Хохомяки (chochomyki) wrote in kinoclub,
Хохомяки
chochomyki
kinoclub

Черная Орхидея/ The Blak Dahlia



 
Никаких орхидей для мисс Шорт.

        Жили на свете два детектива-напарника – Баки Блайкерт ( Джош Хартнет) и Ли Бланчард (Аарон Экхарт). И любили они одну девушку Кей Лейк (Скарлетт Йохансон). Вобщем, трудовые будни полиции, «наша служба  опасна и трудна». Однажды они  наталкиваются на труп Элизабет Шорт, актрисы, вечно подающей надежды, прозванной Черный Георгин за пышную черноволосую прическу (оставим на совести прокатчиков переименование фильма).  Герои решают расследовать убийство, но используют только одним им понятные методы. На пути они встречают загадочную Мэдлин Линскотт (Хилари Свонк). Но не все так просто, как хотелось бы.

       Браен Де Пальма снял фильм по книге Джеймса Эллроя, основанной на реальных фактах. Убийство произошло в 1947 году и до сих пор не раскрыто. Но вопреки названию фильма, действия здесь крутятся вокруг продажных полицейских, а убийство служит лишь фоном, на котором разворачиваются события. Меня это фильм оставил в недоумении. «И это все?!», - хочется воскликнуть после просмотра. Фильм во многом перекликается с «Секретами Лос-Анджелеса», того же Эллроя, но не дотягивает до них, примерно так же, как Экхарт не дотягивает до Рассела Кроу. В самом деле, одного выпяченного подбородка мало, чтобы достоверно изобразить жесткого копа. Что касается Хартнета, тут и того хуже – чистенький мальчик из колледжа с трудом изображает мятущуюся личность. Йохансон играет как всегда – глазами и губами. Но сколько можно? С крупными планами явный перебор, камера, кажется, хочет впиться в губы Скарлетт, в надежде, что хоть этот кинематографический поцелуй спасет слабую игру актрисы. Не спас. Вообще, в фильме нет достоверности, абсолютно не чувствуется послевоенной Америки, которая, по идее, должна изображаться не только фетровыми шляпами и поддержанными бьюиками. И еще, что удивляет: двое суровых (по идее) мужчин постоянно закатывают истерики,  швыряют бумаги, «все в слезах и губной помаде перепачканное лицо». Да в чем дело? Ответа нет. Актерская игра настолько не убедительна, что крокодиловы слезы напоминают водевиль. К концу фильма экран по-тихоньку расчистился – ну, и слава богу.

 

        Да, а что же Бетт Шорт? Кем была эта девушка, что чувствовала, за что претерпела такие ужасные пытки и смерть? И почему ее убийство уже полвека не дает людям покоя? Ответа нет. Бетт Шорт играет невразумительная актриса с проволочной прической и выцветшими глазами, которые, опять же, постоянно в слезах. Камера, как и в случае с Йохансон, прямо-таки влезает в глаза,  актриса шепчет «Я готова на все ради роли», и тут же заливается слезами при виде фаллоиммитатора.  Боюсь, что режиссер поступил с Элизабет Шорт, так как с ней поступали при жизни: несчастный Георгин использовали и выбросили. Здесь ее муки и смерть – лишь антураж для банальной полицейской истории. «Позвольте, - восклицает зритель – так что же девушка?  Ведь о ней по идее снят фильм». А ничего девушка. Следствие закончено, забудьте. Умерла, так умерла.

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments