Восточноевропейский кролик-зануда (cinefile) wrote in kinoclub,
Восточноевропейский кролик-зануда
cinefile
kinoclub

Categories:

Нордфорк (Nordfork)

Я уже давно заметил, что большинство актеров, дорвавшихся до режиссуры, выбирают для своего дебюта по ту сторону камеры что-то на редкость замороченное. Объяснение этому простое: актер - существо подневольное, вне зависимости от уровня его дарования, ему приходится подчиняться воле режиссера, и обозначить свой ум, тонкость и глубину обычно не удается; а тут такой шанс! Поэтому, когда я посмотрел на пиратском DVD "Нордфорк" - без сомнения, самый странный фильм из виденного мной за последние несколько лет, - первое, что пришло мне в голову, это предположение, что режиссер Майкл Полиш, чье имя мне абсолютно ничего не говорит, во-первых, дебютант, а во-вторых, актер. Правда, в своем фильме он не играл, в отличие от своего брата-близнеца Марка, с которым они вместе написали сценарий, но это ничего не значит. Может, он просто не хотел разбрасываться?

На деле оказалось, что это третий полнометражный фильм Полиша, так что все мои предположения оказались ошибочными. Это окончательно завело меня в тупик, потому что другого объяснения, зачем братья Полиши затеяли это, и что они этим хотели сказать, я не нашел. Замечу, что синопсис, напечатанный на обложке диска, обещал мне, может быть, не совсем обычную, но, вместе с тем, вполне житейскую историю:
Жители маленького американского городка Нордфорк оказались в неприятной ситуации, когда выяснилось, что после запуска ГЭС долина, в которой они живут, будет полностью затоплена. Хотят они этого или нет, но всем нордфоркцам надлежит в скорейшем порядке покинуть свои дома и переселиться в другое место. Кто-то сделал это сразу, а кто-то ни за что не хочет покидать родные места. За последними приехали специально обученные люди, которым приказано всеми правдами и неправдами вытурить аборигенов из их домов. Среди тех, кто все еще остался в Нордфорке, – отец Харлан (Ник Нолт), находящийся на его попечении крайне болезненный мальчик Ирвин, а также еще несколько второстепенных персонажей.
Но дело совсем не в сюжетной подоплеке. Это лишь фон. Сцены с людьми в черном (одного из них, кстати, играет Джеймс Вудс), разъезжающими по бесплодной пустыне, которую представляет из себя Нордфорк, перемежаются полумистическими сценами, в которых мальчик Ирвин, умирающий на кровати в доме отца Харлана, общается со странной четверкой: странным мужчиной в чалме, носящим еще более странное имя Чашечка Чая (Робин Сачс), странной женщиной в парике, носящей имя Цветок Геркулеса (Дэрил Ханна), странным безруким всезнайкой с совершенно издевательским именем Счастливый (Энтони Эдвардс) и еще одним чуть менее странным типом, который просто отсвечивает рядом и имя которого я не запомнил (Бен Фостер). Эти четверо разыскивают потерянного ангела, а мальчик уверяет, что это он и есть, и в доказательство предъявляет футляр с крыльями, шрамы на спине, откуда их отрезали, и на висках, откуда был удален нимб.
Бессмысленная многозначительность – одна из самых ненавистных мне в кино вещей, а ей, на мой скромный взгляд, фильм наполнен до кроев. Также предостаточно в фильме долгих планов а-ля Антониони и Тарковский (которые в соединении с этой самой бессмысленной многозначительностью дают совершенно убийственный эффект, как минимум, навевая смертельную скуку) и пресных диалогов, от которых хочется выть. В силу вышеизложенного, после фильма у меня остались лишь сожаление об убитом зря вечере, недоумение и маленькая толика сомнения в себе, которая вообще всегда со мной.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 40 comments