desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

«13 Tzameti»/«Тринадцать»

Дебютный ужас

Это история простая, захватывающая и ужасная. История чести и бесчестия, невероятного риска и кровавых убийств, жестокости и достоинства. В общем, звучит как рекламный слоган, но о фильме молодого грузинского режиссера Гелы Баблуани «Тринадцать» («13 Tzameti») именно так и хочется говорить — короткими, пафосными формулировками. Пафос подтверждается перечнем лишь самых значительных призов: Премия Луиджи де Лаурентиса (100 тыс. евро) и «Лев будущего» за лучший дебют на Венецианском кинофестивале; «Открытие года» Европейской киноакадемии; Гран-при жюри на фестивале независимого кино в Санденсе.

Словами это не описать, но попробую. Молодой грузин, иммигрант Себастьян (его роль исполняет Георгий Баблуани, брат режиссера), от заработка которого зависит его родня, работает в доме обедневшего француза-наркомана. Тот, в свою очередь, вынашивает какой-то таинственный план быстрого обогащения. Впрочем, героиновая зависимость срабатывает как фатум — француз умирает от передозировки, и парень решает воспользоваться письмом-приглашением, которое получил хозяин. И, появившись по указанному адресу, после целого ряда секретных перемещений оказывается среди участников массового соревнования буквально не на жизнь, а насмерть, где шансы выжить (как и число тех, кто выжил) уменьшаются с каждым новым туром.

Все в этой ленте кажется сделанным настолько точно и профессионально, что даже тяжело поверить, что это первый фильм 26-летнего режиссера. А впрочем, и жизненный, и кинематографический опыт у него богатый. Его отец, Тимур Баблуани — далеко не последний человек в европейском кино — за одну из своих картин получил Серебряного медведя в Берлине в 1993 году. Детство Гелы пришлось на тяжелейшие для Грузии времена — полнейшую разруху и постоянные войны, когда за окном беспрерывно стреляли. Поэтому насилие в самых безумных формах было ему хорошо известно. Наконец Баблуани-старший переправил семью подальше от бедствия, во Францию, — Геле тогда было 17 лет. Там он и проявил свой талант кинематографиста.

Режиссура «Тринадцати» основывается как на советских (кино 70-х годов), так и на французских образцах (кинематограф послевоенной «новой волны» и литература экзистенциализма). Именно отсюда — суровая черно-белая стилистика, острые монтажные решения, финальная обреченность героя уже после того, как он побеждает, а также — саспенс. На последнем хочется остановиться подробней. Режиссер раскручивает это очень умело. Рутинное начало, которое навевает мысли об обычном социальном кино, потом таинственный конверт, странная поездка с конспирологическими знаками, еще больше сгущающими атмосферу воплощенного кошмара, хмурые и загадочные личности... Гела Баблуани настолько долго, насколько это возможно, держит зрителя в неизвестности. А потом — буквально атакует его, открывая истинное, ошеломляющее положение вещей. Честно говоря, уже очень давно не приходилось ощущать такого, без преувеличения, бешеного напряжения, которое достигает своего апогея в продолжительной сцене массовой игры в «русскую рулетку» во второй половине фильма. Просто дыхание перехватывает, и выходишь почти мокрый, подобно персонажам картины.

Георгий Баблуани замечательно справился с ролью. Ему удалось сыграть потрясающее психологическое перерождение: улыбающийся, легкомысленный юноша, очутившись в самом пекле, изменяется, взрослеет на глазах, приближаясь к действительно трагическому герою. В этом и проявляется ощутимое влияние экзистенциализма: под конец вопрос уже не в деньгах, а в соревновании с самой судьбой, которую не могут осилить боги, однако способен победить маленький человек, приняв наихудшее решение из всех возможных.

Больше про этот фильм ничего, наверно, и не скажеш. Можно мне верить или нет, но посмотреть "Тринадцать" надо обязательно.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments