Атака Гризли (pustotel) wrote in kinoclub,
Атака Гризли
pustotel
kinoclub

Category:

Дом Кино. Заседание Общественной палаты РФ

Мы делили апельсин или Кина не будет

24 апреля состоялось расширенное заседание Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам развития культуры "по поводу ситуации вокруг Дома Кино", как было обозначено в регламенте встречи.

"Ситуация" складывалась вокруг Дома Кино Союза Кинематографистов аж с 1997 года. Вот краткий пересказ предыдущих серий.

Попытки "модернизировать" здание "до основания, а затем" обострились в прошлом году, но предложение президента СК Никиты Михалкова не поддержали члены СК. И не поддерживают до сих пор. Противостояние сторон уже не только достигло точки кипения, оно перешло все границы: зловонное содержимое конфликта смело все преграды на своем пути, вынося себя из избы. За 10 лет так и не сумев договориться внутри Союза, кинематографисты - один другого уважаемее - собрались в Общественной Палате РФ, призвав ее членов в качестве рефери.

Бокс! Ээээнд экшн! (Идем на Оскара)

В красном углу ринга: опытные бойцы старой закалки, заслуженные, признанные, уважаемые, непререкаемые: Марлен Хуциев, , Эльдар Рязанов, Александр Митта (это его письмо в Общественную Палату, под которым подписались и остальные, послужило поводом для собрания).

В синем углу ринга: тоже, в общем-то... старой закалки, заслуженный, признанный и так далее - гордо-опальный президент СК РФ Никита Михалков. Вот он появляется - пружинистой походкой проходит во вспышках фотокамер, в куртке (поверх нее на плечи небрежно наброшен свитер), он так и просидел все два с половиной часа заседания, подергивая под столом то левой, то правой ногой, стараясь более ничем не выдавать свое жуткое раздражение.

Рефери в ринге (он же боксирующий судья) - Карен Шахназаров - заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам развития культуры. Обращаясь к сторонам конфликта, он все время поправлял себя: "Вам надо разобраться... ну, НАМ надо... я ведь и член СК".

Прочие судьи: члены Общественной палаты.

Болельщики, сочувствующие, а так же игроки на кинототализаторе: архитекторы, представители органов власти и творческих объединений... Ну, и журналисты.

Первый раунд. Завязка

Коалиция "красных" повела решительную атаку. Слово взял Марлен Хуциев (все речи приводятся близко к тексту, но с купюрами и легкими неточностями, ибо стенографией автор не владеет):
- Это здание дорого нам всем - с ним связана история нашей кинематографии. Я помню еще со студенческих времен, с 45 года, все мероприятия проходили здесь, в этом здании (на Миусской площади, д.7) и там - в Доме Кино. Это здания крепкие, они могут быть отремонтированы, но ни в коем случае не стерты с лица Земли! Это нонсенс! Мы часто сталкиваемся в нашем городе с такими ситуациями, возможно. где-то и есть тому резон, но не в этом случае!

Подхватил Александр Митта, архитектор по первому образованию, инициатор проведения экспертиз состояния Дома Кино:
- Нас тревожит то, что сроки подпирают. Дому Кино осталось жить год (если я правильно поняла, по эксплуатационным нормам - прим. автора). Дом Кино нуждается в плановом ремонте, но это не делается! Он может эксплуатироваться эффективнее, но это не делается. Уверяют, что молодежи не нужен Союз кинематографистов, не нужен Дом Кино, это не так! Люди приходят в кафе на втором этаже, общаются. (Если я правильно поняла, о чем идет речь, то этот зал - рядом с легендарным Белым залом - с пятью столиками времен совдеповских закусочных, одной витриной в том же стиле, в которой нескромно развалились три бутерброда, а на трех бутербродах разнузданно хороводят три икринки. Правда, в этом же здании есть еще две точки общепита: ресторан и кафе - прим. автора). Мы хотим, чтобы это был наш дом, а он замораживается, готовясь превратиться в ничто!

Выступающие были убедительны и вызвали сочувствие и расположение болельщиков. Первые ставки на кинототализаторе были сделаны, и они были за старую гвардию. Ведь и ежу понятно, что историю, культуру и традиции надо хранить, а разбазаривать с трудом недоразбазаренное - плохо.

Гонг.

Раунд второй. Саспенс

Слово предоставлено Никите Михалкову:
- Я устал уже вести эти разговоры. Я удивлен нечистоплотностью этого письма... 23 тысячи квадратных метров в центре Москвы были украдены из Союза кинематографистов, они стали частной собственностью. Доход был - 40 тысяч долларов в год с этих метров (цифры я еще уточню - прим. автора)! Мы сейчас находимся в чужом месте! Там сауны, "голубые дрозды", и там же музей кино! Где же эта жизнь кино?! Якобы там были проведены какие-то улучшения, которые невозможно проверить.

Никита Сергеевич как из пулемета - очередями выдавал цифры: 5 миллионов долларов за 35% киноцентра (на Красной Пресне - прим. автора) смог получить СК, а 4 человека в этом месте были убиты, включая Гусева - одного из владельцев...
- Почему-то мы это выносим за скобки, - говорил Михалков. - В результате этого музей оказался на чужой территории. Я лично говорил с президентом, и он при мне звонил Медведеву и дал распоряжение выделить 3 тысячи квадратных метров на Госкино. Директор Музея кино отказался: ездить далеко, неудобно. Когда будет новое здание построено, там будут площади для Музея кино! 4 года назад мы поднимали этот вопрос, мы бы уже сейчас его имели!!! Постоянный ремонт в этом здании - это немыслимо, это преступление по отношению к тем, кто нуждается. (Вероятно, имеются в виду те 5 вырученных миллионов, которые названы Михалковым пенсионным фондом СК и не выделяются на ремонт Дома кино - прим. автора). Я же не говорю, что мы обязательно будем ломать. Кто говорит,что деньги мы будем там, вдвоем, втроем делить, или я один! Я не подписал ни одного финансового документа, не согласовав его с союзом и пленумом! Я трачу личные деньги... Этим займутся архитекторы Москвы, они возьмут на себя сооружение и использование этого задания! Это дилетантские разговоры - "давайте возьмемся за руки и сделаем, чтобы было, как было"! Этого не бу-дет!

Игроки на кинототализаторе запокусывали локти: капиталистическая составляющая, представленная управленцем с крепкой экономической хваткой, убеждала не меньше, чем высокие идеалы прошлого...

Гонг.

Музыкальная пауза
Лейся, песня, на просторе, хотелось воскликнуть, когда слово взял Александр Кузьмин, главный архитектор Москвы. Этот хитрый джокер вывалился из чьего-то рукава, смешав карты всем и оттенив идиотизм ситуации до предела. Оказывается, за все эти годы уважаемые деятели культуры так и не соорудили ни одного более-менее внятного документа, в котором было бы написано, чего им надо, чтобы архитекторы могли сказать, чего им можно. Были только личные встречи, разговоры.
- С точки зрения строителя могу сказать- да, здание можно использовать эффективнее, но все зависит от задания, которое будет дано. Во-первых, определитесь, чего хочет Союз кинематографистов, это цеховой вопрос, - как детям объяснил он кинодеятелям, - а потом сядте и напишите техническое задание. В двух экземплярах даже можно: один - такую "хотелку", все, чего хочется иметь в этом центре, и потом подключатся специалисты и скажут, что можно из этого сделать и на базе чего. После того, как будет принято решение, кто заказчик, вопрос выносится на обсуждение общественного совета мэра - журналисты, историки, потом решается. Я как профессионал могу сказать: дайте мне техническое задание! Но кроме разговоров - никаких документов нет!

ПАБАБАБАМММ. Чем занимаются эти мужчины все эти годы?! Пестуют свои убеждения? Изо дня в день? На завтрак, обед и ужин?

Раунд третий. Катарсис

Пошел второй час заседания. Журналисты уж было заскучали. Операторы отключили микрофоны, сконцентрировались на художественном аспекте видеоряда - панорамы, детали, очки. Но тут настал момент истины. То, о чем все старательно молчали, выдал боец-тяжеловес Эльдар Рязанов:
- Ситуация с Домом Кино вторична. А первична ситуация, которой мы все сейчас не касаемся. Кто-то сказал: чтобы что-то развалить, надо это возглавить...

И понеслась душа в рай. Никита Сергеевич засучил ногой под столом.

- Союз кинематографистов, - продолжал Рязанов, - играл огромную роль, спасал фильмы от цензуры, он сплачивал нас, мы всегда знали - кто что снял, у кого премьера, кто умер, а сейчас мы даже этого не знаем! Сейчас каждый из нас умирает водиночку, и именно умирает! Говорили Никите Сергеевичу - ну, может, вам отдохнуть, но он стоит насмерть! Короче говоря, все дело в том, что у нас негодный, полумертвый союз, нужно, чтобы возникло что-то новое. А по поводу Дома кино - менять его неразумно: 40 лет Дома кино - это лучшие годы советского кинематографа, там были премьеры, юбилеи, похороны, все было там. И когда это вышибают у нас из-под ног - у нас нет пристанища, мы сироты!

Вечер переставал быть томным.

Виктор Матизен, президент гильдии кинокритиков: В Союзе настроения дикой подозрительности по отношению к руководству...

Вадим Абдрашитов, народный артист России, режиссер: Даже неловко здесь сор из избы выносить... Люди не знают, как Союз устроен, а тут...

Эдуард Володарский, президент гильдии сценаристов: Да кого он защищал - этот Союз?! Там было хорошо 25-30-ти из верхушки, а мои пять картин, по моим сценариям поставленные, как лежали на полке, так и лежат! И не был он никогда никаким демократическим союзом! И мы же сами и просили Михалкова занять место президента!

Андрей Гозак, архитектор, историк архитектуры: Вот мне все выступления сегодня понравились, кроме одного: когда шуршали вот эти "мильоны"! Мы же культурные люди!!!

Никита Михалков, сами понимаете, кто: Андрей Павлович, я понимаю, это высокие идеи, но вам, наверное, не приходилось иметь дела с людьми, которые приходят и говорят "дайте мне 8 долларов на мазь для ног"! Или когда приходит женщина, говорит "я умру через три месяца" и показывает все бумаги, подтверждающие это и просит разрешить ей пожить в доме ветеранов, но чтобы квартиру у нее не забирали, чтобы после ее смерти квартира досталась дочери!

Карен Шахназаров, член Общественной палаты: Сюда пришел сегодня весь цвет отечественного кинематографа, но вот эти вопросы - какое они имеют отношение к общественной палате?! Решение должно быть принято в Союзе кинематографистов... Что надо сделать общественной палате? Мы готовы сделать все! Чего, чего надо?!

Дальше заговорили все вместе.
- Съезд должен решить, что делать с Домом кино!
- Да у нас уже есть куча решений съездов и пленумов и секретариатов по всем вопросам!
- Давайте соберем комиссию!
- Съезд должен решить, что это будет за комиссия!
- Но сначала все должно быть освещено в нашей газете! Чтобы это не было голосование вслепую!
- Да мы можем сейчас вон за 15 минут решить, что нам надо, но как это все делать?!
- Нужно собрать внеочередной пленум! Никита Сергеевич, когда будет пленум???
- Да почему вы меня спрашиваете, когда?! Эти вопросы решаю не я, это решает секретариат! Ты в секретариате - вот и собирай! Я кино снимаю!!!
- Да пока мы будем заниматься общественной деятельностью, Дом кино рухнет!!! Там фанерные, засраные перегородки! Нам нужен плановый ремонт!
- Да там денег надо совсем мало, но и никто не дает - готовят к разрушению!!! - Митта в воздух.
- Сколько денег надо? - Михалков Митте.
- Мало!
- Ну, сколько, сколько??? Сколько денег тебе надо?
.....
Занавес.

Вот так, обменявшись недружескими тумаками на глазах у изумленной публики, кинематографисты России привлекли общественное внимание к проблемам культуры - как выяснилось, только привлечению общественного внимания и могла поспособствовать эта встреча.

Они, вроде как договорились, что "судьбу Дома кино решат на съезде Союза кинематографистов", как уже сообщили некоторые агентства, но дату этого съезда никто не назвал. Они, вроде как договорились создать очередную комиссию под руковоством Митты, которая напишет это пресловутое техническое задание аритекторам. Архитекторы сделают проект, который и будет впоследствии представлен на съезде. Который может проект зарубить. А если не зарубит он, то можно будет зарубить на общественном "мэрском" совете. Короче, через четыре года здесь будет город-сад.

А вы говорите, у нас кино нет. Да у нас режиссеры делом занимаются - пленума ждут. Внеочередного.

PS: Еще не остыли в моем воспаленном мозгу слова Никиты Сергеевича о том, что миллионы, вырученные с продажи площади, которую занимал Музей кино, нельзя разбазаривать, потому что это фонд для кино-пенсионеров, как телевидение добавило информации. Когда в нищете умер актер Борис Новиков, его даже похоронить было не на что. Обратились в Союз кинематографистов. Но там отказали. Было это в день закрытия очередного ММКФ, тогда Софи Лорен и Катрин Денев вручили денежные призы. Это рассказывал Анатолий Рябов в фильме о Борисе Новикове. Правда, справедливости ради нужно отметить,что Михалков стал президентом СК в декабре 97, а актер умер в июле...

PPS: Я бы на месте Н.С.М. послала всех далеко, занялась бы творчеством, и со стороны бы понаблюдала - как оставшиеся справятся с ситуацией. Ей-богу, я бы так и поступила... если бы мне было нечего терять.

PPSS: А вообще, предлагаю организовать Союз Кинозрителей РФ: ведь куда как логичнее зрителям определять, какому любимому актеру-пенсионеру помочь, кому из любимых режиссеров дать бабла на проект (а че? скинуться - так хоть по рублю, но всей Россией?), куда удобнее ходить в Музей Кино и так далее ;))) И президиум каждый год избирать новый: так глядишь, и повысим благосостояние народа заодно :))))))))))
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments