red_kosmopolit (red_kosmopolit) wrote in kinoclub,
red_kosmopolit
red_kosmopolit
kinoclub

Categories:

Вместе / Tillsammans

Вместе

Эрик — член организации с мудреным названием «Коммунистический союз марксистов-ленинистов революционеров», и, судя по нему — маоист. Подобные группы, типа сартровского «Дела Народа», возникли в 1969–1970 после того как за бурей в Европе последовала реформа, студенты быстро выдохлись, реформисты взяли на себя роль предателей, а коммунисты оказались хуже, чем реформисты.

Не столько хороший фильм сколько замечательная рецензия. Левым, анархистам, да и вообще всем кто хочет чего-то поменять. Читаем рецензию на фильм "Вместе"

В ноябре 1975 в городе Стокгольме начинающий алкоголик Рольф (Майкл Нюквист) ударил свою жену Элизабет (Лиза Линдгрен). Ответная реакция мгновенна — жена собирает вещи и вместе с двумя детьми переезжает к брату Йорану (Густав Хаммарстен). А у брата в доме живет коммуна Tillsammans («Вместе») — заплутавшее эхо 1968. В пестром сообществе хиппи, пацифистов, радикалов, феминисток, социалистов и гомосексуалистов «нормальных» людей не было, нет, да и не предвиделось, пока не появилась Элизабет.

Такова завязка, впрочем, одновременно и развязка нового фильма Лукаса Мудиссона.

Вторая картина «второго Бергмана» разочаровала. Лучший нордический фильм 2001 обозначил досадную осечку в северном киновозрождении. Несмотря на массу призов он не идет ни в какое сравнение с «Покажи мне любовь» (Fuck Amal). В первой работе лесбейская сексуальность подростков подана как естественный протест против провинциальной ограниченности и тупизма, а также как единственно доступный им тактический маневр в сражении за любовь.

Уровень картины «Вместе» на порядок ниже. Фильм безусловно смешной, но комическое возникает тут в мотивировании высоких идей, принципиальных решений и поступков взрослых людей обычными сексуальными неврозами. И главными проблемами оказывается банальное: кто кого любит, кто с кем спит и кто чей, а главным мотивом — хит Дэна Маккаферти «Love Hurt» (Любовная боль). А те, кто все-таки хочет отделить одно от другого (Эрик) выглядят абсолютно законченными клоунами. Подобные трактовки не новы и стоило ли снимать ещё одну ленту на избитую тему?

В Tillsammans не едят мяса, не пьют Coca-Cola, не смотрят TV. Прекрасно. Но почему это надо делать принципиально — непонятно. И как объяснить эти «принципы» детям?

Здесь говорят о социализме, на стенах портреты Че Гевары и Ленина, но на самом деле Tillsammans — просто некий релаксационный центр, своеобразная «кушетка психоаналитика» для обиженных жен, страдающих мужей, закомплексованных детей и одиноких стариков. Иными словами — оптимистический Love Hurt.

Хотя картина Мудиссона и не оригинальна, тем не менее, она правдива. А раз так, то мы можем взять несколько полезных уроков. Особенно интересны два персонажа: Эрик (Олле Сарри) и Анна (Джессика Лидберг).

Эрик — член организации с мудреным названием «Коммунистический союз марксистов-ленинистов революционеров», и, судя по нему — маоист. Подобные группы, типа сартровского «Дела Народа», возникли в 1969–1970 после того как за бурей в Европе последовала реформа, студенты быстро выдохлись, реформисты взяли на себя роль предателей, а коммунисты оказались хуже, чем реформисты. Революционные ситуации уже были подавлены, но 68-й показал, что ранее немыслимое оказалось возможным.

Сын банкира, отказавшийся от своей семьи и сменивший фамилию, идет по заданию организации работать на завод, чтобы вести пропаганду среди рабочих. Но у Эрика ничего не получается, его никто не слушает. Не только потому, что Эрик — не Сартр. Просто Эрик не пропагандирует, не убеждает, а ставит условия и выдвигает ультиматумы. Он использует слова «революция», «рабочий класс», «народ» как заклинания, но ни на кого они не оказывают никакого магического действия — на дворе ведь 1975. Но Эрик застрял в 1968, и поэтому в его глазах все окружающие — или предатели, или дураки, или обыватели.

Эрик не может связать марксистские идеи с повседневными проблемами каждого человека, он не понимает людей и их жизней, а значит, в конечном итоге, не понимает и марксизм. Он вообще не способен говорить ни о чем, кроме революции, и не способен слушать никого, кроме себя. Выставив газету «Пролетарий» как щит он идет в атаку на Элизабет. «Ты обычно читаешь эту газету? „Пролетарий“?», — «Н-н-нет», — «Это мы её издаем, марксисты-ленинисты-революционеры. Слышала о нас?», — «Н-н-ет», — «Хочешь завтра пойти на наше информационное собрание?», — «Не знаю… Кажется это не для меня…», — «Да? Ну, тогда выкини все это из головы!».

Душа Эрика горит, но не способна зажечь никого вокруг, а потому он медленно выгорает изнутри. Ему в голову уже лезут маниловские прожекты о быстром коллапсе системы, если все рабочие вдруг заберут свои деньги из банков. Эрик смешон, но судьба его, которую нетрудно предсказать, далеко не смешна. Он переедет в другую коммуну, потом в третью; устроится на новый завод — но везде будет одно и то же. Затем последует деморализация и депрессия с возвращением в отцовский дом. Или озлобление и истерия, откуда один путь ведет в сектантскую замкнутость, а второй — к террору.

Организацию Эрика также не ждут триумфы. Дело ведь не только в том, что Эрик — бездарный пропагандист. Пропаганда — есть следствие политической тактики, и если организация делает ставку на скорую революцию в ситуации, когда революционная волна прошла, то она сможет привлечь к себе людей только подобных Эрику.

Веселая, жизнерадостная Анна — полная противоположность Эрику. Он не делит себя между убеждениями и текущим временем, жизнь струится из нее каждую минуту.

Она ходит одетой также легко, как и без штанов. Она может смотреть, а может и не смотреть TV; может не красить губы, но может и красить. У нее есть своя любимая музыка, но её не вытошнит от сопливого глэма Nazareth. Именно Анна первой соглашается поддержать детей, когда последние устраивают импровизированную демонстрацию с лозунгами «Мы хотим мяса!». Это не значит, что у Анны нет принципов. Как раз наоборот, она не разменивается на ерунду и способна отделить главное от третьестепенного.

Анна позиционирует себя социалисткой и феминисткой и сразу начинает затягивать Элизабет под свое влияние. И делает это блестяще.

Во-первых, она использует ситуацию жесткой конфронтации Элизабет с мужем. Ведь Элизабет не может не задаваться вопросом: почему так случилось? А у Анны есть ответ.

Во-вторых, Анна терпеливо и доходчивым языком объясняет Элизабет свою позицию, но преломленную через призму проблем волнующих Элизабет, а не саму Анну.

В-третьих, она связывает личные неурядицы Элизабет с глобальными проблемами общества.

В-четвертых, Анна с готовностью слушает Элизабет, серьезно воспринимает её доводы и уважает её убеждения. Она не выплевывает раз и навсегда готовые решения, хотя, возможно, они у нее и есть. Вот как она объясняет, что такое социализм: «Социализм для меня — это вопрос о сильных и слабых. Американцы во Вьетнаме применяют напалм, потому что у них в руках сила. Также акционеры и директора сидят своими жирными задницами на мешках с деньгами, а рабочие бьются изо всех сил чтобы выжить. Для меня социализм — это когда слабые и бедные восстают против сильных и богатых». Пусть это не научное определение, но Элизабет понимающе кивает в ответ.

Успехи Анны поразительны. Элизабет — взрослая женщина из «нормального» мира со сложившимися убеждениями, уже через несколько дней начинает понимать идиотизм таких условностей как разделение цветов: голубого — для мальчиков, розового для девочек. Но это лишь начало. Зерно сомнения прорастает в критическое мышление. Через месяц она уже объясняет своему мужу в чем разница между ней — социалисткой (!) и им — социал-демократом.

Пускай в Элизабет нотка самоутверждения звучит громче мелодии социализма. Эту мелодию трудно будет забыть простому человеку, такому как Элизабет, или как её муж, работающий сантехником. А Анна уже принимается за следующего.

Можно не сомневаться, что из сотни человек, имевших дело с Анной, девяносто — будут голосовать за левых, тридцать — вступят в левую партию, а десять — останутся там навсегда.

http://www.socialism.ru/cinema/review/tillsammans

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments