desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

«Душка» / Dushka.

Навязчивая душевность

Новый фильм известного нидерландского режиссера Йоса Стеллинга называется Dushka. Это не просто прозвище, а единственное имя русскоязычного чудака и неудачника (его играет бывший киевлянин Сергей Маковецкий), нескладного человека в шапке-ушанке, который однажды сваливается на голову Бобу (Жин Бервутц), голландскому сценаристу, и остается у него жить.

Проблемы Боба — недописанный сценарий, безнадежная влюбленность в юную красавицу кассиршу (Сильвия Хукс) из соседнего кинотеатра, — после появления Душки заостряются многократно. Потому что герой Маковецкого — это настоящие тридцать три несчастья, разрушительная стихия в быту, а главное, он просто не отлипает от несчастного голландца даже в довольно интимные моменты, доводя невозмутимого интеллектуала до бешенства и антигуманных мыслей.

В целом «Душка» — типичная лирическая комедия. Интереснее, впрочем, то, что в этом случае имеем яркий конфликт двух абсолютно разных актерских школ. Ведь фильмы Стеллинга являются, условно говоря, царством выразительного молчания. Актеры здесь по большей части флегматики и меланхолики, играют неспешно, разговаривают мало, да и то произносят малозначительные фразы. В картинах, обеспечивших Стеллингу мировую известность, — «Элкерлик» (1975), «Иллюзионист» (1984), «Стрелочник» (1986), «Летучий голландец» (1995), такая сдержанность достигает уровня иконографической выразительности, когда актер воплощает не просто персонаж, а своего рода символическую, даже архетипичную фигуру. Душка — безусловно, тоже символ. Однако Маковецкий — чистейший экстраверт, балагур и шут; стеллинговская неторопливость абсолютно не для него. Поэтому он фактически делает свой фильм, а другие актеры и режиссер — свой.

Две основные линии — Душки и Боба — к сожалению, не пересекаются так, как, возможно, того хотел бы автор. Понятно, что Душка олицетворяет то лучшее, что есть в Бобе, он является кем-то наподобие его наивной детской души или непутевого ангела-хранителя. Но осознание этого происходит без потрясения, которое присутствует в ранних фильмах Стелинга и должно было быть здесь; зрителю все приходится додумывать, а не переживать.

Чувствуется, что Стеллинг работал в новой для себя среде. Часть сцен, в том числе финал, снималась в Киеве, в частности в интерьерах Дворца «Украина» и на прилегающих к зданию улицах, а также в заповеднике в Пирогове. Даже городской пейзаж выглядит экзотично, а автобус с украинцами (среди которых и Руслана Писанка в образе матери Душки) похож одновременно на цыганскую кибитку и странствующий цирк. Куда досаднее то, что вторая половина ленты уж слишком расхлябана в плане режиссуры и сценария. Все же западноевропейское пространство больше побуждает к четкости и сконцентрированности в форме.

«Душка» не является достижением; безусловно, не назовешь его и провалом. Об этом фильме приятно вспомнить, хотя вряд ли возникнет желание посмотреть во второй раз. Взявшись буквально визуализировать миф о таинственной российской (славянской) душе, Стеллинг, очевидно, хотел сделать как раз такое душевное, теплое кино. Вышло мелодраматично и непритязательно. Но действительно душевно.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments