Счастливый Прокрусто (prkrust) wrote in kinoclub,
Счастливый Прокрусто
prkrust
kinoclub

Category:

Фильм «Пыль» Сергея Лобана


Гегель определял человека как больное животное… То есть осознающее свой конец, живущее к-смерти, а не от рождения к рождению, как обычные живые существа.
В человеческом измерении альтернатива больному животному – просто «животное»… «тварь божья»… «тупая скотина…»
Ведь сама жизнь, воспроизводящая себя природа, все, что лишено самосознания, но при этом обладает неотступным знанием о своем существовании (вожделением) – составляет противоположность духу, который проявляет себя через ее отрицание, узнавая себя в ней, стремится отделить и отличить себя от нее.
Особенность этого движения в том, что ни в какой момент времени не возможна остановка и такое запечатление промежуточной стадии самообразования духа, как если б это был переход от зверя к человеку в буквальном смысле. Торс мужчины с волчьей головой, женщина, отбрасывающая хвост и меняющая кожу... Человек ни в какой момент сознательного или бессознательного своего состояния не теряет в достоинстве человеческого бытия. Animal rationale – это не кентавр... Это именно человек и никто другой.

Отсюда, представление животного начала, проступающего в человеческом облике, возможно не иначе, как извращенным образом, в мазохистическом акцентировании парадоксальности совмещения жизни и самосознания, навязывая здесь некий мнимый выбор между тем и другим – общее место для всяких буддизмов и индуизмов. Альтернатива: быть пылинкой (в бескрайности космоса и бесконечности природных циклов) либо… осознать себя пылинкой.
Для этого требуется особый угол зрения, позволяющий видеть ничтожность в неисчерпаемости жизненных форм. Или иначе говоря, особый экран для проекции тупости бытия.


«Пыль» из тех фильмов, что часто представляют зрителю как панорама современности, как своего рода приговор времени. Достигается это по большей части за счет того, что можно назвать реконструкцией жизненно-мирового горизонта в заведомой обращенности к определенному поколению.
(у Сергея Лобана достается протестантским проповедникам, фсбшникам, диссидентам, докторам, торчкам, филологам, психологам, шоферам, бандитам, толстякам, дистрофикам - короче, практически всем и каждому, по ком прошелся бы любой из нас). Это воспроизводимый эффект удачного попадания в изображении неких специфических типажей, которые именно в качестве таковых узнаваемы, но лишь в силу того, что непосредственно знакомы. Как раз в этом и общее с фильмом Асса (часто «Пыль» называют «Ассой» № 2).
На этот эффект работает и то, что в фильме задействованы не профессиональные актеры, а просто случайные люди из тусовки, широко известные в узких кругах. Все это мерцает, появляется и исчезает в стремительном превращении… Пузыри на воде. Одним словом: всюду жизнь… (с)

Сам фильм – рецепт «выздоровления» для отдельно взятого больного животного…
Герой настолько ничтожен, что к нему затруднительно применить какой-либо вообще термин (кто это? неудачник?… дебил?.. вообще никто). Кроме как обозначить его нейтральным, ничего не означающим словом «пыль».
Сакраментальный вопрос фильма: Какая у пылинки может быть мечта? Тупость какая-нибудь?.. Получает односложный ответ. Да, только тупость и ничего кроме. Лишь с того момента, как герой свихнулся, он и начинает жить реальной жизнью, проявлять удивительную настойчивость и целеустремленность… Но это целеустремленность камня, падающего в пропасть, пылинки, летящей к своей цели. В конечном итоге он достигает цели, плавно растворяясь в самой сердцевине жизни, обретая блаженство вечности, встречающей его петросяновой пластикой.

Самого же безобидного дурака Петросяна режиссеру «Пыли» удалось представить как поистине «аццкого сотону», как сущий кошмар. Телевизор, в котором кувыркается этот деятель, возвышается до символа загробного мира. Что-то в духе темного вигвама Линча.

Возвращаясь к тому, с чего начали: Леша – главный герой фильма – как жертва эксперимента, превращен по воле режиссера в то, что выше обозначили словом «кентавр».
Это проявляется не столько в том, что он начинает жить как бы в двух телах, сколько в том, что Видéние, которым он становится одержим, не имеет достоинства идеального бытия. Мечта пылинки – по определению, не мечта, а тупость.

Кстати, о названии. «Пыль» – это, пожалуй что эвфемизм… В чем-то оно звучит жестче, чем любое ругательство, которое можно подставить здесь в качестве замены:
- Да это остой!
- Не говори, полное гомно.
- Какая-то, я не знаю, слякоть, брр!…
- А знаешь, я тебе больше скажу – это просто… пыль!
- …
Мамонов в фильме цепляется за это ничего не значащее слово. В своем завершающем длинном монологе, который по сути должен был бы послужить ключем к этому не очень понятному фильму (к слову, это единственный настоящий актер среди непрофессиональной тусовки, демонстрирующий подлинную «станиславскую» актерскую работу – здесь и раскаяние, которое он пытается заболтать, и какие-то признания из сферы лично пережитой драмы, и понимание, что в конце концов уступит тупому напору главного героя, и отвращение к нему и ненависть к себе, и понимание того, что он вобщем-то сам мало что понимает… и проч., проч.). Между тем, то, что он говорит – полнейший вздор, не имеющий отношения к существу происходящего. Наконец, в течение этого монолога он, кажется, находит наиболее подходящее слово: «да вы просто тупой, вы знаете? тупая скотина…» – Как правило, этот момент вызывает веселье и обегченный смех у зрителей… Но дело это не проясняет, потому как не такой уж герой и тупой, как выясняется в процессе фильма, и конечно никакая он не скотина…
Скорее он одержим одной скотской идеей. Но важно то, что он одержим ей именно как идеей – это нечто иное, чем быть скотом на деле (окружающие его быть может куда большие «скоты»)… Он же так сказать «духовный скот». Возможность помыслить такую ситуацию в ее сегодняшней актуальности и является, наверное, главным достижением данного фильма.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments