desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

"Black Book"/"Черная книга" (реж Пол Верховен)

Ненастоящая кровь, вечная война
Наконец это произошло: Пол Верховен возвратился в Европу, но радоваться этому почему-то не очень хочется.
Мировая премьера его нового фильма «Черная книга», добравшегося уже и до нашего проката, состоялась на последнем Венецианском фестивале и была одной из наиболее ожидаемых. В последние годы режиссер там нечастый гость, поэтому делались даже осторожные предположения о том, что, возможно, он получит какой-то приз. В итоге Верховен не только не получил ничего, но и сама премьера не вызвала заметной реакции в восприимчивой к новостям фестивальной среде. Внимание к фильму было вызвано прежде всего тем, что после многолетнего перерыва Верховен снял ленту на голландском языке и с участием голландских актеров. Причем проект обозначен как копродукция сразу четырех стран Старого Света — Нидерландов, Бельгии, Великобритании и Германии.
Сейчас это воспринимается как воспоминание о мифическом Золотом веке, но еще до окончательного растворения в голливудских дебрях Верховен зарекомендовал себя как один из интереснейших европейских режиссеров. В его послужном списке тогда числились фильмы с молодым Рутгером Хауером, каждый из которых становился своего рода сенсацией — "Турецкие сладости" (1971), "Оранжевый солдат" (1977) и даже испано-американо-нидерландская "Плоть и кровь" (1985). Именно крайняя физиологичность кинематографа Верховена, безграничная феерия плоти и крови, безумной любви и иррационального насилия — или, опять-таки языком мифов, Эроса и Танатоса, — увлекала и зрителей, и критиков. Тем не менее уже снятый в Америке «Основной инстинкт» при всей своей сверхуспешности выглядел лишь имитацией страстного и мрачного стиля 1970-х. Голливуд любит не крайности, а качественный стандарт; и где-то в лабиринте той кинофабрики Верховен, кажется, потерял вкус к телесному неистовству и жестокости.
Итак, «Черная книга», по крайней мере по сюжету (соавтор сценария Жерар Сотеман), выглядит попыткой возвратиться к теме войны, так или иначе интересовавшей режиссера в разные годы: следует вспомнить «Звездный десант» или того же «Оранжевого солдата». Последний фильм более к месту, так как он также об оккупации Нидерландов нацистской Германией и о движении Сопротивления. Правда, в «Солдате» главным героям являлся элегантный партизан в исполнении Хауера, а в «Книге» на передний план выходит женщина: сюжет представляет собой изложение нескольких эпизодов из жизни еврейской девушки Рашель (Карис ван Хутен), которая, спасаясь от преследований гестапо, втягивается в подпольную борьбу против оккупации, и, как следствие, оказывается в самом центре запутанной истории, богатой изменами и невинными жертвами. Причем напряжение еще более усиливается после освобождения Нидерландов. Сценарий, насыщенный неожиданными поворотами, действительно хорошо продуман. А вот с его воплощением не все так просто.
В первую очередь это касается работы с актерами. Ну, хорошо, немцы однозначно плохие. Но среди них нет вообще ни единого персонажа из той же плоти и крови, пусть даже самого мерзкого. То есть вместо образов — даже не карикатуры, а какие-то двумерные картонные силуэты: тупые и злобные. Создается такое впечатление, что Верховен, готовясь к фильму, насмотрелся советского агитационного кино времен Второй мировой войны. Однако «Черная книга», по его же замыслу, не агитка и не комедия, а серьезная военно-психологическая драма. Поэтому еще более досадно, что и среди других героев тоже чрезвычайно тяжело кого-то вспомнить. Имеются условные типажи приблизительно на таком уровне: тот в очках, а тот небритый, та румяная и в чулках, а та бледная брюнетка. И все. Никаких нюансов, оттенков и других исполнительских тонкостей.
С таким сценарием можно было бы сделать фильм захватывающим, динамическим, полным действия. Но все необходимые для этого ситуации отрабатываются вяло, выглядят предсказуемыми. Верховен постоянно немного недобирает, теряет ритм. Ужас и психоз оккупации и тотальной измены ему передать не удается, поэтому и трудная победа добра эмоционально обесценена. Тем не менее с переизбытком хватает пафоса — как в многотрубном саундтреке, так и во всем другом. Соответствует и визуальное качество: массовка, декорации, операторская работа очень профессиональны, но это не Голландия-1944, это — Голливуд-2006. Такой себе фронтовой гламур. Как дальше будет развиваться режиссерское дарование Верховена — сложно сказать. Но, хочется верить, не в батальном жанре.
А финал, даже не финал, а буквально последняя минута фильма — опять-таки благодаря сценарию — неожиданно впечатляет. Уже после войны Рашель, переехавшая в Израиль, случайно встречает подругу, с которой зналась в те самые годы. После встречи каждая идет своим путем. Рашель возвращается в свой киббуц. Ворота поселения затворяются. Начинает реветь сирена, предупреждая о нападении. Солдаты занимают позиции перед забором с колючей проволокой. Дежурные на вышках готовятся к бою. История движется по кругу, и война продолжается...

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments