Старший Брат Краткости (stabrk) wrote in kinoclub,
Старший Брат Краткости
stabrk
kinoclub

Categories:

«Письма с Иводзимы» («Letters from Iwo Jima», США, 2006 г.) — иствудские ведьмы. Часть 3-я из 3-х

 

          Заметка состоит из трёх частей:
          • 1-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572060.html.
          Содержание:
          I. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК взятие Иводзимы (Battle of Iwo Jima), о котором якобы рассказывает фильм.
          • 2-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572334.html.
          Содержание:
          II. О «РЕЖИССЁРЕ» ФИЛЬМА Клинт(он) Иствуд (1930 г. р., Clint Eastwood).
          III. КИНО «О ВОЙНЕ» ПО-ИСТВУДСКИ — сермяжные выдержки из «Писем с Иводзимы».
          • 3-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572668.html.  • Вы здесь •
          Содержание:
          IV. ВЫВОДЫ и НАПУТСТВИЕ ЗРИТЕЛЮ.
          V. Кратко О ФИЛЬМЕ ИСТВУДА «ФЛАГИ НАШИХ ОТЦОВ».



          IV. ВЫВОДЫ и НАПУТСТВИЕ ЗРИТЕЛЮ.



          Выводы:
          • Иствуд это такая крупная торговая марка. Вот приходите вы в магазин и покупаете, скажем, банку кукурузы раскрученного франкоговорящего бренда «Бондюэль». А кукуруза там гнилая. «Ну ничего, думаете вы, фирма хорошая, это, наверное, банка плохая попалась». Приходите в магазин другой раз а там, естественно, уже другая партия того же «Бондюэля». Купили всё ту же кукурузу а она переваренная, старая и невкусная. А вам по телевизору: «Покупайте! У нас только качественное! Не покушал — не покакал!». «Ну, вы подумаете, это просто банка такая попалась фирма-то известная, хорошая!» И так может длиться годами. Вот так спросишь: «А когда последний раз вы покупали у „Бондюэля“ качественный, действительно хороший продукт?» так ведь и не вспомнят же ж. Жеж вот как! Так и с Фёдором Бондарчуком, так же и с Иствудом. Крик, ор, витиеватые, пышные, но пустые похвалы, затем награды, премии, снова награды… «О! Это же Иствуд!.. Если бы я была молода и он молод я бы на него мастурбировала!». «И что Иствуд?» спросят вас. А вы снова проме́каете: «Ну, как… Это… Он ковбоев играл!..».
          • Иствуд, как и Ф. С. Бондарчук, так и не понял, чем кино отличается от жизни. И аплодисменты здесь не помогут.
          • Кстати, я заметил, что все «люди искусства» в армии всегда показывали себя самыми последними трусами и приспособленцами (если вообще там были). Жёсткое высказывание, но я согласен, чтобы оно было на моей совести по крайней мере, у меня она есть.
          • Когда Феди Бондарчуки и разные Иствуды начинают высказывать «своё» «понимание» «природы героизма», возникает только одно желание стать героем и дать им в морду.
          • Незнание войны переводит кино в попытку поговорить о «чувствах солдат».
          • Есть сильные подозрения, что полфильма, когда в кадре всего пара-тройка человек, так и сняты потому, что экономился бюджет. К тому же, снимая в почти чёрно-белой гамме, можно было не тратиться на грим, освещение, игру теней и прочий антураж.
          • Кто-то говорит, что этот фильм «о гуманизме», который просвечивается через понимание «бессмысленности» войны. Ну, товарищ Иствуд навязывает эту «бессмысленность» только японской стороне, а про американцев ни одного такого выпада чего-то нет. «Письма с Иводзимы» были отмечены наградой «За гуманизм» американской Ассоциацией киноиндустрии (Motion Picture Association of America). Клинт Иствуд стал первым лауреатом этой награды. «Письма с Иводзимы» — это фильм не о «бессмысленности войны», а просто бессмысленный фильм.

          Напутствия зрителю:
          • Хотите «знать больше» «о войне» читаете современного автора И. В. Кошкина, тогда, по крайней мере, хотя бы будете знать, почему танк заряжают изнутри.
          • Призывать «смотреть» или «не смотреть» «Письма с Иводзимы» равнозначны призывам «смотреть» или «не смотреть» видеоклипы всё равно они вряд ли изменят вашу жизнь.
          • «Письма с Иводзимы» это не кино, Иствуд не режиссёр. А быть ли вам зрителем решать вам.

          P. S. (Записки на полях):
          • Звёздочки на японских головных уборах точь-в-точь, как на наших будёновках, только по размеру меньше и жёлто-золотые, а не красные.
          • В 1949 году, в год призыва Иствуда в армию, американцами был снят фильм «Пески Иводзима» Sands of Iwo Jima)».
          • В качестве одного из достоинств «Писем с Иводзимы» сообщается, что фильм стал лидером проката в Японии. В России «Ночной дозор» тоже много людей посмотрело, но мы же не считаем, что там показана правда?:)
          • У разных федь-бондарчуков и клин-иствудов есть возможность нам, зрителям, что-то предложить, но и у зрителя есть возможность отказаться от просмотра (не надо, подобно дуракам, зная, что картина плохая, всё равно смотреть её, а затем предсказуемо ругать). Иствуд, как и ранее Ф. С. Бондарчук, навсегда и «как „актёр“», и «как „режиссёр“» — выпадает из моего зрительского внимания. Между нами теперь демаркационная линия.



          V. Кратко О ФИЛЬМЕ ИСТВУДА «ФЛАГИ НАШИХ ОТЦОВ».



          Фильм «Флаги наших отцов» (2006 г., США, «Flags of Our Fathers»).


          Как уже было сказано, в 26-дневной битве за Иводзиму уже на 5-й день, 23 февраля, американцы взяли под контроль господствующую высоту гору Сурибати (Сурибачи, Сурибаши, Suribachi), располагающуюся на самом краю острова Иводзима, но полностью островом ещё не овладели.



(Фото clickable)
На фото: остров Иводзима, на переднем крае/плане гора Сурибати (Сурибачи, Сурибаши, Suribachi).
Источник фото: (ссылка).


          Высота (гора Сурибати) была крайне важна по двум причинам: во-первых, не дать японцам обстреливать с неё американские войска, и, во-вторых, чтобы сами американцы могли держать под огневым колпаком весь остров.
          И вот 23 февраля кому-то пришла в голову мысль установить на вершине Сурибати американский флаг. И небольшое по размеру «походное» полотнище было водружено это сделала группа из пятерых морских пехотинцев и одного санитара. Флаг был виден отовсюду, его появление сильно подняло боевой дух американских солдат, флаг также заметило и самое высокое командование, располагавшееся на кораблях. Командование распорядилось, чтобы этот флаг как вещественное доказательство побед и, следовательно, как святыню, доставить в Соединённые Штаты, а «для солдат» поднять гораздо большее полотнище, чтобы флаг был хорошо виден. Приказ был выполнен «оригинал» снят, большой поднят. Во время «второго» подъёма флага присутствовали один фотограф и один оператор. Фотограф сделал всего один кадр почти навскидку, и, как оказалось, весьма удачный. Почти с той же позиции снимал и оператор, но ничего «выдающегося» у него не получилось. Фотограф, которого звали Джо Розенталь (1911—2006 гг., Joe Rosenthal), увековечил и себя снимок вошёл в историю под названием «Поднятие флага на Иводзиме» «Raising the Flag on Iwo Jima».



(Фото clickable)
На фото: Историческая фотография «Поднятие флага на Иводзиме».
Источник фото: (ссылка).


          Снимок «Поднятие флага на Иводзиме» стал одним из самых известных снимков второй мировой войны и символом целого рода военно-морских сил США — морской пехоты Соединённых Штатов.
          По фотографии был сделан бронзовый «Мемориал морских пехотинцев» (The Marine Corps War Memorial), установленный на севере Арлингтонского национального кладбища. Для скульптурной композиции мемориала позировали трое оставшихся живых из шести участников поднятия флага. В мемориале меняется, сделана не из бронзы, только одна часть американский флаг. Уменьшенные модели этого мемориала в обязательном порядке установлены на территории каждого крупного гарнизона морской пехоты США, а изображения или небольшие слепки в каждой части морской пехоты.



На фото: Мемориал морских пехотинцев на Арлингтонском национальном кладбище.
Источник фото: (ссылка).





На фото: Мемориал морских пехотинцев на территории одного из крупных гарнизонов морской пехоты США.
Источник фото: (ссылка).


          Гениальность фотографии никто не стоит к фотокамере лицом, но в скульптурах лица пришлось «прорисовать».
          Фотограф оказался евреем именно поэтому снимок «Поднятие флага на Иводзиме» так часто хвалят в еврейских СМИ.
          Американское правительство получило монополию на любые изображения «Поднятие флага на Иводзиме» от открыток до фигурок из мороженного. На волне патриотизма, которую подняла эта волна, начался сбор денег, он происходил различными путями: продажа открыток (поневоле вспоминается Корейко из «Золотого телёнка»), облигация-жертвование, которую не стыдно было подарить, например, на день рождения (это «очень по-американски» — подарить «хороший поступок»), и т. д., и т. п.


          Вернёмся немного назад и сделаем маленький экскурс в название горы, на которой был установлен флаг. Для начала определимся с высотой: самая высокая точка острова была чуть больше 166 м — это почти 50-этажный дом. Называлась гора Сурибати (Сурибачи, Сурибаши), по-американски — Suribachi, по-японски — Сурибатияма, Сурибачияма, Сурибашияма, Suribachiyama, то есть «гора Сурибати» (ср.: Фудзияма). Название горы дано японцами за сходство по форме с перевёрнутой национальной посудой, появившейся в XI—XII — XV веках, — небольшой глиняной ступкой (неглубокой миской) под названием сурибати (сурибачи, сурибаши), в которой с помощью сурикоги небольшого специального пестика («толкушки») разминают различные ингредиенты (например, перец, бобы) для приготовления соусов и заправок основных блюд (например, для супа, мису). «Горшочек» по форме больше похож на неглубокую миску широкие пологое днище, умещающееся и удобное для держания в ладони, невысокие борта. Японцы очень часто незначительным пологим возвышенностям, в том числе и холмам, давали такое название. Гора с некоторых ракурсов сильно напоминала эту самую мини-ступку.



На фото: гора Сурибати на острове Иводзима,
с этого ракурса по форме похожая на перевёрнутую посуду — сурибати.





На фото: комплект: сурибати (ступка) с сурикоги (пестик) справа сверху, и тёрка слева снизу.





На фото: (металлическая?) сурибати с пестиком.


          Ради справедливости, следует отметить, что сурибати не имеют каких-либо строго заданных размеров, углов, радиусов округлостей и тому подобных параметров, их вариации довольно значительны, здесь же приведены фотографии тех из них, которые лучше всего показывают сходство с горой.
          Американцы немного слукавили, назвав фотографию «Поднятие флага на Иводзиме» (по смыслу же — «Поднятие флага над Иводзимой»), точнее было бы назвать «Поднятие флага над Сурибати». Но исторически фотография оправдывает своё название. Можно было бы предположить, что американцы хотели избежать японского слова, обозначающую какую-то там миску-ступку, чтобы не принижать победу, но это не так во-первых, слово «Иводзима» тоже японское, и ещё не известно, что оно означает, а во-вторых, это отвергается тем, что есть корабли класса «Иводзима» и корабли класса «Сурибати», именем «Сурибати» также названа разновидность какого-то оружия.
          Остаётся добавить, что к 40-летию окончания второй мировой войны в 1985 году американские и японские ветераны (в 1968 году территория была возвращена Японии) провели на вершине «встречу чести» (Reunion of Honor), на которой пожали друг другу руки, и установили скромный мемориал и памятную доску-надгробие.


          Теперь об Иствуде и его фильме «Флаги наших отцов». Как уже понятно, «Флаги наших отцов» и «Письма Иводзимы» крутятся вокруг одного и того же события взятия Иводзимы, только «Флаги…» это рассказ об американцах, а «Письма…» «о японцах». «Флаги…» рассказывают о том, как тех, кто из поднимавших флаг выжил, правительство использовало в пропагандистских целях, чтобы, играя на патриотических чувствах населения, поиметь с него ещё денег, а «Письма…» о том, что американцы и сейчас думают, что раз они японцев «всё равно» победили, то не стоило бы японцам и сопротивляться, так как в свете американской победы и, соответственно, японского поражения это было «бессмысленно». С «Письмами с Иводзимы» мы худо-бедно, вроде как, выше разобрались, осталось только высморкаться во «Флаги наших отцов».
          Забавно, что «Флаги наших отцов» в российский прокат так и не вышли или американцы не дали, или наши не взяли. А вот «Письма с Иводзимы» в прокате появились.

          Тезисно о фильме «Флаги наших отцов».

          О чём фильм: военная и последующая мирная судьба шестерых военнослужащих, установивших памятник на горе Сурибати острова Иводзима, вкусивших в полной мере и триумф чествований, и быстрое забвение.

          Ляпы:
          • Вот одна из соплей реплика много пожившего человека на склоне его лет: «Солдаты могут сражаться за свою страну, но умирают они за своих друзей». Типичный бред человека, которому нечего сказать по сути, и который решил выжать слезу сентиментальности: «Ах, ах, это сказал „старый солдат“©.
          • Командир американских морских пехотинцев указывает на труп только что убитого товарища: «Нужно перенести тело в безопасное место». Сочетание слов «безопасное место» в отношении трупа звучит как-то не совсем уместно. Понятно, что если командир не хочет, чтобы враг смог посчитать, какой урон он нанёс американцам, если командир не хочет, чтобы труп товарища и друга разорвало снарядами или же над ним надругались японцы, труп следует перенести. Но причём тут «безопасность»?
          • Как и в «Письмах с Иводзимы», для делания «большого кино» Иствуд вставляет панорамные, иногда даже избыточно масштабные виды. Затем снова возвращается к камерным сценам в милицейском «стакане».
          • Прямолинейные аналогии: «красная невинная жидкость (сироп) кровь» и сразу же следующие за ними сюжетные переходы. Приём настолько заезжен кинематографом, что, видя его ещё раз, становится обидно за скудоумие режиссуры если зритель идёт на ход впереди фильма, значит, режиссура говно, на уровне абитуриента театрального вуза.
          • Мне глубоко не понятно, почему все американцы, начиная с четырёх лет, когда в хлебную лавку, где они нюхали ароматы, врывается вооружённый грабитель, имеют генетический, специфически национальный рефлекс упасть на пол и переждать опасность, но в фильмах причём этим грешит не только Иствуд при первых выстрелах и первых явных жертвах, американские солдаты, которые стоят кучкой на маленьком пяточке, чуть-чуть присядут в коленях и начинают це́ликом искать причину, их беспокоящую. А между тем их снова и снова убивают, и они безропотно, яко агнцы, умирают, так и не принеся пользы Америке, чем страшно травмируют зрителя. Причём не важно: начало войны, конец войны, опытный боец, неопытный боец режиссёр убивает солдат почти одним и тем же — единственно известным ему способом. Чтобы почувствовать, что режиссёр явно дилетант и глубоко неправ, достаточно представить: «А чтобы делали в этой ситуации советские солдаты?». При таком сравнении сразу становится очевидна странная прихоть режиссёра убивать своих солдат, ставя их столбиком, как сусликов. Такого рода показ жертв, которые несёт Армия и Флот США, как-то не то, чтобы ни на что не вдохновляет или не позволяет сделать морально-этических или, скажем, «политических» выводов, а навевает страшную тоску у зрителя. Такое кино из-за своей неправдоподобности, чувствующейся даже у неискушённого в военных делах обывателя не может понравиться. Лишь парочка молодых людей с истончённой душевной организацией будет с умным видом обсуждать «тонкий гуманистический посыл, который неявно передал Иствуд». Ну, а вот коты яйца лижут, так то ж коты.

          Кстати, президент США Рузвельт распорядился прислать в Вашингтон запечатлённых на фотографии морских пехотинцев США. Но, когда прибыл приказ президента, трое из шести уже погибли. Вот где было бы развернуться фильму «Спасая рядового Райана».

          Выводы:
          • Основная претензия к Иствуду он ставит на одну доску человека, когда тот был простым солдатом и героем (именно в обыденных, внешне ничем не примечаемых событиях появился тот же Иисус Христос), и этого же человека в мирной жизни через много лет, когда он, например, сел в тюрьму. И начинает сопоставлять две несовместимые вещи. Патриотизм это когда «точкой отсчёта», за «суть человека» принимается именно его действия как героя, а все остальные события в контексте и свете этого. А подлость это когда изолированно берут эпизод, когда человек оступился, и начинают охать: как же такой говнистый человек совершил подвиг и, может, потому это и не подвиг вовсе? Но человек не только в тюрьме сидел, может, он был прекрасный семьянин и сделал счастливыми свою жену и детей этого Иствуд не замечает, потому что это «не так интересно», не так дурно пахнет и не так вызывающе смотрится.
          • Иствуд конъюнктурно взял хорошо всем известную тему, общенациональный символ такой беспроигрышный вариант харкнуть, чтобы это никем не осталось незамеченным. Далее он пошёл по избитому сценарию «жёлтой прессы» — описал события, которые произошли много лет спустя и мало чем связаны собственно с поднятием флага и подвигом американской армии на Иводзиме. Таблоиды любят описывать, в какой нищете умер и испытывая какие мучения, болезни и социальную несправедливость и забвение тот или иной ранее известный и уважаемый человек. Иствуд сделал что-то подобное, пытаясь искусственно связать социальную несправедливость экономики выборного фашизма и солдата на войне. Мало того, что «Флаги наших отцов» — это не фильм, а «кино», так ещё Иствуд не имеет ни морального права, ни жизненного опыта, ни кинематографической зрелости и профессионализма вообще браться за такие темы, как национальные святыни и светлая память павших.
          • Я не могу сопереживать американцам в их блошиной войне, в особенности в сравнении с тем, что пережила моя страна, но, как говорил В. В. Высоцкий, «обидно мне, когда невинных бьют», когда начинают «оценивать» «результаты», полученные другими людьми, когда начинают «показывать „другую сторону“» подвига. Как говорил один из американских президентов, «приведя гостей в дом, я не показываю им первым делом туалет». А Иствуд только показом уборной и ограничивается.

          Заключение: Дорогие американцы, чтите память своих отцов и не снимайте пасквилей, даже если «оправданием» служит невежество. Незнание истории не освобождает от ответственности за будущее.


          P. S. Когда мы смотрим советские фильмы о войне, в титрах фигурируют консультанты высокие чины профессиональных военных, даже генерал-майоры и вице-адмиралы. Даже сделав поправку на большую долю «художественного вымысла» и понимая, что в той или иной советской киноленте показана «неправда» или правда с искажениями, что эта выхолощенная, безжизненная картинка, всё же, смотря такой фильм, можно представить или сделать вывод, как тогда было «на самом деле». Коммерческое же кино, чаще всего, лишает зрителя такой возможности (а иногда и просто обслуживает политическую пропаганду). *








Приносим свои неискренние извинения, если эта заметка покажется вам интереснее самих фильмов.:)



THE END








(Счетчик посещений Counter.CO.KZ: 05.05.2007 г. — 150)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments