desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

“Deja vu”/”Дежа вю”

Враг судьбы против врага народа К сожалению или к счастью, но американская лента “Дежа вю” — не римейк прекрасной одноименной комедии 1988 года, созданной в Одессе Юлиушем Мачульским. Это фильм серьезный, местами даже мрачный. Но от того не менее интересный. Ибо снят Тони Скоттом — режиссером с богатейшей творческой биографией, братом не менее известного Ридли Скотта. Среди самых заметных работ Тони — декадентский триллер “Голод” (1983) с Катрин Денев и Дэвидом Боуи в главных ролях, “Настоящая любовь” (1993), снятая по сценарию Тарантино еще до начала “тарантиномании”, боевики “Дни грома” (1990), “Гнев” (2004), криминальная драма “Домино” (2005). Эти фильмы, несмотря на жанровые различия, объединяет одно — увлекательность, способность удерживать внимание зрителя. В “Дежа вю” Скотт сразу берется за дело. Быстро и динамично загружает многочисленных пассажиров на корабль, ловкой камерой фиксирует царящую перед отъездом суматоху и первые минуты веселья на воде, после чего мощным взрывом на весь экран высаживает все это в воздух. Главный герой, Даг Керлин, из структуры, чем-то напоминающей наше Министерство по чрезвычайным ситуациям, расследует дело. Играет его Дензел Вашингтон — в “Гневе” он также исполнял роль защитника обиженных, и весьма эффектно. Вашингтон — идеальный актер для Скотта. Потому что твердо держится линии этакого немногословного рыцаря, мачо с крепким, но взрывным темпераментом. Ведь истории Тони Скотта практически лишены полутонов. Здесь все четко — есть зло и есть добро, последнее обязательно победит; мужчины должны быть мужественными, женщины красивыми, дети беззащитным. Последние две категории, разумеется, нуждаются в том, чтобы добрые и сильные мужчины защитили их от мужчин злых. Очень давно, когда снимались фильмы типа упомянутого “Голода”, все было не так. Но кто обращает внимание на забавы молодых лет? В “Дежа вю” Скотт, как и во “Враге государства”, одержим идеей тотальной слежки и разрушения частной сферы всемогущими технологиями. Только в последней работе есть одно существенное отличие. Непрерывная съемка жизни одной из жертв (Клэр — Пола Паттон) ведется во имя все того же добра, а кроме того, Скотт идет на новый для себя сюжетный шаг: вводит элементы научной фантастики. Ведь, в конечном счете, сначала происходит наблюдение за прошлым, а затем вообще совершается путешествие во времени. И здесь всплывает одно важное понятие, о котором все время говорит и герой Вашингтона, и главный злоумышленник: судьба. Так Скотт оказывается в достаточно сложном положении, потому что Судьба, Фатум — неотъемлемая часть трагедии, требующей несколько иного построения сюжета, где никоим образом не предусмотрен хэппи-энд. Который — не забыли? — в столкновении добра со злом запрограммирован. Скотт находит выход. Однако, учитывая его режиссерские способности, финал выглядит как-то наивно и даже банально, — в духе штампованных повествований о путешествии во времени. Это особенно досадно, поскольку в целом фильм удался — в первую очередь в части той таки увлекательности. Сцена, когда Даг-Вашингтон мчит на безумной скорости по переполненным магистралям, одним глазом глядя в прошлое, где действует преступник, а вторым — в настоящее, просто приковывает зал к экрану; а в конце, когда герои фактически вступают в поединок даже не с конкретным преступником, а с самой судьбой, адреналин разве что из ушей не хлещет. Одним словом, получилось именно то, что планировали — качественный голливудский кинотовар. Конечно, “Дежа вю” не настолько страстный и драматичный, как “Гнев”, или утонченный, как “Голод”, но смотреть можно. И еще одно наблюдение. Неизвестно каким чудом, но Скотту удается угадывать заранее определенные тенденции либо события. “Настоящая любовь” вышла за год до “Криминального чтива”, но во многом отвечала тому залихватскому, ироническому стилю, который с легкой руки Тарантино заполонил кинематограф спустя несколько лет. Во “Враге государства” речь шла о законе, который позволил бы спецслужбам США следить за перепиской и телефонными разговорами граждан. Не прошло и пяти лет, как администрация Буша приняла нечто подобное. Снимая “Гнев” о захвате и освобождении маленькой девочки, Скотт никак не мог знать о том, что произойдет в Беслане, но мировая премьера состоялась именно в разгар той трагедии. Интересно, что он предвидел в “Дежа вю”? Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments