Старший Брат Краткости (stabrk) wrote in kinoclub,
Старший Брат Краткости
stabrk
kinoclub

Category:

«Письма с Иводзимы» («Letters from Iwo Jima», США, 2006 г.) — иствудские ведьмы. Часть 2-я из 3-х

 

          Заметка состоит из трёх частей:
          • 1-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572060.html.
          Содержание:
          I. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК взятие Иводзимы (Battle of Iwo Jima), о котором якобы рассказывает фильм.
          • 2-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572334.html.  • Вы здесь •
          Содержание:
          II. О «РЕЖИССЁРЕ» ФИЛЬМА Клинт(он) Иствуд (1930 г. р., Clint Eastwood).
          III. КИНО «О ВОЙНЕ» ПО-ИСТВУДСКИ — сермяжные выдержки из «Писем с Иводзимы».
          • 3-я часть — http://community.livejournal.com/kinoclub/572668.html.
          Содержание:
          IV. ВЫВОДЫ и НАПУТСТВИЕ ЗРИТЕЛЮ.
          V. Кратко О ФИЛЬМЕ ИСТВУДА «ФЛАГИ НАШИХ ОТЦОВ».



          II. О «РЕЖИССЁРЕ» ФИЛЬМА — Клинт(он) Иствуд (1930 г. р., Clint Eastwood).



           Клинт Иствуд, чтобы быстро ввести российского читателя в курс дела (мы, как любят делать математики, сведём неизвестный случай к известному), это такой состарившийся Фёдор Бондарчук [наш взгляд в сторону недотленки «9-я рота» Фёдора Сергеевича: (ссылка), — а ведь здесь могла бы быть ваша реклама], а Ф. С. Бондарчук, в свою очередь, это такой небогатенький, но весьма авторитарненький буратинос, корчащий из себя, как минимум, Пэрис Хилтон (Paris Hilton) — только та бреет ноги, а он голову. У Иствуда с Ф. С. Бондарчуком настолько много общего, что даже жалко терять время на описание всех «параметров» их совпадения.
          Вот что говорит Иствуд, при этом кокетливо намекая на то, что уж кто-кто, а он-то имеет право судить-рядить и снимать фильмы о войне: «Те, кто любит разглагольствовать о войне, как правило, служили штабными писарями и никогда не видели линии фронта» [цит. по: Нелли Холмс «Клинт Иствуд: „В войне нет ничего цветного“», журнал «Русский „Newsweek“», № 11 (137) за 12—18.03.2007 г.]. Его «фильм» как раз-таки и есть такого рода «разглагольствование». Просмотр «Писем с Иводзимы» у любого нормального человека, даже весьма далёкого от воинской службы, сразу вызовет подозрение, что его автор никогда в армии не служил. Так ли это? Почти все curriculum vitae Иствуда начинаются сразу с его актёрской карьеры, иногда проскальзывает упоминание, что он был «из небогатой семьи». Ещё реже можно узнать, что он-де «служил в Корее». Поскольку от просмотра фильма у меня сложилась стойкая убеждённость, что Иствуд в армии не служил никогда, я продолжал изыскания. Хорошо бы, он просто «служил в армии», а то ведь «в Корее»! В частности, в электронной энциклопедии «Кругосвет», в статье, посвящённой Иствуду, так и указано: «Участвовал в войне с Северной Кореей (1950—1953 гг.) в качестве рядового Вооружённых Сил США». Если бы человек «служил в Корее», он, я полагаю, в первую очередь, снял бы фильм «о войне в Корее», причём сделал бы это явно не старость лет, а пораньше, пока кипит ещё возмущение, пока хочется и есть что сказать. Да чёрт бы с ним: не снял и не снял, но «Письма с Иводзимы» — это какая-то порнография, ей-богу.
          И изыскании были вознаграждены. Вот что выяснилось.
          Иствуд был призван в конце 1949 года, а 25 июня 1950 года началась война в Корее.
          Но дадим слово людям более сведущим.
          • «Клинт с напарником получили приказ перегнать военный самолёт из США в Корею, но не долетели даже до границы, грохнулись в озеро. Клинт не только выплыл сам, но и дотащил до берега напарника. В благодарность Военно-морское ведомство США оставило его служить в Калифорнии учить новобранцев плавать» [цит. по: Сергей Чирцев «„Нормальный“ Клинт Иствуд», газета «Совершенно конкретно» (г. Ижевск), № 11 (272) за 2005 г.].
          • «В конце 1949 года Клинт Иствуд был призван на воинскую службу, а вскоре после этого, в 1950 году, разгорелась война в Корее. Иствуд, юный призывник, отслужил три года в „Форд-О́рде“ [„Fort Ord“], в Калифорнии, инструктором по плаванию. «Попасть под призыв во время корейской заварухи это была нехорошая шутка судьбы. Только что закончилась вторая мировая война, которая должна была стать последней войной на планете, и вот вам, пожалуйста новый „конфликт“. Мы больше не называли его „войной“. Инструкторы запрещали использовать этот термин. Следовало говорить: „полицейская операция“. Вот только во время этой «полицейской операции» мы рисковали своими шкурами. Никто не хотел отправляться в Корею <…>»» [цит. по: Самюэль Блюменфельд (Samuel Blumenfeld) «Клинт Иствуд: старик и война» («Clint Eastwood: le vieil homme et la guerre») (перевод Сергея Козина), газета «Ле Монд» Le Monde», Франция) за 19.10.2006 г.].
          Первое свидетельство хотя и приоткрывает завесу неизвестности, грешит во многих деталях, но верно в одном Иствуд ни дня не был в Корее. Но это ещё не всё. Иствуд фактически и не тянул армейскую лямку, не знал, как пахнет жгучий солдатский пот после многокилометрового марш-броска с полной выкладкой, вообще ничего не знал. Был он в армии лишь номинально, не служил, а так отбывал. Во-первых, он не был «строевым» а был «инструктором по плаванию», а во-вторых, в курортном месте в Калифорнии, это что-то вроде Сочи для России, только в Калифорнии ещё теплее в январе до +20ºC. Именно, «служа в армии», бездельник Иствуд и начал впервые сниматься в кино.
          Хочется подробнее остановиться на эпизоде с «грохнувшимся в озеро» самолётом. В нём слишком много несостыковок. Иствуд был типичным американским юношей «из глубинки» — необразованным, грубым, вульгарным. Он не служил в авиации, мог починить, разве что, украденный автомобиль, но совершенно ничего не смыслил ни в самолётах, ни в лётном деле. Вообще не понятно, где он служил. И вдруг его посылают напарником с кем-то «перегонять военный самолёт» из США в Корею? Лететь минимум часов 10 в прямом смысле через полземли. Экипаж, состоящий всего из двух человек, один из которых, к тому же, может только очистить ножом кожуру с яблок, вряд ли бы был допущен к такому полёту, так что вывод напрашивается сам собой: ни в какую Корею Иствуда не направляли, ни в какую Корею он не летел и ничего туда не перегонял. К тому же, если самолёт переправляли в Корею, это был важный самолёт и важные грузы, раз приходилось лететь на другую сторону Земли, и чтобы никаких санкций за утрату такого самолёта и грузов? Вряд ли. Но история всё же пока остаётся Иствуд с напарником в одно из озёр США «уронили» самолёт. И Иствуд якобы спас своего напарника. И якобы за это его оставили служить в США (может, «спасённый» был «чьим-то сынком»?). Но и здесь облом: настораживает такая деталь поступок, вроде, героический спас человека, за это был «премирован» оставили подальше от войны, на курорте, не служить, а обучать других плавать. Таким поступком, как спасение человека, можно гордиться, но информации об этом ноль, только на уровне устных легенд и недомолвок. И про самолёт Иствуд не распространяется: ни почему упал, ни что за это было. Далее говорится: «оставили служить».
          В общем, я вам скажу, как было дело (если ошибусь, то лишь в деталях, не соврамши в главном). Иствуд родился в Сан-Франциско. Периодически колесил за отцом и семьёй по всей Америке. Нигде толком не учился со своей полукочевой жизнью. В конце 1949 года его призвали в армию. Экономное американское государство старается не тратиться на перевозку своих служащих, и Иствуд попадает на базу «Форд-Орд», что… в 115 милях (т. е. 185 км) от родного города Иствуда Сан-Франциско. С 1947 года в «Форд-Орд» располагается 4-й «учебный центр подготовки пополнений» (replacement training center), по-нашему говоря «учебка», т. е. краткосрочные (несколько месяцев как правило, не более полугода, а для подготовки рядового состава, например, пограничников, до 3-х месяцев) курсы, на которых будущего солдата готовят к квалифицированному (узкоспециализированному) прохождении военной службы. Но дадим слово компетентному лицу на вопрос «Что такое „учебка“?», заданный в онлайн-конференции «Итоги первого месяца осеннего призыва-2005», которая была 08.11.2005 г. организована в РИА «Новости», отвечает военный комиссар Ленинского района Московской области М. В. Перевезенцев: «„Учебка“ это распространённое название учебного подразделения, части, соединения, где уже не призывник, а призванный на военную службу юноша в течение полугода либо готовится для того, чтобы получить звание младшего командира, либо готовится по специальности для последующей службы в войсках. Например, механик-водитель боевой машины пехоты, либо наводчик-оператор танка и т. д. В общем, везде, где требуются узкие военные специальности, готовятся они в „учебках“. При отборе в учебное подразделение, часть, к призывникам предъявляются повышенные требования по состоянию здоровья и уровню образования». Клин Иствуд подошёл именно и только «по состоянию здоровья» (он был поджарым, достаточно спортивным, фотогеничным малым ростом 193 см) — по образованию он подойти никак мог (честно скажу мало, кто из «артистов» или «актёров» хорошо учился в школе) до призыва он работал то мойщиком автомобилей, то грузчиком, то землекопом, в общем, там, где требовалась мышечная сила и минимум была задействована голова. Если бы не война, после учебного центра Иствуд попал бы в какую-нибудь часть и спокойно дослужил бы там свой срок. Ан нет 25 июня 1950 года началась война в Корее. Судя по срокам, Иствуд находился в армии уже почти полгода. Скорее всего, срок подготовки в американских «учебках» мало чем отличается от советских, это означало, что к началу войны в Корее Иствуду подходил срок окончания обучения. Как уже подготовленному солдату у него была большая вероятность попасть в Корею. Иствуд неоднократно в своих интервью озвучивает, что он очень не хотел туда попасть, но всегда умалчивает, как ему удалось этого избежать очевидно, ничего героического в той истории нет, к тому же, если дать прессе детали, она начнёт раскапывать, вот он и старается лишний раз не давать повод. К тому же, возможно, в этой истории замешаны другие люди. Смею предположить, что Иствуд с каким-то «сынком» или просто «родственником» (не исключено, что «отец» командовал здесь же, в «Форд-Орде») на пару разыграли «спектакль» со «спасением утопающего», и могущественный «папа» отблагодарил «за сына». Особенно навевает подозрение, что Иствуд никогда не говорит, чем же он занимался эти полгода, пока стал «инструктором по плаванию». Сомневаюсь, что и вся история с падением самолёта в озеро не выдумка (пусть даже он и не летел в Корею). Как бы то ни было, человек, который всю свою жизнь пробыл в амплуа «сурового, молчаливого, мужественного ковбоя» благо для этого на съёмочной площадке было достаточно просто стоять и молчать совершил какую-то авантюру, чтобы его не отправили не то, чтобы в Корею, а вообще никуда больше, забыв даже о данной за полгода военной специальности. Иствуд не служил, не был строевиком, и фактически отсиделся если проводить параллели с нашей страной в стройбате на блатной «должности», находясь всего в двухстах километрах от дома, которая даже позволяла ему во время «службы» сниматься в эпизодах своих первых фильмов. А помните, как папа отмазал сынка Федю Бондарчука, которого в ужас приводила как сама армия, так и стократ усиливала этот страх возможность попасть после «учебки» служить в Афганистан? Ага. А в «учебку» Федя гремел автоматически уж больно хорошее образование было у режиссёрского сынка (учился-то он неважнецки, но школа была специализированная с художественным уклоном, т. е. велика была вероятность, что его посчитали бы «за умного»).
          Я не утверждаю, что Иствуд должен был рваться под пули, но он захимичил какую-то некрасивую и весьма мутную историю, чтобы остаться на курорте, да ещё и занять весьма блатную должность. Здесь важен сам факт он поступил как-то не слишком подобающе, а это уже вырисовывает его не слишком приглядный «морально-психологический облик». В общем, ему есть, что скрывать, чем не стоит гордиться. И это человек будет нас учить, как ковыряться в носу?! Он будет пытаться «понять» «суть героизма»? «Поучи жену щи варить!».
          [Примечательно, что благодаря контактам с режиссёрами Джеком Арнольдом (1916—1992 гг., Jack Arnold) и Артуром Любиным (1898—1995 гг., Arthur Lubin), а возможно, и некоторым другим, завязанными с ними именно во время так называемого «прохождения службы», Иствуд после армии смог заключить аж 7-летний контракт с киностудией «Universal», но студия через непродолжительное время предпочла расторгнуть контракт. История тоже достаточно мутная называют слишком разные сроки: например, и полтора года [см.: Дмитрий Бирюков «Клинт Иствуд: тайна прищура», «Российская газета (Неделя)», № 4311 за 09.03.2007 г.], и три года, а возможно, и ещё и множество других. Такой разнобой тоже свидетельствует о какой-то не совсем приятной истории, приключившейся там с Иствудом.]
          Теперь вернёмся к словам Иствуда: «Те, кто любит разглагольствовать о войне, как правило, служили штабными писарями и никогда не видели линии фронта». Хм… Чья бы корова мычала.
          И что же нам «показал» Иствуд? Давайте, давайте же поглядим!..



          III. КИНО «О ВОЙНЕ» ПО-ИСТВУДСКИ сермяжные выдержки из «Писем с Иводзимы».



          Ну что, читатель, готов? Не бойся, дальше тезисно. После «предварительной подготовки», надеюсь, ты уже сам увидишь всю убогость мифотворчества иствудского детища.

          And так несколько примеров.
          • На остров Иводзима на самолёте прибывает хромающий японский высокий чин, опирающийся на трость. Он говорит своим подчинённым, что желает осмотреть остров и отказывается от машины со словами: «У меня прекрасное здоровье я пойду пешком». Я не знаю японский менталитет, я никогда не служил в японской армии, я не рязанский, но русский парень, и поскольку я пока ещё в своём уме и в детстве читал книжки про Покрышкина и прозу Кондратьева, то даю ну, скажем, голову на отсечение, что обсуждать своё здоровье, да ещё и с подчинёнными, да ещё и как бы им что-то объясняя (почему, мол, ему не нужна машина) такого в армии не могло быть НИКОГДА.
          • Главнокомандующий всеми военными силами острова Иводзима генерал застаёт сцену, когда один из офицеров наказывает (бьёт какой-то гибкой палкой) двух солдат, которые вели разговоры чуть ли не о том, что хорошо бы сдаться американцам, а то убьют их ни за что ни про что. Генерал интересуется: что это, мол, за избиение? Офицер объясняет предательские, подколодные разговоры ведут, герр шмутцер! И генерал подводит черту, обращаясь к провинившимся (ой, держите меня четверо): «Важно не только исполнять приказы, но и думать своей головой», тем самым став на стороны шпицрутинуемых и отменив наказание, что автоматически опускает офицера в глазах подчинённых ниже плинтуса, что в подвале. Во-первых, странная субординация сделать замечание офицеру в присутствии его подчинённых. Да ни один военный этого себе не позволит, тем более, что офицеры это отдельная каста даже на советском флоте, где такие традиции, что Великобритания пухнет от зависти. Во-вторых, поддержать мятеж?! А в-третьих, отменить наказание? Даже если наказание наложено несправедливо, оно должно быть воплощено это уже ПОСЛЕ него можно как-то «компенсировать» несправедливость взыскания например, дать пожрать побольше, побольше поспать, временно не посылать в наряды. Самое интересное, что подобные сцены унижения офицера, в том числе, одного и того же, повторялись неоднократно.
          • Красной нитью стоят пораженческие настроения японских солдат. Можно сказать, что фильм Иствуда это гимн тому, что все японские солдаты острова (а солдаты это основная масса военных) понимают всю «бессмысленность борьбы». Тем более странно, если все отмечают неслыханную ожесточённость боёв и почти полное отсутствие японских пленных количество пленных измерялось десятками, да и те попали, будучи тяжело раненными. Иствуд как и Фёдор Бондарчук своё фэнтези «9 рота», — сделал без какой-либо привязки к действительности. Рецепт прост: берётся всем известная тема и делается всё, что угодно, а поскольку ты непрофессионал и человек без совести, то все ляпы списываешь на «творческое» или «авторское» ви́дение. Иствуд снимал свой фильм «на документальной основе» письмах японского генерала, а Фёдор Сергеевич на основе как-то «по-особенному» понятой лично им истории с 9-й ротой. Что получилось у Фёдора, мы знаем видеоклип про взрыв вертолёта, а у Иствуда газовый пшик (в общем, как джин из жопы). Есть документальные фильмы, есть реалистичные фильмы, а есть «маскерад», как говаривали во времена М. Ю. Лермонтова так вот это про иствудов и разных федь.
          • Сквозь фильм красной нитью также проходит мысль, что рядовые японские солдаты «правильно понимают» всю «бессмысленность ситуации», а злые дяди-командиры вынуждают их вести себя неправильно, что у добрых американцев не остаётся другого выбора, кроме как убить их всех. Что я могу сказать? Я могу сказать, что армия это, прежде всего, отцы-командиры, они задают тон всем и вся. (Кстати, армии многих стран мира сейчас построены на этом принципе в мирное время существует профессиональная прослойка военных среднего и высшего командного состава, а при объявлении мобилизации они руководят войсками, укомплектованными новобранцами по полному штату.) Без командира боеспособный отряд превращается в стадо. Именно поэтому у защищающихся выделяются специальные люди, которые во время наступления противника занимаются только одним методично выбивают офицеров и командиров. Даже если наступающие достигли окопов обороняющихся, потеря офицера (и если никто не перехватит командование), который знает, что делать, может свести всё на нет наступающие начинают мешкаться, не могут развить успех, и в результате будут истреблены поголовно или, в лучшем для них случае, будут отброшены со значительными потерями на исходный рубеж. Для справки: на Иводзиме были собраны лучшие военные и вымуштрованные части, перед которыми стояла ясная задача: максимально долго удерживать остров и наносить максимальный урон американцам. К вторжению американцев они морально и технически готовились полгода, остров в морской и воздушной блокаде. Какие там могут быть разговоры о поражении?! Даже если они и были, то делать их рефреном всего фильма странно это не то, что противоречит духу той битвы, а вообще чушь полная, чушь ожиревшая. Все рядовые солдаты у Иствуда сплошь американисты какие-то.
          • Какая-то японская женщина объясняет в камеру (при этом, по-видимому, полагается, что японцы так разговаривают между собой): «Мы граждане своей страны. Мы хотим исполнять свой долг перед отечеством ради процветания нашей родины. Чего бы это не стоило». Ну понятно, что нужно что-то и как-то объяснить американскому зрителю, но это всё равно не оправдание. Всё это напоминает типичные американские фильмы про Советский Союз и «про коммунистов», а никак про императорскую капиталистическую Японию. Когда мы, жители России, смотрим американские фильмы про нас, мы видим, насколько они лубочные, примитивные и не соответствуют действительности. Точно такую же картинку а-ля «как американский школьник видит Японию после прочтения комиксов» и сделал Иствуд. Все диалоги насквозь фальшивы как по тому, КАК говорят, так и по тому, ЧТО говорят. Вот нам всё кажется, что фильм «Враг у ворот» (2001 г., «Enemy at the Gates») — это «не про нас», что «нас не поняли», «нас неправильно показали» Зряшные переживания, если учесть, что кинематограф (коммерческое кино) — это всего лишь бизнес или способ «самореализации» зачастую элементарно неграмотных и одолеваемых различными пороками людей, миазматиков.
          • Японский командир на совете среди офицерского состава говорит: «Это дело чести защищать всеми силами до конца». Ну, это не дело чести, это то, что они обязаны делать как кастовые военные, тут явно напрашивается другое слово «долг». У Иствуда оно не звучит ни разу. Нормальная фраза, хоть как-то приближенная к реальности, должна звучать примерно так: «[У нас есть] Приказ защищать [Иводзиму] всеми силами до конца. Это наш долг. Выполним этот приказ с честью». А Иствуд этими своими потугами индивидуала-интеллектуала пытается внушить мысль, что японской армии, как некого монолита, не было, а было лишь «неправильное» по американским меркам представление об индивидуальной чести. Напомним, что это было только НАЧАЛО открытого военного противостояния Японии и США, Япония ещё не стояла на коленях и всеми своими фибрами желала лишь одного надрать уши янки, продравшись руками через их же задницу.
          • Японский офицер спрашивает вышестоящего: «Командир, а какие у нас планы?». Тут и комментировать нечего: подчинённый не мог такое и в такой форме спросить. И командир не обязан отчитываться перед подчинёнными. Но это ещё не всё. Вышестоящий отвечает (приготовились? читайте!): «А какая вам разница, если вы их не выполняете?!». …Вот интересно, Иствуд знает хотя бы, как пишется слово «трибунал»?.. А что такое неподчинение приказу в военное время? А что такое «закон военного времени»? Ответы очевидны нет. Но он показывает не то философствующего, не то медитирующего японского главнокомандующего силами острова, который с тревогой думает примерно так: «Вот же ж, ёксель-моксель, в американской армии солдаты безропотно исполняют всё, что им ни прикажут!», отсюда как бы следовала мысль: скажут захватить остров, и они его захватят. Вот так просто: «Эй, солдат! А ну подь сюды! Солдат, слышь, солдат, захвати остров!» а солдат же американский, он исполнительный, он р-р-раз! — пошёл и захватил, главное только чтоб приказ был. Как бы мне хотелось пожелать Иствуду стать умным и честным, и чтобы он сразу им стал! Но это также нереально, как и то, что он вложил в уста японского генерала.
          • Ещё чу́дная реплика японцев (в аккурат сразу после бомбёжки): «Мы истощены, но мы будем сражаться за нашу страну».
          • «Нам всё равно жить или умереть. Это наша единственная миссия» ну как это «всё равно»? Каждый японский солдат должен был унести в могилу, как минимум, десятерых американских вояк, иначе на небе ему не будет уготован хороший приём. Умирать раньше времени зачем же?.. И такие речи не мог сказать командир, а у Иствуда он-то и говорит. Умереть много ума не надо, а вот жить и убивать противника к этому нужно приложить недюжинные усилия. Умереть и тем самым ослабить оставшихся защитников по сути, значит, предать своих товарищей, свой гарнизон, свою страну, а в конечном счёте, и себя самого. Японские солдаты не стремились умереть.
          • А эта реплика может смело претендовать на шедевральность по своей глупости: «Если мы умрём, то мы не узнаем, пришла ли подмога». У меня уже готова сорваться фраза: «Да Иствуд просто глуп!» но я очень надеюсь, что мне её не придётся произносить, а вы её скажете сами.
          • «Не сдавать занятые позиции». Не знаю, перевод ли корявый, но японцы на своей земле, обороняясь, могли сказать только «занимаемые», а не «занятые».
          • Иствуд покоряет зрителя «простыми истинами», очевидно, выдавая их за плод многодолларовых бдений: «Мы укрепили оборону, но без поддержки наши шансы равны нулю», как бы вам сказать, г-н Иствуд, любая оборона, когда у обороняющихся нет подкрепления, а у наступающей стороны есть, в длительной перспективе обрекает обороняющихся на полное поражение. Исключение столетние войны в Европе. Ну, так то ж цивилизованная Европа: покушал, вырастил сына, отправил его повоевать, накормил после боя, женил, взял на сенокос и т. д. Тот же Сталинград не продержался, если бы его не подпитывали силы из-за Волги, да другие участки фронта своим наступлением чуть ли не по ровной, как стол, степи не оттягивали силы немцев из города.
          • Японский офицер во время затишья говорит: «Американские солдаты готовят повторное наступление». Мне любопытно: ему что «американские солдаты» докладывали? Вот это умствование на пустом месте и попытки сделать хоть какие-то «выводы» лишь бы «умно звучали» — выдаёт с головой, что автор фильма абсолютно не разбирается в теме.
          • Отношение японских офицеров к своим солдатам больше похоже на отношение плантатора к рабам. Тут все, кто ни иены не понимает «в Японии» (а, кроме японцев, это весь мир), говорят, что, мол, фильмом «письма с Иводзимы» Иствуд проник в святая-святых — сознание, культуру Японии, познал их. К. С. Станиславский на моём месте сказал бы: «Не верю!» и был бы прав. Как уже выше было сказано, Иствуд проник в японский менталитет настолько же, насколько, например, фильм «Рэмбо» отражает богоборческие метания Л. Н. Толстого.
          • Не обошёлся Иствуд и до лубочного, как в комиксах для шестого класса школы для выходцев из Мексики, менторского объяснения сути демократии, как оно преподносится в американское правосознание «рядового гражданина» будто бы японский офицер военнослужащий кудахчет: «Императоры не достойны нашей смерти». Тут даже не комментировать развести руками только можно.
          • На американских солдат кидается японец с сапёрной лопаткой. Что делают американские ребята? Да ничего у Иствуда они ждут, пока тот успокоится, чтобы затем «подкрасться к нему сзади» и взять в плен. А зачем американским солдатам брать японского босоногу в плен? Чтобы кормить? Что важного он может им сообщить? Или за пленных выдаётся премия за живой вес? Американцы стреляли во всё, что движется или шевелится. Кстати, во все времена победители, если победа доставалась им ценой больших потерь и заставила сильно перетрусить, побеждённых в плен не брали так поступали и пираты разных европейских языков, и моряки Великобритании, и немцы, и советские солдаты. Убивали всех. Если бы Иствуд был в армии или хотя бы прочитал пару книг, он бы знал, что сапёрная лопатка не просто страшное, а страшнейшее холодное оружие, перед которым бледнеют разные там ножи, тесаки и штыки хитроумных рёбровынимательных конфигураций. Ранение от сапёрной лопатки почти всегда смертельно, потому что раны она наносит просто огромные, которые редко совместимы с жизнью, ибо ломтями нарезает тело.

          Приёмы, которые использовал Иствудушка в своём «фильме»:
          • Постановка события в неправомерный контекст. Ну, в частности, он пытается рассмотреть события, которые правомерны только во время войны и только во время боевых действий, с позиции мирной жизни или в терминах, скажем, обыденной дружбы. Вот во время войны подвиг, самопожертвование считается чем-то нормальным, понятным и даже закономерным. Героическое поведение в мирной жизни будет заведомо неадекватным (разного рода «вьетнамские синдромы»). Знаете такой закон логики: из неверных посылок получаются неверные выводы, вернее, следует всё, что угодно? Если мы будем рассматривать экскременты не в деревенском сортире, а в супе, выводы, которые мы сделаем, будут неправомерны по одной простой причине им, экскрементам, место в туалете, а не в готовом блюде. Именно в этом не разобрался Андрей Плахов, начав играть по правилам, предложенным Иствудом: «Он [Иствуд] просто открывает за узкоглазыми лицами и воинственными выкриками чувства очень молодых людей, которым ведомы и страх, и боль, и дружеская преданность, и нежные чувства» [цит. по: «Военно-полевой обман (Антигероическая дилогия Клинта Иствуда вышла в полупрокат)», газета «Коммерсант», № 39 (3615) за 13.03.2007 г.]. Вот сейчас модно говорить о том, что мобильная связь как-то может негативно влиять (а может, и не влияет!) на популяцию диких пчёл. С таким же успехом можно говорить о влиянии планеты Марс на то, споткнусь я сегодня на лестнице или нет.
          • Панорамные, даже величественные кадры например, сотни кораблей и катеров на рейде или у острова. Но эти кадры длятся пару минут, а затем идут лица крупным планом в каком-нибудь месте, где не нужно тратиться не то, чтобы на достойный задний план и перспективу, а даже и на освещение: комната, пещера, ущелье. Если бы не панорамные съёмки, вполне можно было бы подумать, что это малобюджетный фильм ВГИКовцев для выпускного экзамена. А если бы не озвучка, можно было бы подумать, что это спектакль. В этой скудности видится не замысел режиссёра, а содержательная бедность его ленты. Нет ни тактики боя, ни картины боя, вообще ничего. Показали скучную перестрелку в тёмном коридоре, а потом сюжет, по замыслу Иствуда, круто «продвинулся»: «Мы потеряли 10 отрядов почти в полном составе». Если это не следовало из видеоряда, зачем тогда видеоряд? В общем, махровейший непрофессионализм. Какая режиссура, что вы!..
          • Звук летящих и плюхающихся пуль. Причём они одинаковы на всём протяжении фильма. Видимо, кто-то в Голливуде открыл методу получения таких звуков (подозреваю, что в «Спасая рядового Райана»), запатентовал и продал лицензию и вот теперь, кроме этих однообразных и не слишком правдоподобных звуков, в фильме нет ничего. Хотя есть это звуки, когда выскакивает какая-то металлическая хрень после того, как винтовка отстреливает последний патрон в обойме. Про позорные газовые вспышки-взрывы и фейерверки а-ля Древний Китай даже стыдно упоминать. Потуги Иствуда «Письма с Иводзимы» были оценены Американской киноакадемией одним «Оскаром». Угадайте с трёх раз, за что. За звук премия вручена звукорежиссёру. Больше в этом «фильме» ценить оказалось нечего. *



Продолжение: http://community.livejournal.com/kinoclub/572668.html.



(Счетчик посещений Counter.CO.KZ: 05.05.2007 г. — 90)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments