radia_silence (radia_silence) wrote in kinoclub,
radia_silence
radia_silence
kinoclub

Categories:

Головой о стену/Gegen die Wand

Простая история.
Зал Центрального Дома Литератора полон. Идут последние кадры "Головой о стену". Тихо. Ни шепотов, ни вздохов. Напряжение. Турецкий окестр на экране встает и кланяется зрителям. Титры. Аплодисменты.
Фильмам хлопают не так уж и часто.
Мои руки сжимаются и разжимаются. Ногти впиваются в ладони. Простой парень Фатих Акин, турок по крови, но немец по месту жительства, сделал чудо. Чудо, на которое способны лишь большие мастера. С помощью обыкновеной камеры он вывернул наизнанку всех: себя, актеров, каждого зрителя в этом огромном зале, Берлинский кинофестиваль, который отдал Фатиху свое главное сокровище - "Золотого медведя".
"Головой о стену" напоминает симфонию. Печальное вступление - в гамбургской больнице всстречаются два одиночества. Чаит - омертвевший, потерявший любимую жену и пытающийся разбить свою глупую ничкемную жизнь, врезавшись в стену на автомобиле. Сибель - молодая девчонка, которая хочет гулять и прелюбодействовать, но за каждое прикосновение к парням нарывающаяся на кулак брата и проклятия отца. "Женись на мне", - просит Сибель Чаита. Когда он отказывается, она разбивает бутылку и реежт себе вены. Далее - мажор - сватовство Чаита, свадьба, каждый живет так, как ему хочется. Но что-то идет наперекосяк. Нельзя быть мертвым вечно, понимает Чаит, глядя, как его "жена" клеится на турецких дискотеках ко всем подряд. В развеселой какофониивсе отчетливее и отчетливее звучит романтическая флейта. И медленно-медленно - минорные ноты: брак по расчету превращается в любовь. А любовь оборачивается трагедией...
По сути Фатих Акин снял фильм о "трудностях адаптации", о столкновении двух культур, о том, как сложно людям иных вер и национальностей "вживаться в чужую кожу". Но, в отличие от Стивена Фрирза с его "Грязными прелестями" и мытарствами иммигрантов в туманном Лондоне, сделал ставку не на отторжение обществом иноверцев и неприятности с трудоустройствами и полицией, а на простые и близкие всем человеческие чувства. На попытку бунтовать против национальных традиций, собственной семьи и родного землячества. И все эти переплетения - любовь, убийство ради любви, анафема семьи, родная земля, ставшая чудой и враждебной - делает фильм прекрасным и страшным. Чаит, из ревности порешивший бойфренда Сибель пепельницей, остается в немецкой тюрьме. Сибель обещает ждать его и едет в Турцию работать. Бунт оборачивается изгнанием. Минорные аккорды разрастаются, становятся все громче, поглощают, притягивают к экрану. Пьяную Сибель, валяющуюся на танцопе, насилует хозяин бара. выглядит это очнеь буднично, обычно, как-то по-житейски... Поэтому эта трехсекундная сцена - страшнее и омерзительнее девятиминутного кошмара Моники Беллуччи в красном переходе "необратимости". Далее - крещендо - три оскорбленных турка избивают девчонку ногами и режут ножом, а она все равно поднимается и орет им: "Имела я вас и ваши семьи"...
... Фильм Фатиха Акина - о том, как любовь оживляет и убивает. Но еще больше - о том, как жизнь ломает самых стойких бунтарей и бунтарок. В лентах Акина люди, пройдя через испытания, успокаиваются. Так и тут. Снова романтическая флейта. Сибель и Чаит все-таки встречаются. Но у нее есть уже что-то важнее страсти и бунта. Лицо Сибель излучает спокойствие и мудрость, когда она сидит и делает выбор между долгом и чувством. Это лицо - такое страшненькое в начале, теперь кажется почти красивым. выбор сделан. Симфония завершается печально и светло. Не будет хэппи-энда. И плохого конца тоже не будет. Будет жизнь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments