desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

«Babel»/«Вавилон»

Плач вавилонский

Из всех более-менее известных кинорежиссеров есть лишь один, который всеми доступными средствами пытается вызвать у зрителя как можно больше слез, претендуя при этом на звание постановщика фильмов для интеллектуальной публики. Имя его Алехандро Гонсалес Иньяриту.
Мексиканец по происхождению, он прославился фильмом, известным у нас под названием “Сука-любовь” (2000). Уже в нем четко просматривался стандарт, которому следовал, и будет следовать Иньяриту, снимая свои фильмы. Сюжет представляет собой несколько параллельных линий, впоследствии оказывающихся крепко связанными одним событием. Персонажи — непременно из разных слоев общества — страдают от такой случайно-принудительной взаимозависимости. Иньяриту не скупится на страдания. Героям его фильмов обязательно должно быть или плохо, или очень плохо, а самые невезучие вообще отдают богу душу.
В “Суке-любви” и не менее известном “21 грамме” (2003) ключевым событием была автокатастрофа, а в “Вавилоне” фабула раскручивается благодаря ружью, которое, однажды выстрелив в Японии, как следствие, производит много шума также в Марокко, США и Мексике. Это, кстати, нечто новенькое — впервые Иньяриту разворачивает события на столь больших расстояниях, и причина этого ясна. Но о ней немного ниже. Однако все остальное, увы, ничуть не изменилось.
Понятно, что, поскольку абсолютно плохих или стопроцентно положительных персонажей в фильмах Иньяриту практически нет, главными врагами героев становятся злая судьба и несправедливый уклад жизни. Эту несправедливость нужно показать как можно более выпукло, чтобы зал преисполнился сочувствием к неурядицам ближних своих. Источник неприятностей в каждом новом фильме режиссер старается менять. В “Суке-любви” это была любовь, толкавшая действующие лица на крайне рискованные поступки.. В “21 грамме” — уже сложная смесь любви, искупления и способности к самопожертвованию. В обоих фильмах присутствовал социальный момент, но скорее как фон. В “Вавилоне” он, значительно усиленный еще и политическими акцентами, выступил на первый план. И, похоже, фильму это не пошло на пользу.
Создается впечатление, что Иньяриту разбрасывал сюжет по разным континентам с единственной целью — обвинить зажравшуюся западную цивилизацию в безразличии к нищему третьему миру, чьи жители хоть и бедны, но искренни, порядочны и отзывчивы. Это выглядело бы шуткой, если б не было правдой; с юмором у Иньяриту вообще сложно. Американские супруги (Бред Питт и Кейт Бланшетт) попадают в серьезную переделку. Женщина ранена, туристическая поездка превращается в тревожное сидение посреди марокканской пустыни. Но, разумеется, их беда ничто по сравнению с тем ужасом, который из-за этого инцидента обрушился на бедную арабскую семью и служанку-мексиканку. Удельный вес несчастья растет и растет, но так происходит именно по причине порядка, установленного проклятыми американцами и их присными во всем мире ради собственного комфорта и безопасности. Тем не менее угнетенные народы не злы, они всячески помогают богатым белым людям в их горе. Под конец этот полуобвинительный тон становится просто нестерпимым и переходит в фальшь.
Иньяриту пытается смягчить публицистический запал с помощью испытанных средств. То есть всем, будь то белые или черные, очень больно и грустно, и все много плачут, слезы льются просто рекой. Это действительно срабатывает, когда задействованы высококлассные актеры, как в “21 грамме”: Шон Пенн, Наоми Уоттс, Шарлот Гензбур, Бенисио Дель Торо. Исполнители такого уровня способны вытянуть любой сценарий, и именно они не дали скатиться фильму к банальной мелодраме. В “Вавилоне” такого прекрасного актерского ансамбля нет, а усилий Питта и Бланшетт маловато, да и талант у них, откровенно говоря, несколько иного уровня. Поэтому под конец фильм просто тонет в альтерглобалистском пафосе, с одной стороны, и слезных потоках — с другой. Получилась не история с моралью, как, судя по всему, задумывал режиссер, а мораль без истории. По крайней мере, история выглядит необязательным дополнением. И правда, а зачем следить за сюжетными поворотами, если уже с самого начала ясно, кто прав, а кто виноват, в актерских работах — никакого развития образов, а изобразительный ряд — что для пустыни, что для неонового мегаполиса — не отличается изобретательностью. Главное: свой приговор Иньяриту сумел не просто вынести, а еще и многократно повторить, да так, чтобы дошло до самых глухих. Может, ради того и снималась эта двухчасовая сага — кто знает.
Как бы то ни было, одного конкретного результата Иньяриту таки добился: “Вавилон” замечен Американской киноакадемией. Уже получил семь номинаций, и, большой долей вероятности, завоюет как минимум одну статуэтку. Голливуд просто боготворит слезы в сочетании с лобовым морализмом.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments