accionmutante (accionmutante) wrote in kinoclub,
accionmutante
accionmutante
kinoclub

Убийцы (Ubiytsi)

 

Убийцы (1956) Андрей Тарковский, Марика Бейку, Александр Гордон.

Главный убийца в студенческой "коротышке" третьекурсника Тарковского – это, конечно же, сам Андрей Арсеньевич. Бригадный подход – во многом иллюзия: сожители по хронометражу катастрофически не совпадают по весу и качеству. Взглядом хозяина смотрит на происходящее Андрей Тарковский, лично появляясь в роли залётного посетителя. Насвистывая джазовый шлягер тех лет "Lullaby of Birdland", он разве только не отдаёт нам под козырёк: "Мол, всё схвачено". И всё действительно схвачено и загнано, втиснуто в узкое кинопространство – мгновенно приходит на ум сравнение с предельной теснотой бара в начале "Сталкера", а также с необжитостью и бытовой запущенностью станции "Соляриса". АТ направляет свет, создаёт тени и ставит новаторские ракурсы с точностью киллера, подстерегающего жертву. Но до поры зрителю, как и бармену Джорджу, определённо везёт – в скором будущем Тарковский станет бить с порога и сразу в сердце.

 Жанровый Тарковский потерян – советскому нуару не быть, и нашу "Печать зла" ставить никто не собрался. Ну да потеря невелика, ведь в последние шесть минут нас ждёт чудо-утешение. Финал, снятый Александром Гордоном, не имеет явных достоинств, но дарит сильнейший актёрский дебют человеку, лёжа победившему все режиссёрские нападки АТ. Это Василий Шукшин, резкая противоположность Тарковского, одинокое украшение сцены в комнате шведа Оле Андресона. И в свете первых же затяжек сигареты – а во тьме различимы лишь щёки и лоб – есть чему поразиться: уже в середине 50-х Василий Макарович обыграл на экране образ Егора Проскудина из "Калины красной". Правда, Егор здесь пока не тот, что сам попрёт на гибель, не смурной ухарь, получивший рассрочку от смерти, а преждевременный труп, обессиленный близостью и неотвратимостью расправы.

 Несмотря на нездоровую любовь творческой, технической и любой другой тогдашней интеллигенции к произведениям и настенным портретам Эрнеста Хемингуэя, "Убийцы" остаются чуть ли не единственным и при том побуквенным переложением писателя в Советском Союзе, да и в России вообще. Как знать – может, если бы Большой Хэм удосужился ознакомиться с лучшей экранизацией одной из своих самых растиражированных новелл, то отсрочил бы дату смерти. Хотя бы из любопытства – что ещё нам покажет этот наглый юнец.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments