Вещь в себе (ex_ex_mor77) wrote in kinoclub,
Вещь в себе
ex_ex_mor77
kinoclub

Фонтан / Fountain

Быть может, этот фильм и далек от идеала, но он достоин внимания хотя бы потому, что Аронофски обращается к серьезной теме сущности бессмертия. Любовь, бесконечно длящаяся во времени, лишь способ спросить себя, каким образом можно стяжать жизнь вечную на земле и возможно ли это вообще? Концовка позволяет трактовать "Фонтан" двояко, хотя мне нравится версия, в которой бессмертие, как его понимает человек ограниченный, — бессмертие в теле — невозможно, потому что настоящее неумирание достигается самопожертвованием, отрицанием погони за вещественным воплощением вечности. В связи с этим вспоминается недавно прочитанный Бердяев, говорящий о сущности веры и знания, требующего доказательств.

Для иллюстрации тезиса Аронофски берет представителей разных уровней развития сознания [которые на самом деле могут восприниматься как один человек, увлеченный идеей]. Один из них — конкистадор, преданный своей королеве, другой — врач, пытающийся из последних сил сделать открытие, которое поможет его жене исцелиться от рака, а третий — это уже последний уровень, человек будущего, желающий спасти галактики и древо жизни. Каждому из этих героев чего-то не хватает для просветления. Конкистадор при всей преданности — слишком земной, тяжелый, неразвитый духовно человек, а потому его поиск, хоть и впечатляющ, дерзок, бунтующ и зверин, но бесплоден. Врачу не хватает умения до конца поверить своей женщине. Человек будущего же слишком сдержан, ограничен узкой направленностью поисков. И из суммы этих исканий, рвений и дерзаний рождается в конечном счете правильное зерно, способное повернуть события вспять. Причем Аронофски выстраивает эти линии не в лоб, маскируя яркой, вызывающей брызги слез, любовной линией. Древо жизни запечатано, оно не дается, потому что человек должен раскрыть собственный Источник сил.

Помимо этого "Фонтан" — это фильм о любви. Черт, я не знаю, сколько раз писали эту фразу, но ведь факт. Концепция единения душ в потоке времени рассматривалась неоднократно, здесь же она не афишируется, а просто демонстрируется. С другой стороны, эти истории могли произойти с совершенно разными людьми (не принимая реинкарнацию в расчет), и тогда человеческий поиск, жажда знания выходят на первый план. Третий (привычный для Аронофски) вариант - это смешение обрывков книги в голове врача. Возможно, фильм местами чересчур уж надрывен и требует стопки носовых платков, но это не вызывающий отрицания надрыв. "Смерть — это болезнь!" — кричит Том, желающий подарить любимое выздоровление, и не сочувствовать ему нельзя. Рэйчел Вайз великолепна. Первоначально она казалась мне очередным безликим клоном, но глубокий "Преданный садовник" полностью изменил это мнение. Здесь же Аронофски превращает свою возлюбленную в мечту, смотрит на нее своим взглядом через чужие глаза, и это замечательно.

Аронофски говорит о том, что иногда следует довериться человеку, которого ты любишь, отрешившись от себялюбивого желания спасти. Одновременно он рассказывает и историю тотальной преданности, которую отравляет росток жажды, эгоизма, особой формы стяжательства. Несовершенства сильных, романтических, ослепительно красивых человеческих чувств проявляются на экране, заставляют переосмысливать собственное поведение. Любовь в великом, большом смысле этого слова не подразумевает обладания, и именно поэтому концовка у древа жизни такова, какова получилась. Чувства, обрисованные Аронофски, очень сильны, вспоглощающи. Фильм живет в реальности, где мыслят большими, слитными категориями.



"Фонтан" — это не фильм даже в обыкновенном понимании этого слова, это попытка создать философский труд. Аронофски довел картину до завершения, несмотря на длительные трудности, с многократно урезанным бюджетом. Музыка Клинта Мэнселла почти безупречна. В общем, достойное внимания кино.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments