Фи (fionochka) wrote in kinoclub,
Фи
fionochka
kinoclub

Categories:

Слуга государев / The Sovereign's Servant


Для начала, немного о сюжете.

О, это была такая история...
Такая история - прямо ваще!
Все началось как-то жарким летом 1709г. в Версале, с того, что шевалье де Брезе де Безе поссорился с графом де ля Бушем де Лягушем по поводу мадемуазель де Монтеррас де Тарантас, любовницы короля Людовика 14. А может, поссорились они вовсе не из-за женщины, а из-за денег или еще из-за чего-то - не суть, может и звали их совершенно по-другому, но это тоже не важно. Суть в том, что шкуру друг-другу они слегка подырявили, и Король-Солнце, решил наказать двух охломонов и послать их в... да, вы угадали - в пешее путешествие с сексуальным уклоном, а именно в Россию, где в лесах много-много диких обезьян.
И, надо сказать, со стороны Его Величества это было еще по-божески. Ибо, знай он, что де Безе не просто поцапался с де Лягушем, так и еще в постель к его, Людовика, любовницы де Тарантас успел залезть - не сносить бы де Безе головы (и других важных частей тела).
А так отделались они всего лишь Россией, что, конечно, тоже не фонтан, но все-таки лучше Бастилии и Гревской площади. Де Безе король отправил в русскую армию, а де Лягуша - в шведскую. Благо, шла Северная война, войска стягивались к городишке Полтава, что в Украине, и надо, значит, было, чтобы у короля Людовика в обоих лагерях было по человеку (а то кто ж его знает, чья возьмет, а руку на пульсе европейской политики держать надо).
В России же помимо грядущей битвы под Полтавой тоже своих интриг навалом. Дело в том, что на изюмском шляхе, то бишь польско-украинской границе, в непосредственной близости от театра военных действий озорничает некий чОрный всадник, который поразительно напоминает Назгула из "Властелина колец" по антуражу и экипировке. Правда, охотится он не на хоббитов, а на русских солдат, которых Петр Первый посылает... ну, в общем, не важнокуда посылает, может к королю польскому Августу, может еще куда по акульим делам, но и это не главное, главное в том, что пропадают солдатики, не доезжают до места назначения, сердешные - прямо ужасть. И вот тогда Александр Меньшиков отправляет разобраться что к чему супермена - сержанта Гришу Воронова, который является его, Меньшикова, близким комрадом еще со времен потешных полков (настолько близким, что позволяет себе называть Александра Даниловича, к тому моменту уже генерала, по простому Алексашкой и ваще держит себя панибратски не только с Меньшиковым, но и даже с самим царем Петром Алексеевичем... ну, в общем, все у них было весьма демократично и без чинов ).
Словом, как вы уже догадались, французики из Бордо (и, главным образом, де Безе) должны пересечься с бравым русским парнем Гришей аккурат на границе, сойтись, так сказать, в точе "бэ", и от ентого соития должно начаться Приключение.
Приключений у француза де Безе будет не мало. Сначала на его руках польские бандиты прихлопают пару приблудных немецких аристократов (среди них очаровательную Арнгольц, которую загримировали так, что я ее признала лишь тогда, когда девушку банальным образом убили), затем Гриша, взявший "хранцуза" на поруки, угостит того всеми остальными, кроме бандитов, прелестями русской экзотики: сводит версальского хлыща в баню, напоит водкой, познакомит с парочкой селянок, которых, правда, хлыщ, привыкший ужо к королевским фавориткам, банальным образом проигнорирует. Да ну и бес с этими селянками. Ведь у де Безе, забыла сказать, после пары ночей с мадемуазель де Тарантас такая любовь началась - просто абалдеть, переписка и стадания (он, значит, в бане с Гришей, а она в Версале с Людовиком - и оба страдают). Закончится все, конечно, тем ,что побратавшиеся после совместной помывки герои пару раз спасут друг-другу жизнь.
Де Лягуш тем временем тоже не окажется в стороне. Он сведет знакомство с чОрным всадником, который на поверку окажется совсем не назгулом, а очень даже интересной особой женского полу по имени Анка. Эта Анка, доложу я вам, совсем даже не Пулеметчица, а, если хотите, миледи Винтер (по версии Юнгвальд-Хилькевича): у нее чувственный рот, круги под глазами, она, будучи дамой и говоря по-французски, ездит верхом, дерется на шпагах, саблях и факелах - да так, что ее не каждый сержант-супермен одолеет. Кроме того, раз она миледи - то и враги у нее соответствующие. Это, на секундочку, царь Петр 1, который, правда, понятия не имеет об этом своем цыганском счастье, как и о том, что приобрел он его лет 10 назад, когда русские солдаты истребили все Анкино семейство окромя самой Анки и ее немого брата Алексея Чадова (звали его, конечно, не Алексеем, но будучи немым он не представился). При чем тут Петр - понять трудно, ибо в 18м веке, скажем так, от войны и военных как-то наивно ожидать какой-то куртуазности манер и деликатности, но тем не менее мы имеем свершившийся факт -  Анка мстит Петру, нарядимшись чОрным всадником, нападая на фуражиров и гонцов.
Словом, весь этот компот заварен довольно круто, и окончательно закипит в день Полтавской баталии, которую шведы, естественно, проиграют, русские выиграют, а мы - посмотрим. Ну и фиг с тем, что Полтавская битва у режиссера Ряскова по маштабности будет, скорее, напоминать мелкую стычку. Все равно - грохота будет много.
Попутно выяснится, что победа была обеспечена все тем же Гришей Вороновым. Нарядившись со своим приятелем-французом для конпирации шведами (и всхлопотав по всем законам жанра от не разобравшихся своих же пару-троку раз по морде), Гриша явится к царю Петру с французом под
мышкой. Петр и Меньшиков скажут ему: "Ба! Гришаня! Заходь, заходь! Щас мы тебе, сержант Гриша, обясним весь, так сказать план баталии - ведь на тебя вся надежа!" (я ей-богу, не вру! так все и было! русский царь и его правая рука прямо накануне Полтавской битвы, отодвинув все дела, рассказывали сержанту Григорию Воронову план компании. лично). Ключевая позиция во время баталии - редуты, которые, естественно, можно доверить ключевой фигуре - сержанту Воронову. Без него - никак. Ну, а Григорий у нас теперь без своего французского кореша де Безе никуда не ходит.
Словом, победа будет за нами! Разгром случится по всем фронтам.
Правда, бравого Гришу убьют, что вполне объяснимо по закону жанра. Причем убъет Гришу коварная миледи-Анка, целившая, правда, в Петра, но маненечко не рассчитавшая.
Григория похоронят на высоком холме, чтобы, значит, пройдут пионеры - салют Мальчишу. Де Лягуш и де Безе, наконец, встретятся. Коварную Анку повесят. Около ее виселицы на глазах у всей армии и царя Петра, попивающего рассольчик из хрустального бокала, де Лягуш и де Безе снова продырявят друг-другу все, что можно. После чего вдруг помирятся и поедут обратно во Францию.
На русской границе де Безе встретит мадемуазель де Тарантас, которая, до кучи, сбежала от короля Людовика, чтобы разделить судьбу изгнанника. У них, у королевских любовниц, знаете ли, такое было сплошь и рядом - плюнуть на бриллианты-фейерверки, да и дать деру к черту на рога, в Россию, за любовником.
Ну, де Брезе тут растаял, женился на де Тарантас (он, знаете ли, отпрыск старинного дворянского рода, всю жизнь мечтал жениться на бывшей королевской мистресске), усыновил детей покойного Гриши и отправился за новыми приключениями в сторону заката.
Вот, в общем-то, и все о сюжете.

Фильм, как можно понять из краткого изложения сценария, удачным назвать нельзя.
Бюджет в 10 миллионов (не рублей), ухлопанный на воссоздание исторического антуража, помноженный на совершенно убойный сюжет - и вот нате вам.
И черт с тем, что там штамп сидит на штампе и штампом погоняет - это бывает.Приключения - это вообще материя такая, в подобном фильме без штампов никуда.
Cобственно говоря, и достоверности исторической никто не ждал. В конце-концов - всем все равно на то, что Людовику на момент Полтавы было так хорошо за 70, он был болен, ударился в религию, что показывать его цветущим 50летним сластолюбцем как-то не к лицу.
Беда в том, что действие лишено хоть какой-то целостности и достоверности. Беда в том, что средства были выделены на сценарий, который был заведомо провальным.
Сюжетная линия снабжена огромным количеством провисов и несуразностей. Если откинуть все и посмотреть на историю с высоты птичьего полета, то, выходит, что де Брезе и де ля Буш просто смотались до Полтавы - и назад.
Историю Анки Пулеметчицы и ее немого брата-Чадова могла быть развита в драму в лучших традициях Виктора Гюго. Месть, рок, смерть, риск! Но она теряется и провисает. Линия де Безе-де Монтеррас-Людовик - в сюжет, не слабее "Анжелики", но вышли какие-то сдобренные легкой эротикой метания короля (который своей фаворитке напропалую хамит весь фильм), метания де Монтеррас и деловитое сопение де Брезе. Линия де ля Буш - де Брезе навевала аллюзии с "Дуэлянтами", но вышел полный пшик. Они вообще не поняли, почему стали врагами. Да и не были они врагами. Линия Гриша Воронов-Меньшиков-Петр могла развиваться в ключе таких фильмов как "Юность Петра" Герасимова и "Россия Молодая". Но - опять же не сложилось.
Словом, в фильм понатыкано столько всяких-разных линий и сюжетов, что объединить их, развит и вытянуть к общему знаменателю могли лишь по-настоящему талантливые режисер и сценарист. У режисера и сценариста "Слуги государева" вышла просто каша, а точнее - сиротливое лоскутное одеяло, в котором хотя и попадаются отдельные драгоценные кусочки натурального шелка, бархата и парчи - но нитки торчат и швы расходятся буквально на глазах.

Говорить об актерской игре трудно в фильме, где прекрасного, талантливого Алексея Чадова засунули куда-то на переферию, где он без толку болтается всю дорогу (хотя
сцена его гибели, пожалуй, одна из немногих, когда сердце все-таки екает), а на передний план выдвинуты совершенно картонные персонажи в исполнении не менее картонных Миллера, Бухарцева и Ксении Князевой. Гриша Воронов хоть и супермен, но вроде как и в корне отличается от молчаливого и "загадочного" Волкодава (Бухарцев трещит не затыкаясь весь фильм), но все равно по стилю шуток больше напоминает закос под последнего бойскаута, чем русского чудо-богатыря.
Миллер, он же де Брезе совершенно отморожен. Он вечно потерян и как будто все время не здесь. Ему совершенно не веришь ни в амплуа версальского ловеласа, ни в амплуа француза, вкушающего русской экзотики, ни в амплуа героя плаща и шпаги. Он попросту ни-ка-кой.
Ну, а про Князеву, изображавшей королевскую фаворитку де Монтеррас (она же де Тарантас) - вообще говорить скучно, ибо перескоки от сластолюбивой кокетки, легко ставящей в карточной игре брилианты, подаренные королем, к полевой ромашке, ломанувшейся на перекладных через всю Европу за своим хахалем, не впечатляют.
Конечно, в этом огромная вина сценариста и режисера, но все-таки перескоки от ломаки к любящей и верной подруге главного героя были чересчур резкими.
... а про Петра Первого я вообще ничего говорить не хочу - зело пышен и киркоровообразен.

Про Полтавскую баталию я уже сказала, но коль скоро реклама со всех сторон напирает на ее "грандиозность" - повторно осмелюсь заметить, что это вообще грубая лесть, ибо чего-чего, а прямо-таки "грандиозности" в сражении двух полков (русского и шведского), снятых дергающейся камерой, обнаружить трудно.

Но самое главное - фильму Ряскова не хватает искренности и целостности. Это очень трудно объяснить, это можно только почувствовать. Нет веры героям, нет ощущения правдивости происходящего. Множество хорошо заявленных, но буквально брошенных на произвол судьбы сюжетных линий, чрезмерная пестрота происходящего... Все это грустно.

Вердикт фильму - смотреть не стоит. Даже ради убивания времени. Ну, разве что оценить костюмы, которых для данного кина изготовили в таком убойном количестве, что это, признаться, меня наводит на мысль о скором появлении еще не одного подобного "исторического" боевичка с романтическим уклоном - чего добру пылиться-то?

Так что единственным положительным моментом можно называть лишний повод пересмотреть "Гардемаринов" и "Мушкетеров", которые, может быть, имеют рядо недостатков, но у этих фильмов есть душа, а у героев этих фильмов - харизма и искренность, что подтверждают толпы до сих пор влюбленных в Жигунова-Харатьяна и Боярского-Смехова зрителей. У  "Слуги государева" и этого нет...

PS Отдельно хочется сказать "спасибо" за финальную песню: ее в фильме о франко-русско-шведском компоте надо было петь па-любому на английском.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments