desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Нина РУСЛАНОВА: «Я впервые на экране говорю кому-то слово «мама»

Фильм молодого одесского режиссера Евы Нейман по мотивам рассказов Фридриха Горештейна «У реки», на днях вышедший в украинский прокат - это как раз тот случай, когда происходящее вокруг премьеры интереснее, нежели сама премьера, сам фильм (по моему мнению, удавшийся равзе что в подборе актеров, но это отдельный разговор. В данном случае таким сопутствующим событием стала пресс-конференция, в которой приняли участие Ева Нейман и исполнительница одной из главных ролей — Нина Русланова.

— Ева, удалось бы вам снять фильм, если бы вы учились в Киеве?
Ева НЕЙМАН: Я не знаю, что было бы, если бы… Я училась в Берлине, все свои фильмы снимала в Украине, мне здесь очень хочется снимать, я сюда стремлюсь. И даже документальные фильмы за немецкие деньги я все равно умудрялась снимать в Украине, в Одессе. Это так. А если бы я училась в Киеве… Я совсем не могу на этот вопрос ответить.
— Вас часто сравнивают с Кирой Муратовой…
Е. Н.: — Кто сравнивает, журналисты? Ну, понимаете, такие комментарии были неизбежны, это закономерно, об этом говорили еще до того, как я сняла кино. Когда я пришла на киностудию, говорили, что это будет Муратова номер два. Я не знаю… Ребята, называйте как хотите. Время поставит все на свои места. Я не знаю, почему так говорят. Наверно, кого-то идеализируют из нас двоих. То ли меня, то ли Киру.
— Вы сами родом из Запорожья, а снимали при этом на Одесской киностудии. Почему именно там, а не в Киеве, на студии имени Довженко?
Нина РУСЛАНОВА: — Ну, на Киевскую киностудию сложно пробиться… А вы были на Одесской киностудии? Вы знаете, во что она превратилась?
Е. Н.: — Во-первых, у меня там родственники. Очень значительные. Две тети. А, во вторых, там действительно мои корни. В- третьих, я очень люблю этот город…
Н. Р.: — Где, где?
Е. Н.: — В Одессе.
Н. Р.: — А, в Одессе. Я думала, в Запорожье.
Е. Н.: — Я родилась в Запорожье, а так у меня все родились в Одессе. Каждое лето меня возили к морю...
Н. Р.: — Из Запорожья.
Е. Н.: — Из Запорожья.
Н. Р.: — Поэтому ты снимала в Одессе.
Е. Н.: — И даже если не на киностудии...
Н. Р.: — Ты бы все равно снимала в Одессе.
Е. Н.: — Да, я снимала в Одессе, даже если киностудия не имела к этому никакого отношения. Просто приезжала со своей камерой и снимала в Одессе. А в Запорожье не снимала. Что я могу сказать? Меня тянет в Одессу.
— Нина Ивановна, были ли у вас опасения, что работаете с дебютантом?
Н. Р.: — Вы видите, чтобы я чего-то опасалась? Пусть они боятся. Нет, не было. Ева довольно профессиональный человек, как оказалось. Хотя и называется дебютант, но она, видимо, до этого много поработала в кино, и знает, что это за процесс.
— Как вас принимают на разных фестивалях, в разных странах?
Е. Н.: — Вы знаете, для режиссера это сложный, тонкий вопрос. Я всегда очень нервничаю. В разных странах по-разному. В Роттердаме по-своему реагируют. На второй показ пришло намного больше людей, на третий еще больше. В Москве, мне показалось, реагировали очень хорошо. Во всяком случае, подходило много людей, говорили комплименты. На самом деле, кто хочет сказать хорошее, подойдет. Кто хочет сказать плохое, тот не подойдет, я об этом не узнаю. Зал дышит по-разному. Ну что, я буду себя хвалить, что ли?
Н. Р.: — А почему бы не похвалить? Все хорошо, Ева молодец, очень симпатичное кино, я хорошо сыграла (смех в зале). Все прекрасно знают, что хорошее кино, хорошие артистки, ты хороший режиссер. Дышат все одинаково. Одним и тем же воздухом. Кислородом. Так что чего вы? Хорошо смотрят.
— Как пришла идея сценария? Рассказ Горенштейна — это такая редкость в современной Украине.
Е. Н.: — Рассказ Горенштейна — это вообще, как оказалось, большая редкость. Я прочла эту книгу, мне она очень понравилась, очень тронула, я с ним познакомилась в Берлине, и мы решили работать.
— Вы молодая, хрупкая женщина — как вам удалось руководить столь сложным процессом, как съемки полнометражной картины?
Е. Н.: — Вы знаете, хрупкая… У меня в группе были такие мощные женщины, они тоже, бывало, плакали. Так что… Я старалась руководить процессом. Мне часто это удавалось. Очень часто процесс был еще лучше, чем мне удавалось им руководить. Или как еще сказать... Но я очень старалась. Были люди в группе, которые меня поддерживали, были, разумеется — это коллектив — и те, кто не очень поддерживал, это мешало. Но так вот из всего этого сложилось то, что вы сегодня увидите.
— Плакали?
Е. Н.: — Нет.
— Кричали?
Е. Н.: — Кричала ли я? Не-е.
Н. Р.: — Кричала, кричала.
Е. Н.: — Не кричала.
Н. Р.: — На меня очень сильно кричала. Очень сильно. Я из-за этого плакала. Не верите? (обращается к Нейман) Закричи на меня. А я заплачу. Чтобы поверили люди. Кричала, кричала. Честно говорю. «Что это такое!» — таким противным голосом, от которого хочется плакать.
— (Мой вопрос) У меня два, так сказать, Муратовских вопроса. Ева, насколько мне известно, вы были стажером на одном из фильмов Муратовой. Чему вы научились у нее? И аналогичный вопрос к Нине Ивановне — вы снимались у Киры Георгиевны — чему вы научились как артист, как исполнитель?
Е. Н.: — Откуда вы знаете, что ассистентом? В прессе читали?
— В релизе прокатчиков.
Денис Иванов, представитель компании-прокатчика: В релизе написано, что Ева была практиканткой.
— Практиканткой, простите.
Е. Н.: — Стажер сидит, тихонечко наблюдает, главное — не мешает. Что такое быть практикантом в кино… (с нарастающим раздражением) Что вы хотите? Чему я у нее научилась? Что вам надо? Что, еще раз что-то списать из того же релиза, что? Что вам подтвердить надо, что?! Я сделала кино, посмотрите кино. Оцените мою работу. Причем, я вас прошу, попытайтесь, — может быть, это очень сложно для вас — попытайтесь смотреть глазами и сердцем. Свет выключится в кинотеатре — каждый остается один. Вот вы смотрите один кино. И вам все будет видно. И чему я научилась, и чему я не научилась, и что у меня совсем не получилось, и что у меня очень хорошо получилось, или ни то ни се, вы все увидите сами.
Н. Р.: — Вот, простите… Вы задавали вопрос, кричала ли она на нас… Слышите? Вот это. Вот этот змеиный язык слышите? Вот это жало, которое досталось молодому человеку, который с любовью смотрит на нее и говорит: «чему вы научились у классика кино, уникума такого, как Кира Муратова?» — (передразнивая) «Что вы хотите?!» — сразу. А вы говорите, она не кричала. Слава богу, что вы не заплакали.
— У меня железные нервы.
Н. Р.: — Вы знаете, отвечая на ваш вопрос — да, действительно, я начала сниматься у такого режиссера, как Кира Муратова, считаю ее безусловным гением кино, счастлива тем, что я встретила на своем пути, в своем дебюте именно ее. Я уже говорила журналистам, что если бы не встреча с Муратовой, наверно, с кино у меня были бы другие отношения. А научила она меня очень многому... (сигнал мобильного) Я прошу прощения, это у меня мой телефон так кукарекает. Алло? Доченька, я сейчас на пресс-конференции, у меня тут очень много фотоаппаратов, и все думают, что я не то говорю. Перезвони мне или я тебе перезвоню. Через сколько? Ой, я не знаю. Тут очень много людей, очень много вопросов, все очень много смеются, не знаю почему. Я так счастлива, что все смеются… Ну все, дочь, потом. Давай, пока. Извините, я прошу прощения. Деньги мои тратит. Я возвращаюсь к нашей теме. Я действительно очень благодарна ей. Я снялась у Киры в пяти картинах, и надеюсь на дальнейшее сотрудничество с ней, потому что каждый раз, когда я у нее снимаюсь, мне кажется, что у меня что-то новое открывается. Я никогда не думала, что она мне преподнесет такой гениальный сценарий, как «Настройщик». Я такого никогда не играла. Я могла это сделать только у Муратовой. Вы со мной согласны? Ой, как приятно. (Еве Нейман) А ты шипишь. Приятный молодой человек. Спасибо вам. И это просто радостно иметь в Украине такого гения. И всячески надо его поддерживать. (передавая микрофон Нейман) На, моя девочка, не волнуйся.
Е. Н.: — Ну понимаете, этот вопрос… Вы же знаете…
— Это не про влияние на ваш фильм, это про вашу творческую биографию. Просто интересно, как вы росли.
Е. Н.: — Киру Муратову я бесконечно ценю, и по-человечески она всегда вела себя очень благородно. Когда мне было тяжело, когда решалась судьба фильма, она фильм поддержала. Она познакомила меня с Анной Павловной (Чмиль — глава Государственной службы кинематографии), я ее ценю как мастера, как художника, но… Но что?..
Н. Р.: — (быстро) Ты сказала все, спасибо. Продолжаем разговор.
— Нина Ивановна, хотели бы вы играть на украинском языке?
Н. Р.: — Мы пошепчемся с продюсером… Сейчас мне Кира Георгиевна… Я не хочу, конечно, говорить… Но она предложила, чтобы я на украинском у нее что- то сыграла. І я зараз дома, в Москві, заново вчу українську мову. В мене є «Кобзар» Тараса Григоровича Шевченка, і оце я читаю ті вірші, і намагаюся все це запам’ятати, але дуже важко (аплодисменти)... Ось. Але такі гарні в нього вірші, я так люблю його. Вибачайте, правда. Я навчуся.
— Ева, каковы ваши творческие планы?
Е. Н.: — У меня планы есть, я над этим работаю. Но я уже несколько раз говорила — я суеверная, и боюсь сказать.
— Нина Ивановна, скажите, вот Ева Нейман — молодой украинский режиссер…
Н. Р.: — А я так, старая жопа- артистка…
(взрыв хохота)
— …А кто из молодых режиссеров вам интересен?
Н. Р.: — Ну если я не играла у него, он мне и неинтересен. Мне интересен только тот, кто меня приглашает. А тот, кто меня не приглашает, мне абсолютно не интересен. Я даже не интересуюсь им. (смех)
— А кто вас приглашает?
Н. Р.: — Ева Нейман пригласила. Молодой режиссер, мне она интересна.
— Если говорить о режиссуре, как о сумме профессиональных приемов — можно ли этому научиться?
Е. Н.: — Есть мастера, у которых можно и нужно учиться. Но о какой сумме профессиональных приемов вы говорите — я не знаю. Нет рецепта сделать хороший фильм. Его нет ни у Муратовой, ни у Куросавы, не было ни у Тарковского, ни у Пупкина… Такого рецепта нет вообще. И я не знаю, что такое сумма профессиональных приемов. Если вы мне хотите рассказать — я вас законспектирую, попытаюсь, может быть, сработает. Если вы проанализировали кино и знаете какие- то профессиональные приемы, вы мне скажите, я только отблагодарю..
— Тогда проще: можно ли обучить режиссуре?
Е. Н.: — Учиться следует. Мне так кажется. Но вы поймите, я начинающий режиссер, и я не в том положении, когда могу вещать об образовании, о проблемах украинского кино…
— Почему вы пригласили именно Русланову?
Е. Н.: — Я очень люблю эту актрису. Даже когда сценарий еще не был написан, когда мы с Горенштейном просто говорили, игрались в кино — мы думали о Руслановой. Нина Ивановна хронологически, скажем, была первой актрисой, которой я позвонила. И для меня это большой подарок, что она согласилась играть и очень большая ответственность.
- А вы сразу согласилась?
Н. Р.: — Сразу, сразу. Ева по телефону мне позвонила и сказала, что она дебютантка и хочет предложить мне работу. Я много снималась, но когда я прочитала сценарий, он очень сильно откликнулся в моей душе. Объясню, почему. Я сирота и мать свою никогда не видела и не знала. Я с двух месяцев воспитывалась в шести детских домах, в Харьковской области. И когда мне предложили сценарий «У реки», я с радостью согласилась, потому что я впервые на экране говорю кому- то слово «мама». Это так запало мне в душу... Я так благодарна Еве, что она именно меня позвала на эту роль. Я хочу, чтобы в вашей душе какой-то кусочек этого фильма остался. Чтобы вы его отнесли домой. Спасибо вам огромное, что пришли.

Дмитрий Десятерик


Биографическая справка:
Нина Ивановна Русланова родилась 5 декабря 1945 года в городе Богодухов в Украине, выросла в детском доме в тяжелое послевоенное время, имя и день рождения выбрала себе сама. В 1960 году окончила строительное училище, а затем поступила в Харьковский театральный институт, но проучившись там два года, решила ехать в Москву — поступать в Театральное училище им. Щукина, куда и была сразу принята. Училась на одном курсе с Кайдановским и Филатовым. Училище окончила в 1969 году и ее тут же пригласили работать сразу в несколько театров — «Современник», «Таганка», Театр им. Вахтангова. Нина Русланова выбрала последний, где проработала 15 лет. С 1985 по 1988 год артистка играла в Театре им. Маяковского, с 1988 года — актриса к/ст им. М. Горького.
Русланова дебютировала в кино 1967 году в роли Надежды, в фильме Киры Муратовой «Короткие встречи», будучи студенткой 2-го курса. В ее актерском списке более 100 ролей, она снималась у таких режиссеров как Алексей Герман, Кира Муратова, Георгий Данелия, Эльдар Рязанов, Алла Сурикова. Зрители запомнили ее по фильмам «Цыган», «Афоня», «Не стреляйте в белых лебедей», «Мой друг Иван Лапшин», «Завтра была война», «Собачье сердце», «Зимняя вишня», «Небеса обетованные», «Мама не горюй». За 40 лет работы в кино она создала целую галерею колоритных женских образов.

Избранная фильмография:
1967 — Короткие встречи; 1973 — Афоня; 1974 — Тени исчезают в полдень; 1981 — Будьте моим мужем; 1982 — Берегите мужчин; 1985 — Зимняя вишня; 1985 — Возвращение Будулая; 1985 — Валентин и Валентина; 1987 — Завтра была война; 1988 — Собачье сердце; 1990 — Гамбринус; 1991 — Небеса обетованные; 1991 — Афганский излом; 1997 — Бедная Саша; 1997 — Мама, не горюй; 2002 — Чеховские мотивы; 2005 — Настройщик; 2005 — Первый после бога; 2007 —У реки.
Tags: персоны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments