Dm (arhaist) wrote in kinoclub,
Dm
arhaist
kinoclub

Romeo and Juliet (1968) - F.Zeffirelli

Вчера я в очередной раз пересмотрел Ромео и Джульету Франко Дзеффирелли и в очередной раз получил неописуемое наслаждение.
Об этом фильме сложно писать трезво и сухо - слишком он захватывает и перемалывает (на мой взгляд), да, и нового сказать что-либо сложно. Поэтому я просто поделюсь своими наблюдениями.

1) Я впервые смотрел без перевода, который, впрочем, мне и не требовался. Благодаря этому мне удалось уловить некоторые ускользающие обычно оттенки смысла (мой англ. не настолько идеален, и раньше Шекс-а в оригинале, больше любимых монологов, я не осиливал) - те оттенки, которые прекрасно дают почувствовать своей игрой актеры.

Напр.
Ромео: Ужель, не уплатив, меня покинешь?
Джульетта: Какой же платы хочешь ты сегодня?
Ромео: Любовной клятвы за мою в обмен.

Собственно Джульета в фильме почему-то испугалась этого вопроса. Да, дело в том, что у Шекспира диалог звучал так:

Rom. O, wilt thou leave me so unsatisfied?
Jul. What satisfaction canst thou have to-night?
Rom. Th' exchange of thy love's faithful vow for mine.

Здесь звучит та самая фривольность, которая так шокировала новых читателей, воспитанных на франц. театре 18 века, особенно русских. В переводе Т.Щепкиной-Куперник смысл сохраняется, но полностью исчезает у Пастернака.
Дзеф. не только не кастрировал текст, а сумел передать всю его эротику (благо он экранизировал не перевод).

То же самое можно сказать о полностью произнесенной и точно сыгранной Джоном МакЭнери (Меркуцио) шутке о погремушке:
Меркуцио <...> А  эта  дурацкая  любовь  похожа на шута, который бегает взад и вперед, не зная, куда ему сунуть свою погремушку. (акт 2, сц. 3) (... to hide his bauble in a hole.) Меркуцио показывает, как "шут" это делает.

2) Собственно, гениальность данного фильма в том, что Дзеф. сумел передать настоящие шекспировские характеры. Его Ромео и Джульета - почти ровесники героев (Хасси - 16 лет, Уайтинг - 17). Режиссер попытался впервые передать страсти и особенности этого возраста. Отсюда, так необузданны эти страсти, отсюда, так жестоки и скабрезны шуточки "кореша" Меркуцио (только не говорите, что в вашей мужской компании, так не прикалывались и таких заводил не было!)

Конечно, совершенно потрясающе смотрится сцена убийства Меркуцио, когда Тибальд (Майкл Йорк) выронил меч, а Меркуцио стал его дразнить. Гнев и беспомощность Тибальда настолько понятна (где грань шутки/оскорбления?), что зритель (я) переживает их как свои. Удар оказывается "выходом" этого гнева. Судьба предстает во всей трагической неотвратимости.

Игрой актеров Дзеф. добивается оживления самых, казалось бы, непонятных и условных мест Шекс-а. Монолог "Царица Меб" - наиболее яркий пример этого. Меркуцио рассказывает, рассказывает, зарывется в риторике, в фантазии, доходит до крика, до истерики - его трясет, и мы понимаем, что-то ему приснилось совсем не такое сказочное. И дальше Ромео поясняет: Предчувствует душа, что волей звезд / Началом несказанных бедствий будет / Ночное это празднество.

3) Условность эту, от кот. все обычно убегают, стараясь переврать текст, Дзеф. побеждает.
Единственный, на мой взгляд, прокол он допустил в самой первой сцене - в диалоге и ссоре слуг на рынке. У Шекс-а во всех трагедиях/ комедиях - слуги фарсовы максимально. И почти невозможно создать из них "живых" людей. Однако, Дзеф. умело скрывает свои натяжки, поражая зрителя всей цветовой гаммой веронского рынка.

Сюда же необходимо прибавить все - совершенно потрясающие - костюмы и декорации.
Сам кадр оказывается настолько крепко выстроен, что почти каждую секунду можно сохранять, сохранять, сохранять - и ни разу у вас не получится плохой фотографии. Особенность кадра еще и в том, что, благодаря всей пестроте красок, красоте костюмов и яркости лиц мы наблюдаем не просто "движущиеся картинки", но движущиеся Картины итальянского Ренессанса. Такое, во всяком случае, ощущение создали эти округлые линии у меня. Поэтому, даже массовка "прорисованна" до мельчайших подробностей, как это делали Микель-Анджело и Ко.

4) Но плох был бы тот режиссер, кот. бы не использовал все средства создания образов. В "R&J" музыка Нино Рота выполняет именно эту функцию. По сути, Дзеф. использует совершенно балетные приемы: когда в кадр попадает Джульета - резко меняется тембр основной темы. То же самое, когда происходит какое-либо церк. действие - осн. муз. тема получает нужный характер (обычно слышен орган или хор).

Откровенно говоря, я не в восторге от любимой всеми "What is a Youth", тем не менее - она создает нужный колорит и тональность.

Напоследок хочется передать свои чувства во время финального явления.
Дзеф. меня в очередной раз "купил": когда Ромео целовал спящую Джульету и камера показывала только его, со стороны лежащей, мне не переставало по-детски грезиться, что вот, она сейчас ПРОСНЕТСЯ и НЕ БУДЕТ ужасного финала. Вот, сейчас! сейчас!... но нет. Все так, как и должно быть.

Нет повести печальнее на свете - Than this of Juliet and her Romeo.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments