desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Category:

Inland Empire / Внутренняя Империя + интервью Дэвида Линча

Величие и слабость «Империи» Линча

В сущности, «Внутренняя Империя» представляет собой сочетание таланта и своеволия — по-линчевски противоречивое и столь же незабываемое. По крайней мере, премьера на последнем Венецианском кинофестивале, где Линчу вручили почетного «Льва» за достижения в искусстве, стала центральным событием форума.

«Внутренняя империя» — это трехчасовой колосс, составленный из нескольких автономных сюжетных линий, и соответственно нескольких реальностей. В одной из них заплаканная красавица смотрит телевизор, где разворачивается значительная часть событий. Во второй — некая кинозвезда (в исполнении Лоры Дерн, одной из лучших актрис Линча) снимается в мелодраме. В третьей — таинственные поляки разбираются с мистическими запутанными делами. В четвертой реальности упомянутая кинозвезда оказывается внутри экранной действительности, в которой ее никто не знает и где творится что-то страшное. В пятой заправляет группа дерзких уличных девчонок. Шестая — это реальность очень странного телесериала, в котором живут три персонажа с телами людей и головами кроликов. Последнее, кстати, — одно из сильнейших впечатлений: срабатывает сюрреалистический контраст между мультяшными образами и мрачными взрослыми разговорами плюс цветовое решение в стиле старого телевидения.

Таких находок много. В основном они становятся видны как раз на стыках, в местах столкновения этих реальностей, особенно в начале и в середине фильма. К таковым можно отнести подчеркнуто малобюджетную съемку с плеча, чего раньше у Линча практически не было, прекрасную игру Дерн... Отлично срежисированы галлюцинации героини - бьют по сознанию наотмашь.

Однако ближе к финалу ритм падает, убедительность видений сходит на нет. Если раньше, чтобы заворожить зал, Дэвиду Линчу было достаточно одного адского Вигвама, то в «Империи» возведен уже целый городок подобных ловушек, ни одна из которых, к сожалению, не поглощает зрителя с головой. Если продолжить архитектурные ассоциации, «Внутренняя империя» напоминает эклектичное недостроенное здание: вон там колонна удивительной красоты, воткнутая прямо посреди строительного мусора; а вот стена с резным мраморным окном и полуразрушенным углом; везде прорехи, сквозняки. Все бы ничего, вот только крыша покрыта пошлейшим дешевым шифером. Такое впечатление, что Линч просто не знал, что делать с массой идей, абсорбированных лентой, и решил завершить ее как можно проще. То есть устроить финал в старом добром голливудском духе. Объектив слепит яркий прожектор, за кадром звучит трогательно-пафосная песенка, а на фоне титров еще и танцует женская часть актерского состава; совокупно все это настолько выпадает из эстетики фильма, что не остается даже намека на катарсис, явно запланированный в финальных кадрах.

Тем, кто любит режиссера преданно и верно, этот фильм может понравиться. Те же, кто свою благосклонность делит между другими именами и фильмами, будут огорчены. В любом случае, Дэвид Линч давным-давно уже может себе позволить какие угодно эксперименты.


Отрывки из пресс-конференции Дэвида Линча в Венеции

k: Фильм выглядит как головоломка с большим количеством событий, образующих некую целостность. Вы снимали эту ленту традиционным путем или делали это с определенной долей свободы?
Д.Л.: Я снимал безо всякого порядка, никогда ничего не зная заранее, и все начиналось самым удивительным образом... Некоторые из вас знают, что современная наука развивалась как открытие и проверка существования единого поля в основе всей материи и разума. Следовательно, зная о таком поле, можно допустить, что все мы объединены на глубинном уровне. Почему же одна идея не может объединяться с другой, и еще с одной? Сначала я сходил с ума от этого. Но все сценарии начинаются таким образом. Сначала у тебя может быть замысел сцены, а потом одной мыслью ты постигаешь две трети пути или половину, и в один прекрасный день все сходится и история проявляется. Это может быть абстракция, или же неглубокая, конкретная история. То же происходит и со сценарием. И, как уже было сказано, сначала я делал не зная, а затем понемногу все проявлялось. Это был процесс с остановками, иногда с перерывами в несколько месяцев. И думаю, вы все согласитесь, что Лора Дерн делает то, чего — по крайней мере, по моему мнению, — никто никогда раньше не видел: чтобы одна актриса переживала в одном фильме так много прекрасных изменений и экстраординарных моментов. Она удивительна, я очень люблю с ней работать.

- Ощущая определенную тревогу зпосле просмотра фильма, хочу спросить у Вас: как Вы себя чувствуете в эти дни?
- Спасибо, что спросили. Чувствую себя очень хорошо.

- Как вам удается создавать такую звуковую атмосферу?
Д.Л.: Не знаю. На самом деле хотел бы объяснить, но сам фильм, собственно, в конечном счете и становится объяснением. Именно это самое худшее в пресс-конференциях. Речь идет о фильме, а не о словах. Каждый голос — это что-то вроде инструмента. Можно видеть одну и ту же сцену, и голоса будут более или менее реальными. И далее, в процессе работы, они понемногу становятся тем, чем являются. Это очень похоже на музыку. Голоса — это музыкальные инструменты. То, что они говорят, тоже очень важно, но как они это говорят... У каждого человека это ощущение очень личное.

- Не могли ли бы вы объяснить присутствие в фильме трех кроликов?
Д.Л.: Нет, я не могу это объяснить.

- Я увидел во "Внутренней Империи" самоиронию, более отдаленную от предыдущих ваших работ. Может быть, это было лишь мое впечатление.

Д. Л.: Я точно знаю, про что Вы говорите. То, к чему подключаешься в следующий раз, может оказаться настолько удивительным! Это чудо кино – мы можем перемещаться с одного места на другое, и возможности, куда поехать, безраничны, и то, как мы можем себя видеть и находить себя там - вот что побуждает меня к движению.

- Вы раньше много рисовали. Увлекаетесь ли вы этим сейчас?

Д Л.: До сих пор рисую. Очень люблю рисовать. Я и в кино попал благодаря рисованию... Кино на самом деле не спасает вашу жизнь, но наибольшее наслаждение - погружаться в другой мир, открывать его и делать фильмы.

- Есть ли у вас желание снова работать в сфере телевидения? Как вы считаете, почему сериал «Твин Пикс» стал феноменом поп-культуры?
Д.Л.: Я не понимаю таких вещей… Не было ни одной логической причины для такого успеха по всему миру. Но так случилось, есть много людей, любящих старые телевизионные шоу, — и это любопытно... Но у меня нет ни малейшего желания возвращаться к телевидению.

- Хотелось бы услышать Ваши мысли по поводу почетного "Льва", а также Ваши заверения, что после присуждения Вам этой награды Вы не перестанете снимать.

Д. Л.: Очень приятно слышать такие слова. Кинофестивали празднуют кино, и очень важно, что есть такой фестиваль здесь, в Венеции, который имеет великую историю, и что столько чудесных людей были на нем. Мне оказали великую честь, и это потрясающе. Еще вчера мне было 19 лет, а сейчас я получаю эту награду.

Дмитрий Десятерик
Tags: информационное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment