами Ираклия, кажется, списан из балабановских «Брата 1» и «Груза 200», втиснута в фильм и популярная тема ментов.

Но главным новшеством «Продолжения» стало в целом нехарактерное для послесталинского советского кино разделение персонажей на «хороших» и «плохих» людей, играющих свои роли на фоне столь распространённых в российском кино современном — «нелюдей». Хотя богатенький менеджер Ираклий и является по логике сюжета «плохим» персонажем, в конце он всё-таки что-то начинает понимать в жизни и улетает в родной Владивосток. Занудный и злобный (и абсолютно плоский по сравнению с рязановским фильмом) Ипполит Матвеич тоже вроде человек, во всяком случае — такое право дано ему благодаря тому, что он — персонаж старый, и соответственно — предполагающий общенародную любовь.

А вот что касается статистов, эпизодических персонажей, то это уже не те пусть порой и нетрезвые, но всё равно приветливые и сохраняющие чувство собственного достоинства советские люди, которые встречаются на каждом углу в первой картине. Мир «продолжения» наполнен агрессивными пограничниками, сатанеющими при выключении телевизора с Максимом Галкиным старухами, грязными дедами морозами, сальными кавказцами и уродливыми таксистками.

Есть родная квартира, аэропорт, сауна, вагон фирменного поезда — те места, где герои могут находиться. И есть всё остальное — жуткая Россия заблёванных ментовок, питерских коммуналок и вонючих соседских квартир, которая стремится поглотить или уничтожить хрупкий мир «хороших и плохих людей», неважно — богаты они или бедны, главное — у них есть общие вкусы и ценности, «духовность», выделяющая их среди окружающего «быдла». Даже снова летящий в новогоднюю ночь на самолёте, теперь уже из Ленинграда в Москву Эльдар Рязанов, когда-то позволивший подвыпившему соседу положить себе на плечо голову, теперь уже вовсе не скрывает брезгливости к оказавшемуся в состоянии «быдла» молодому Лукашину.

Итак, прежде — узнаваемые характеры, теперь — узнаваемые бренды. Отрицание человеческой индивидуальности, за которое так ругала интеллигенция Советский союз, превратилось теперь в отрицание самого человека. Из фильма мы так и не поймём, за что же полюбила молодая Надя молодого Женю и куда в конце концов подевалась Галя. Ведь важны не сами персонажи, а актёры их играющие, а также что они едят, носят и смотрят.

И не важно даже, что немолодая питерская учительница русского языка и литературы, скорее всего — уже заслуженный педагог высшей категории и отличних народного просвещения почему-то стала говорить с сильно выраженным польским акцентом. Ведь это не постаревшая Надя в кадре, кому она нужна-то на самом деле, старая учительница, которая на самом деле скорей всего стала одним из тех, кто сатанеет при выключении телевизора с Галкиным. Это ведь на самом деле сама Барбара Брыльска, играющая уже саму себя, вернувшуюся спустя 30 лет, чтоб сняться в продолжении фильма. А Барбара Брыльска должна говорить с акцентом. И Ленинград — это уже не советский Ленинград с многоэтажками, а постсоветский Питер, в котором должен быть и вид на крейсер «Аврора» из окна, и зассаные дворы, и менты.

Согласно самого замысла, фильм просто не может не быть обречён на коммерческий успех. Мало того, что продолжение той самой, знакомой каждому истории, так ещё и с таким модным режиссёром. Уже сейчас, по данным журнала «Русский Newsweek» тираж «Продолжения» составил 1050 фильмокопий, побив российский рекорд и превысил тиражи «Властелинов» и «Гарри Поттеров» в странах более развитым, чем в России кинорынком — Англии и Франции. И посетители столичных и провинциальных мультиплексов наверняка будут вполне удовлетворены увиденным. Кино в России давно перестало быть искусством для народа, превратившись в атрибут пригламуренной жизни людей, идентифицирующих себя со средним классом. Тем, кому по карману ходить в кино, тем, кто считает себя «продвинутыми» и «перспективными» новый фильм, безусловно, понравится. Они смогут заценить и «Ролекс» на руке Безрукова, и его мобильник с блютузом и хэндс-фри, и как «жгут» старики, и как ловко обходится с ментами Хабенский. Все остальные в ближайшие два года будут ждать телевизионной премьеры.

PS: Говорят, что советское искусство было сплошь идеологизированным. В рязановской картине, несмотря на новогоднюю атмосферу, физиономия генсека так и не появляется, а после боя курантов вместо советского гимна сразу же включается лиричный Таривердиев. В новом фильме мы видим портрет Путина, и слышим полностью (!) гимн про державу и славу. Говорят, что советское искусство состояло из сплошных табу. В рязановской картине главный герой напивается как свинья, а главная героиня — учительница — курит. В новой картине пьёт только быдло, а сигареты практически отсутствуют, как явление.


http://socialism.ru/cinema/review/twist-of-fate-continuation
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments