desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

“Hoax”/«Мистификация»

В поисках утраченного обмана


Картина “Мистификация” выделяется из прокатного потока уже хотя бы потому, что снята на студии “Мирамакс”. Сегодня эта компания, собравшая множество “Оскаров” и избалованная успехом у зрителей во второй половине 1990-х, переживает не лучшие времена — ощущается отсутствие громких премьер.

“Мистификации”, конечно, далеко до прежних взлетов “Мирамакса”. Однако есть несколько моментов, которые привлекают внимание к данной ленте. Первое — это, конечно, дуэт знаменитостей: Ричард Гир в роли писателя Клиффорда Ирвина и Альфред Молина, который играет друга Ирвина, тоже писателя Дика Саскинда. А второе — сюжет. Он основывается на реальной истории Ирвина, которую тот изложил в книге “Мистификация”. Но главным представляется то, что этот фильм на самом деле являет собой нечто вроде дверей, которые ведут в анфиладу комнат, полных мистификаций и мистификаторов.

Это история одной из самых грандиозных авантюр в современной литературе. Ирвин — писатель, специализирующийся на биографической прозе. Его первым известным произведением является биография Элмира де Хори — фантастически одаренного художника-фальсификатора. Темой второй книги Ирвина стала жизнь таинственного мультимиллионера Говарда Хьюза. Поскольку никаких шансов получить согласие от эксцентричного толстосума на описание его жизненного пути у писателя не было, последний по совету своих друзей решил просто сфальсифицировать книгу. И работал поистине виртуозно — подделывал письма Хьюза, чеки от его имени, даже смог проникнуть в сверхсекретные государственные архивы, убедил лично знавших Говарда! Обман обнаружился лишь тогда, когда труд уже был напечатан. В итоге Ирвин отсидел 14 месяцев и вынужден был вернуть издателям $765 тысяч.

Экранизировал “Мистификацию” режиссер шведского происхождения Лассе Хальстром; его самой известной работой к этому времени был “Шоколад” с Джонни Деппом, Жюльетт Бинош и тем же Молиной. Новый сценарий построен качественно. Наблюдать за тем, как Ирвин-Гир “разводит” издателей, вдохновенно мастерит доказательства своей близости к Хьюзу и выпутывается из опасных переделок, действительно интересно. До определенного момента.

У режиссера была возможность снять лихую авантюрную комедию. Однако фильм делался в Голливуде, а стало быть, должны были быть соблюдены определенные правила. Смелости или таланта пойти против них у Хальстрома не хватило. Поэтому во второй половине картины становятся все более ощутимыми извечные пороки американского мейнстрима: мелодраматичность и морализаторство. Хальстром любой ценой стремится осудить главного героя, даже если этой ценой станет сам фильм. Вот почему назойливо выпячиваются абсолютно лишняя темы измены жене, а также делается ударение на том, как нехорошо повел себя Ирвин с Диком — хотя на самом деле герой Молины как раз был одним из тех, кто подал идею относительно “жизнеописания” Хьюза. Одним словом, Хальстром сводит образ виртуоза фальсификаций до примитивного лгуна. И это фактически разрушает хороший замысел. Не помогают даже вкрапления музыки и кинохроники (Никсон, пацифистские демонстрации, хиппи) тех лет.

Но любопытнее всего то, что фильм о Клиффорде Ирвине уже был снят стопроцентным американцем Орсоном Уэллсом. Классик мирового кино, на фильмах которого учатся многие поколения режиссеров, тоже работал в Голливуде, но всегда пренебрегал стандартами этой фабрики мещанских грез — оттого и был там изгоем. Еще перед войной он в прямом радиоэфире настолько убедительно инсценировал сообщение о вторжении марсиан на Землю (по мотивам “Войны миров”, написанной его дальним родственником Гербертом Уэллсом), что США охватила общенациональная паника. А в 1974 году снял картину “Ф означает “фальшивка” (F for Fake) — о двух фальсификаторах, Элмире де Хори и Клиффорде Ирвине. Он сделал документальный фильм (обойдясь без колоссального бюджета, без суперзвезд и т.п.), который на самом деле таковым не был. Иными словами, оставаясь полностью в художественном русле, с актерами (особая прелесть — Ирвин, Хори и даже Уэллс играют самих себя!), в павильоне, сымитировал неигровое кино. Причем сделал это безукоризненно — так, что и сегодня сложно поверить, что все это сыграно и срежиссировано. А сам фильм стал эталоном имитированной документалистики, и этот жанр с тех пор называют соответственно — фейк.

Хальстром мог сделать нечто подобное. Однако решил соригинальничать. Но быть оригинальным, следуя правилам, невозможно.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments