desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

"Flags of Our Fathers"/"Флаги наших отцов"

Война, мир и миф

Фильм «Флаги наших отцов» по жанру является в какой-то мере необычным для Клинта Иствуда. Ведь свою репутацию неординарного режиссера Иствуд снискал, снимая утонченные психологические драмы. Но здесь драма далеко не камерная, а военная, времен противостояния Японии и США в 1944–45 годах.
А впрочем, Иствуд остался верен себе: батальная фабула для него, как и ожидалось, явилась лишь поводом для того, чтобы рассказать о совсем иных вещах. «Флаги» — это, собственно, история трех друзей, однополчан, принимавших участие в высадке на японский остров в 1944 году. Среди прочего, Айра, Док и Рени так или иначе оказались причастными к установлению американского флага на одной из гор острова. Фотография этого патриотического поступка, растиражированная прессой, стала чем-то наподобие общенационального символа, визуальным призывом к победе. Таким образом, трое простых ребят в форме стали, сами того не желая, знаменитостями.
Иствуда интересует то, что происходит вне театра боевых действий. Поэтому основные темы «Флагов» — человек на войне, а также мифотворчество как центральная составляющая истории. Причем война — это состояние, которое не проходит даже после последнего выстрела. Именно тогда для каждого из героев началось главное сражение. Иствуд зло и детально показывает механизм превращения одного, не самого выдающегося эпизода войны, сначала в предмет общенациональной гордости, а затем и спекуляций. А парни, поневоле приобщившиеся к этому, оказываются главными жертвами. Рени в основном интересует выгода от быстрой славы, однако все его мечты разбиваются вдребезги. Айру и Дока преследует пережитое на поле боя. Но для Айры — его в знаменосцы записали задним числом — бремя оказалось слишком тяжелым. Только Док сумел не потерять себя, однако и его мучают ночные кошмары.
Что касается собственно военных эпизодов, то Иствуд режиссирует их грамотно, масштабно, увлекательно — все как следует. Однако наиболее ценны среди таких моментов те, что имеют человеческое измерение; так сказать, паузы среди канонады. Такие, например, как сцена с моряком, упавшим за борт. Сначала смешно, но фигурка утопающего быстро уменьшается и теряется среди волн. Понятно, что никто не будет останавливаться и подбирать его — вот вся жестокость войны. Или — когда в кубрике у одного из ребят просят посмотреть фото его девушки, а он бросает на стол фотографии пыток пленных американцев — и в это время по радио под веселую музыку женский голос говорит: «…она любит тебя… ты дождешься ее поцелуев». Все замирают как в стоп-кадре. То есть, вся сцена должна была бы быть о девушках, а вместо этого, оказалось, о смерти. Хороший, тонкий момент. В целом, военные кадры сняты в сдержанной серовато-земляной гамме, из-за чего изображение в целом кажется тонированным, словно на старых фото; яркие вспышки — лишь огонь и кровь.
В фильме есть несколько таких находок. И благодаря этому, ближе к финалу, проявляется определенное противоречие внутри картины — потому что, с одной стороны, выходит произведение о людях на войне и, более обобщенно, о цене жизни, способности к самопожертвованию ради спасения друга, с другой — должно было быть все же патриотическое кино. Собственно, финал это выявляет наиболее ярко: Иствуд таки не удержался от просторного общего плана с флагом на вершине, с могучей флотилией вплоть до горизонта. Хотя самое важное происходит все же далеко внизу, в той узкой полоске прибрежной воды, где плескается отделение Айры, Дока и Рени — все веселые, молодые, счастливые. И живые.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments