Васятка (babr) wrote in kinoclub,
Васятка
babr
kinoclub

Category:

Рецензия на фильм «Письма с Иводзимы» ("Letters from Iwo Jima")

Рецензия на фильм «Письма с Иводзимы» ("Letters from Iwo Jima")




Назови мне людей, уверенных в завтрашнем дне,
Нарисуй мне портреты погибших на этом пути…
В. Цой

Хотите быть героями? А мертвые герои никому не нужны!
(с) знакомый инструктор школы выживания

Главная задача солдата, не умереть, как думают многие,
а наоборот, остаться в живых, и выполнить боевую задачу!
(с) из какой-то аналитической программы


Когда я шел на этот фильм, я ожидал увидеть нечто, подобное «Высадке Черного ястреба» - рубилово, мочилово, и конечно же самоубийственная атака с мечами на пулеметы.

Когда я шел на этот фильм, я думал, что в нем будет море крови, отрывистая японская речь, грозные японские генералы, бесстрашные японские солдаты – как в фильмах Куросавы.

Когда я шел на этот фильм, я думал о том, что Иствуд всегда снимает захватывающее кино, и ждал, что буду трепетать от каждого кадра.


···


Выйдя из кинотеатра, я подумал, что это первый фильм о войне, на котором я увидел в зале заснувшую девушку-зрительницу. Ее не будили взрывы, выстрелы, крики. Она уснула. А потом ушла.

Еще я подумал, что это первый фильм о войне, после которого мне не хочется гордится, что я мужчина, выпячивать грудь, или бежать в тренажерный зал, и в тир, прыгнуть с парашютом, научится рукопашному бою… После этого фильма как-то так – спокойно. Хочется думать головой, а не играть мускулами, или источать восторги, или наоборот – ругать на чем свет стоит только что увиденное. После фильма не чувствуется драйва, адреналина, нет ощущения, что воевать, смотреть в лицо врагу – это круто. Как было после «Спасти рядового Райна». Остается только ощущение сырости от вырытого в скале укрытия, ощущение сводящей болью судороги где-то в животе – дизентерия, спокойно-безнадежное осознание неизбежной смерти, и лучи солнца, падающие на стену…

···


Пытаясь резюмировать свое впечатление от фильма я оказался в определнном затруднении. С одной стороны, я не был «потрясен» или «в восторге» от увиденного. С другой стороны, выйдя из кинотеатра я все время возвращался назад к кадрам из фильма – то-то меня цепляло, и все время хотелось вспомнить – что же именно меня зацепило.

На мой взгляд, «Письма с Иводзимы» не стоит смотреть «просто так», надеясь развлечься. Увы и ах, но это фильм не для всех, при всей его прямолинейности. Женщинам на этот фильм я ходить не рекомендовал бы – потому, что войнушка – игра для мальчиков. Девочкам как правило она скучна. И есть большая вероятность, что вы, милые девушки, заснете в процессе просмотра, или попросту уйдете с середины фильма.

Это – мужское кино. Снятое человеком, олицетворяющим собой идеал мужественности на протяжении вот уже (как бы не соврать) лет 30ти, а то и больше.

Мужчины, на мой взгляд,  выйдут с этого фильма задумчивые, с немым вопросом в глазах – «ЗАЧЕМ? Зачем они  это делают??? Зачем выдернули столько милых, хороших добрых людей из их, тихой, мирной, такой предсказуемой, жизни, и бросили сюда – в эту мясорубку в обожженных скалах, на которых даже не растет трава. Какой смысл был заставлять их убивать друг друга, боятся друг друга? Какой смысл в этой резне??? Неужели из-за клочка бесплодной земли посреди Тихого океана, который даже на карте не найдешь???»

И этот вопрос – самое важное в этом фильме. Это, на мой взгляд, именно то, чего хотел добиться Клинт Иствуд. Посыл фильма глубоко антивоенный. И если мужчины, выйдя из зала, зададут себе тот же вопрос, который женщины задают себе постоянно, когда видят военные фильмы, или слышат о войне – ведь в женской природе сохранять жизнь, а не уничтожать ее – если мужчины зададуться тем же вопросом – «ЗАЧЕМ???» - то может и войн на земле станет меньше?

···


Я считаю, что существуют 2 вида фильмов: зрелищные фильмы, главное в которых – впечатление от картинки, от зрелища, каким бы оно ни было, и фильмы – манифесты.

По моему мнению, фильмы-манифесты обычно не имеют большого резонанса у публики, и редко окупают затраты на них. Смотреть их не всегда интересно обычному зрителю.
Это – история режиссера рассказанная им от себя, и, во-многом, для себя. Именно к таким фильмам я отнес и «Письма с Иводзимы». Насколько я знаю, изначально Иствуд не собирался снимать японскую версию захвата острова Ивадзима. Он снял «Флаги наших отцов» (который мы в России сможем увидеть только на DVD, к сожалению), и собирался на этом остановится – но узнал, что были найдены письма японского генерала Курибаяси, отвечавшего за оборону острова, и, ознакомившись с ними, он принял решение снять версию «с другой стороны».

Так что это было личная инициатива Иствуда – он снял это фильм в первую очередь для себя.

Если с чем и сравнивать этот фильм – то только с фильмом «Тонкая красная линия» (“The Thin Red Line ”)  Теренса Малика, который, кстати, тоже был о войне на Тихом океане.  Простота изложения, и глубокий смысл объединяют оба фильма. Только «Тонкая красная линия» - это точка зрения американцев, а «Письма с Иводзимы» - это взгляд японцев на войну на Тихом океане.

Тем более интересно, что продюсером «Писем с Иводзимы» вместе с Клинтом Иствудом выступал Стивен Спилберг. А ведь, по-моему, именно Стивен Спилберг первым поднял тему войны на Тихом океане в своем фильме «Империя солнца», который в свое время произвел настоящий фурор. В этом фильме Спилберг показал японцев на их земле – в обыденной жизни. Правда, видим мы их глазами английского мальчугана, попавшего в японский плен. Но этот взгляд показывает нам японцев как обычных людей, которые не особо ратуют за войну, но идут умирать за свою страну, потому что так велит им долг.

···


С первых минут фильма, меня неотрывно преследовало какое-то де жа вю – было такое ощущение, что я все это уже видел когда-то в детстве.  И эту блеклую гамму цветов на экране, и самопожертвование, и  много слов о Родине, и письма из дома, и чекисты в фуражках с малиновым околышем, и патриотическую промывку мозгов, и особисты, бдительно следящие за инакомыслящими, и фронтовые пожелтевшие листочки, исписанные поблекшими чернилами – о том, как страшно и не хочется умирать, что хочется жить, и они обещают обязательно вернуться домой. И даже звезды на фуражках офицеров и  шапках («буденовках» (?)) рядовых.

Да-да – все это очень, ну просто ОЧЕНЬ, сильно напоминает наши старые советские фильмы о войне. Те, что сняты на плохую пленку, с такими, знаете, выцветшими, как будто выгоревшими, цветами. Там все было то же самое. Оборона Крыма – когда солдаты прятались в катакомбах месяцами, умирая от жажды, и совершали вылазки по ночам. Или оборона Бреста, и Сталинград – везде тот же лихорадочный блеск в глазах офицеров, то же «ни шагу назад!», то же – «умереть, но не сдаться!». Мы все это с вами уже видели и не раз – мы росли с вами на таких фильмах, они наша плоть и кровь, они создали наше мировоззрение, они – часть нашей мифологии.

···


Еще читая книги японских авторов о жизни самурайской Японии, которые изредка попадали мне в руки, я не переставал удивляться, насколько же непохожи описанные самими японцами самураи, на то, с чем я привык ассоциировать слово «самурай». Я привык, что самурай неустрашим, что он не думает ни о чем кроме войны, что он кровожаден и беспощаден по определению. А выходило, что они были нормальными, адекватными людьми, так же страшились смерти, так же любили, писали стихи, любили смотреть на закаты.  Но этика, нормы приличия принуждали их вести себя по-другому, не показывать свой страх. Прятать свои чувства, беспрекословно подчиняться приказам. Но мы же ведь тоже не всегда следуем нормам приличия, и тому, как принято. Так и они – не всегда были бесстрашны, не всегда могли сдержать свои эмоции, не всегда были согласны с приказами начальства.

То же самое удивление я испытал, посмотрев «Письма с Иводзимы». Японцы там показаны обычными людьми. Они боятся бомбежек, страдают от жажды, тоскуют по дому.  И воюют. Потому что нет пути назад. Позади – Москва. Или Токио. Но с какой стороны не посмотри – Родина. И если не я – то кто? Кто будет защищать мою страну, моих родных?

Как верно подметил agent__steel в своей рецензии - “на Востоке человек оценивается лишь как часть некоторой ячейки общества, а не сам по себе”.

···


Отвечая на вопрос, что же именно меня зацепило в этом фильме, я могу сказать только одно – невыразимая обыденность смерти, тяжелых боевых условий, и солдатского быта. Никакого пафоса – даже там, где он должен, обязан присутствовать – в речах офицеров, в призывах «не отступать и не сдаваться», в фразах типа – «умереть за родину это великая честь». Все звучит  так, как бы это звучало в реальной жизни – никаких фанфар, возвышенной музыки не сопровождало слова, произнесенные историческими личностями, и вошедшие в историю. Точно так же и в фильме – вы видите то, что, могло произойти на самом деле, так, как это могло произойти на самом деле. И ничего возвышенного в этом нет. Очень мало, по-крайней мере.

Я считаю, что самый лучший антивоенный фильм будет тот, который показывает войну как есть. Не стараясь ничего ни прибавить, ни убавить. И в этом – заслуга Клинта Иствуда. Ему удалось максимально приблизиться к этой задаче.

···


Пересказать содержимое фильма практически невозможно. Потому что все запоминается как-то в общей массе. Одно не отделимо от другого, каждый кадр привязан незримой нитью к следующему. Все – единая цепь, и начав рассказывать, обязательно что-то упустишь, и целостной картины не получится

Из запомнившихся кадров: виски Jonny Whoker, которое пьют из маленьких пиал для саке; детский хор, поющий по-японски по радио для защитников Иводзимы; первая бомбардировка американцами острова, и последовавший артобстрел с моря; самоубийство барона Ниси; убийство молоденького американского солдата японцами…

Идите на этот фильм, только если вы любите режиссера Клинта Иствуда, и вам интересно, что он мог сказать нового своим фильмом. Идите туда, не ради зрелища, но ради того, чтобы задуматься. Этот фильм не откроется каждому.

···


Ну и конечно, немного истории:

Эта часть не обязательна для прочтения, но я посчитал себя обязанным включить ее в рецензию, потому что сам, выйдя из кинотеатра, первым делом стал выискивать все возможные сведения о битве за Иводзиму, и думаю, таких как я будет много. Дабы не рыскать в дебрях Сети, и не перелопачивать тома по истории, я изложу здесь вкратце то, что мне кажется самым важным в операции по взятию этого безлюдного, мертвого острова из вулканической породы.

Первым делом, я попытался найти этот злосчастный остров на карте – я перерыл наверно пол-интернета, скачал себе Google Earth, искал на http://maps.google.com . Все что мне было известно – это то, что остров Иводзима находится расстоянии 660 морских миль к югу от Токио и 700 морских миль от острова Сайпан. Но как я ни старался – мне не удалось найти этот остров ни на одной карте. Вероятно он так мал, что найти его можно только на картах большого масштаба, которые обычно доступны только военным.

Однако после длительных поисков, полазав по американским сайтам, посвященным битве за остров Иводзима (Iwo Jima) я все же сумел отыскать этот мааааааааленький (поверьте – ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКИЙ) клочок земли на картах.
Вот ссылки на карты
На Live Search: ссылка - требуется покрутить колесико чтобы увеличить масштаб, почему –то изначально выводится карта прямо «носом к земле».

На Ask.com: ссылка

Благодаря simple_zuk удалось отыскать этот остров и в Google Maps: ссылка

Для самых въедливых - даю ссылку на очень подробную военную карту острова Иводзима 44-года: ссылка (1,73 Мб.)

Страница Wikipedia посвященная битве за Иводзиму: ссылка - ОЧЕНЬ интересно, очень рекомендую к прочтению - писал настоящий энтузиаст своего дела - захватывающее описание штурма острова американццами.
Далее я стал искать упоминания о Иводзиме в мемуарах американскийх командующих. И наткнулся на мемуары генерала Шермана, которые оказались весьма ценным источником информации.

Как пишет генерал Шерман: «Остров Иводзима получил название “совершенно необходимого острова”. Его необходимо было захватить. Он лежит на расстоянии 660 морских миль от Токио и 700 морских миль от Сайпана. На нем были два больших аэродрома и строился третий. Гарнизон острова насчитывал около 23 000 человек, в большинстве своем это были первоклассные части японской армии. Кроме того, там было 7000 человек береговых войск военно-морского флота, которые сначала не были обнаружены нашей разведкой.
Остров Иводзима, имеющий 6 миль в длину и около 2,5 миль в самом широком месте, по своим природным условиям не похож ни на один из островов, которые до этого пришлось видеть американцам. Он представляет собой выступающий из воды частично остывший вулкан. В некоторых местах из расщелин или прямо из земли выделяются вулканические пары серы. В южной части острова на высоту  556 фут. поднимается гора Сурибати, возвышающаяся над всем районом. В центре — широкое плато, на котором находились два уже построенных аэродрома. В северной части местность более холмистая (некоторые возвышенности поднимаются до 400 фут.), пересеченная оврагами и ущельями, усеянными разбросанными вулканическими скалами. Воздух насыщен запахом серы.»


(прим. babr: данные о японском гарнизоне на Иводзиме генерал несколько преувеличивает - по имеющимся данным на острове был гарнизон численностью в 22тыс чел. (источник) ТАк же преуменьшает генерал и потери американцев)



(кликабельно)

«Японский командующий генерал-лейтенант Курибаяси располагал таким количеством войск и вооружения, какое он мог разместить на этом островке. Курибаяси, считавшийся одним из самых способных японских стратегов, имел более чем достаточно времени для подготовки к обороне и использовал его весьма рационально. Под аэродромами были прорыты туннели, соединявшие позиции, которые находились на расстоянии сотен ярдов одна от другой. Они были снабжены электрическим освещением и соединены со всеми секторами сложной системой связи. В скалах были пещеры с усиленными стенами толщиной от 4 до 8 фут., из которых артиллерия могла вести огонь через обшитые броней двери или через едва видимые отверстия. Всюду находились заранее оборудованные оборонительные позиции, и у японцев были все основания считать остров неприступным»

Американцы рассчитывали захватить остров очень быстро. Собственно это было просто жизенно необходимо: «На самом пути с Сайпана в Японию находились японские базы на островах Волкано и Бонин. В первую из этих групп островов входит о. Иводзима. Гарнизоны обеих групп островов могли предупреждать Токио о приближении бомбардировщиков и высылать навстречу им истребители перехвата с целью втягивания их в бой при прохождении над островами. Было несомненно, что прекращение деятельности японцев в этом районе и переход баз в наши руки должны иметь большое значение для действий самолетов В-29, а также должны облегчить проведение будущих амфибийных кампаний, которые намечались на островах Окинава и Кюсю. Если бы база на о. Иводзима была в наших руках, она явилась бы запасным аэродромом для поврежденных бомбардировщиков, возвращающихся из Токио, и позволила бы истребителям сопровождать их до Токио, обеспечивая прикрытие. Кроме того, использование этой базы для тяжелых бомбардировщиков позволило бы им увеличить бомбовую нагрузку.»

Началом операции стала массированная бомбардировка острова. Бомбардировка продолжалась 7 месяцев! После чего остров был обстрелян с моря прибывшими судами.

Американцы готовились к большой крови – весь предыдущий опыт Тихоокеанской кампании показывал, что японцы дерутся за каждый клочок земли как сумасшедшие, буквально вгрызаясь в него.

Как уже было сказано, японский генерал Курибаяси (которого в фильме играет великолепный Кен Ватанабе) превосходно подготовился к обороне. Главенствующей высотой на острове была гора Сурибаяси – с нее простреливалось все побережье, на которое осуществлялся десант. И Курибаяси не приеминул этим воспользоваться.

Как свидетельствует Шерман: «Гора Сурибати представляла собой превосходный наблюдательный пункт, с которого японцы могли наблюдать за всеми передвижениями сил вторжения. Она была соединена подземными кабелями с холмами на севере, так что оттуда можно было управлять огнем из любого пункта на острове. Каждому бойцу морской пехоты казалось, что японцы смотрят прямо в лицо, и каждому было понятно, что высоту необходимо взять как можно скорее. В течение четырех дней они вели бои за эту гору. Только на третий [386] день после высадки удалось закрепиться у ее подножия, а на четвертый день морская пехота продвинулась по обоим берегам, окружая гору. В 10.35 на пятый день дозор в составе 40 человек достиг ее вершины. Там был поставлен небольшой американский флаг, но торжественный подъем флага состоялся на три часа позже, когда было решено прислать другой флаг, достаточно большой, чтобы его было видно на всем острове» - это был тот самый флаг, о котором повествует фильм «Флаги наших отцов»

Операция началась 19 февраля 1945 года, а закончилась только 26 марта 1945 года – то есть американцам понадобилось около месяца, чтобы полностью овладеть островом! Но и после этого оставались отдельные очаги японского сопротивления.

Битва за Иводзиму стала самой кровопролитной операцией в битве на Тихом океане. Впервые за всю кампанию численность выведенного из строя личного состава (то есть убитых и раненых) была больше у американцев, чем у японцев! Шерман пишет: «Это был самый дорогостоящий и самый непривлекательный объект на всем Тихом океане. Никогда еще в истории американцы не вели более отчаянных и упорных боев».

Практически весь японский гарнизон (около 22тыс. чел.) был физически уничтожен. В общей сложности погибло 20,703 японца. В плен было взято 111 человек из которых только 67 японцев, а остальные - корейские рабочие копавшие тоннели. Общие потери американцев оценены в цифру около 26.000 человек, убитых и умерших от ран - около 5.000.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments