Продавец шпилек (pintrader) wrote in kinoclub,
Продавец шпилек
pintrader
kinoclub

Category:

Первые на луне. Реж. Алексей Федорченко


<td></td>
Кинособщество при Линкольн-Центре и Отдел Кино и Средств Распространения Информации Музея Современного Искусства представляют: Новые режиссеры/Новые фильмы. 29 марта. Кинотеатр Музея Современного Искусства. 8:45 минут вечера.

Эпиграф первый: "Пум, пум, пум, пурум! Пуру-у-ум! (Рихард Вагнер)"
Эпиграф второй: "Вставайте люди русские, на смертный бой, на славный бой. (Сергей Прокофьев)"




В 1938-м году в Чили нашли метеорит.
В начале тридцатых годов в Советском Союзе начался отбор в секретный отряд.
Отобрали молодого летчика Харламова, татарского детдомовца, спортсменку-комсомолку и лилипута из цирка.
В это время кузнец-стахановец пошел на мировой рекорд по ковке болванок. На второй смене сломался пресс. Кузнец заявил, что готов продолжать работу.
В отряде продолжались тренировки на самодельных центрифугах. Участники отряда узнали, что им предстоит лететь в космос на ракете.
И вот в 38-м году Харламов полетел в Космос. После полета произошла авария. Обшивка отвалилась. Генеральный конструктор, опасаясь репрессий, бежал через Крым. Через много лет его узнали в смотрителе марокканского кладбища в Кейптауне (Южноафриканская республика).
Членов отряда отравили газом энкаведешники, пока те спали.
Спасся лишь татарский детдомовец, который отсиделся в Крыму и впоследствии стал реставратором. Съемочная группа фильма показала ему кадры отравления газом, после чего он, к сожалению, умер, прямо во время съемок (старенький был уже).
Неожиданно в монгольских степях поймали Харламова, был он невменяем. Его поместили в психлечебницу под Читой. Оказалось, что Харламов побывал в Космосе, затем через две недели свалился с остатками космического аппарата в Чили, сильно ушибся и почти разучился разговаривать. На маленькой лодке, он переплыл океан и через весь Китай прошел к советской границе, после чего был помещен в психиатрическую лечебницу.
Через некоторое время Харламов бежал из сумасшедшего дома и растворился на просторах нашей родины. Однако, вплоть до 51-го года по свидетельству очевидцев он работал в Иркутском цирке Александром Невским. А потом уволился из цирка и исчез окончательно.

Все это и многое другое снимали скрытой восьмимиллиметровой камерой агенты НКВД. Таким образом, режиссер фильма, Алексей Федорченко смог смонтировать свою сенсационную документальную ленту.



Помимо мистификации, свойственной псевдодокументальному фильму (мокументари), фильм режиссера Федорченко насквозь пронизан виртуозными парафразами, стилизациями и пародийными обыгрываниями классических кинофильмов. “Que viva Mexico!” и “Александр Невский” Эйзенштейна, шпионские и пропагандистские фильмы сталинской эпохи, аллюзия на Гринуея и ранний экспрессионизм.... Фильм построен на сконструированной псевдохронике тридцатых годов.

Вот пример работы с фильмом Эйзенштейна: на арене, под гениальные хоры Сергея Прокофьева, первого русского космонавта Харламова в гриме Александра Невского опутывают толстенными канатами рыцари-тевтонцы.. Цирковой хор поет:
- Вставайте люди русские, на смертный бой, на страшный бой.., - и Харламов усилием мышц разрывает ненавистные путы под рукоплескания зала...

- Если бы Бога не было, его стоило бы придумать, - сказал мне как-то Вольтер.
Изя Шамир, в те времена более литератор и переводчик, нежели скандальный журналист тоже сказал:
- Еврейской светской средневековой литературы не существовало. Шмуэль Агнон написал ее в XX-м веке.
- И мы награждаем его Нобелевской премией! - добавил Нобелевский комитет.

В Америке очень популярна конспирологическая теория о том, что американцы на Луну не летали: все было инсценировано в специальном голливудском ангаре. Зато летали советские. И, значительно раньше, в 1938-ом! Конечно, информация эта была засекречена, из-за неудачи постигшей первого космонавта - кто же мог знать, что космонавт Харламов через 2 недели упадет и, стукнувшись лбом об чилийскую землю, значительно позже вернется в Советский Союз.

Режиссер щадит зрителя и помимо подозрительно неплохого качества сохранившейся хроники (что само по себе говорит о стилизации), дает ключ к разгадке почти в каждой сцене, показывая чуть-чуть больше бытовых деталей, которых в хронике и записях скрытой камеры быть не могло. В начале фильма зрители на этом фестивальном показе в Музее Современного Искусства просто смеялись, потому что фильм начался весело.

Довольно быстро комедийное начало фильма приобрело зловещее звучание тоталитарной сталинской системы. Зрители перестали смеяться и замерли. Ирония происходящего на экране заключалась в том, что весь фильм являлся гигантской мистификацией, но зритель этого не понял.
- Вы не знаете, вы совсем не знаете этих ужасов, оно же все так и было, - шептала мама моей знакомой, доверчиво глядя на экран.

В зале наступила гробовая тишина. Все неотрывно смотрели за тем, как затягивается петля репрессий над неудачливыми космонавтами, не оправдавшими доверия простого народа. Это уже было иронией какого-то второго порядка. Автор фильма смеялся уже не над самим материалом, а как бы над одураченным зрителем. От этого полного непонимания, от этой двойной иронии мне стало жутковато. И это искушенная публика! Завсегдатаи фестивальных кинопросмотров киноклуба при Линкольн-центре и Музее Современного Искусства!

Конечно, ужас ситуации ощущался как бы вторым планом, в реальности, в темном зрительном зале, я громко смеялся над каждой удачной шуткой, каждым удачным приемом. Мне вторила интеллигентная американка лет пятидесяти, профессорского вида, которая сидела в следующем ряду. Все остальные в зале недовольно шикали, и шикали даже не из-за того, что мы смеемся, а из-за того, что мы посмели смеяться, когда на экране разворачивается трагедия.

Подобную реакцию на фильм я встречал лишь второй раз в жизни. Первый случай этого полного диссонанса между пафосным и комичным произошел много лет назад на просмотре французского фильма Отара Иоселиани "Охота на бабочек" в киевском киноклубе при Доме Ученых. Для тех, кто не видел - это потрясающе остроумный фильм. Не смеяться, или хотя бы внутренне не улыбаться происходящему, мне кажется на этом фильме невозможно. Наша компания хохотала на весь небольшой просмотровый зал Дома Ученых. Остальные же не разделяли наших настроений. Степенные кинодамы и их мужчины пришли соприкоснуться с Прекрасным, посмотреть настоящее Киноискусство. А дело в том, что Иоселиани всегда подает материал на нескольких уровнях. Во всех его фильмах есть второе, третье дно. И выбрав, допустим, щемящую лирическую линию, можно легко не заметить смешливого чертика, который постоянно вылазит 25-м кадром. Что серьезно настроенные дамы и сделали.

Но, вернемся к фильму "Люди на Луне". Фильм закончился, и режиссер Алексей Федорченко с переводчицей вышли к кафедре, чтобы ответить на вопросы. Честно говоря, это не устоявшаяся практика подобных просмотров. Просто тут режиссер проявил инициативу. Скорее всего, из-за того, что фильм имел успех на Венецианском кинофестивале, Алексей привык постоянному вниманию со стороны журналистов и зрителей, и по инерции решил продолжить эту активность на нью-йоркской публике.

В зале повисла тишина. Режиссер смотрел на зрителей в зале, зрители в зале смотрели на режиссера и через минуту я решил, что если у фильма бывает то, что мы называем "провал", то он именно так и выглядит. Зрители просто были дезориентированы и не знали, как реагировать. Подсознательно, они, вероятно, понимали, что фильм - мистификация, но отказывались в это верить до конца. И когда они стали задавать первые робкие вопросы, я понял, что они действительно не осознали, что это альтернативная история. Вопросы сводились к следующему:
- Как же так случилось, что КГБ удавалось так долго скрывать архивы о полете человека на Луну в 1938-м году от народа?
По замешательству режиссера стало очевидно, что он попал в трудное положение. Правила игры требовали продолжения мистификации, и поначалу Алексей Федорченко подыграл и рассказал, с какими трудностями были связаны эти поиски. Вопросы продолжались. Режиссеру стало неловко. Неловко обманывать публику, и неловко за саму публику.

Руку протянула профессорша, которая громко смеялась во время просмотра. Я облегченно вздохнул. Ну, слава богу, хоть один нормальный человек в зале и сейчас она задаст нормальный здравый вопрос и разрядит обстановку. Увы мне! Вы не знаете, что такое настоящий американский профессор. Настоящий американский профессор - это книжный червь, который сам себя загнал в мир героев фильма Федорченко. В его мире на Луну летают не потому, что на нее просто летают, а потому что в диссертации уважаемого и признанного коллеги об этом написано на 28-ой странице и на эту 28-ую страницу всегда можно сослаться дабы упромыслить оппонентов. Она спросила:
- Господин режиссер, а какая связь между вашим фильмом и учением Циолковского о космизме?
- Чего? - переспросил Федорченко переводчицу, молодую американскую девицу, не знавшую половины умных профессорских слов даже на своем родном языке.
- О кос-миз-ме, - по складам повторила переводчица. Она была явно не уверена, что переводит правильно.
- Константин Эдуардович Циолковский, - бодро начал режиссер, и остановился. Взаимосвязь его фильма с учением Циолковского о Космизме явно не прорисовывалась.
- Константин Эдуардович Циолковский принимал живейшее участие в создании советского фильма "Космический рейс", 1935-го года. - наконец нашелся режиссер.

- - Еще вопросы? - спросила кураторша фестиваля.
Из последнего ряда раздался робкий голос. Звучал он извинительно, как бы признавая свое право на ошибку и даже не очень возражая, если вот тут сейчас на глазах у всего зала режиссер его опровергнет:
- Мне кажется, что что-то в вашем фильме, некоторая часть хроники была доснята вами.
- Некоторая? - удивленно переспросил Федорченко переводчицу. Та утвердительно кивнула головой.
- Просто некоторые кадры, особенно во второй половине фильма, - пояснил голос из последнего ряда, - показывают невероятные события. Например, как мог советский генеральный конструктор удрать из сталинской России в Южно-африканскую республику. Но даже если это предположить, то откуда там взялось марокканское кладбище, на котором он работал сторожем? И как могла советская разведка это все заснять на скрытую камеру?
тут уже Федорченко не выдержал и отрубил:
- В нашем фильме, нами полностью отснято 95% всего материала. Реальная хроника составляет лишь 5%.
Мне почему-то сразу вспомнилась хрестоматийная сцена из теле-шоу Лари Кинга, который спросил президента Путина, что же случилось с подводной лодкой "Курск", на что Путин честно ответил:
- Она утонула.
В зале снова наступила неуклюжая мертвая тишина.

После пресс-конференции мне удалось удалось поговорить с Алексеем Федорченко и взять небольшое импровизированное интервью.
- А почему вода не льется? - спросил меня режиссер, выйдя из кабинки.
- А тут два крана не работают. Воспользуйтесь моим. - Сам я к этому времени уже помыл руки и потянулся к бумажному полотенцу. - Скажите, а вы Мексику на Урале снимали?
- Нет, в Крыму, - ответил Алексей.
- А почему же ваш фильм Свердловской киностудии?
Алексей посмотрел на меня угрюмым взглядом и обреченно произнес:
- Потому что я там живу.
После чего вышел из туалета, так и не вытерев руки.

На улице, когда мы уже собрались уходить, к нам подбежала кураторша фестиваля:
- Вы говорите по-русски? - спросила она по-английски, - я хотела бы задать вам вопрос.
- Говорим, - ответили мы, - но мы тоже хотели бы задать вам вопрос - по какому принципу вы отбираете фильмы на свой фестиваль? Потому что публика совершенно в фильм не врубилась.
- Вот-вот. Об этом же и я хотела с вами поговорить.
После чего она задумалась, как бы обкатывая на языке свою кураторскую концепцию отбора:
- Я отбираю разные фильмы, по принципу, чтобы они были не похожи друг на друга.
В это время мы подошли к перекрестку, и нам надо было расходиться в разные стороны.
- Скажите, - спросила она напоследок, - а по-русски так же непонятно, что это мистификация или все-таки чуть-чуть понятно?
- Угу, - ответили мы и помахали ей рукой на прощание, после чего кураторша растворилась в сумерках манхэттенского пейзажа.



Ссылки по теме:

1. В 2003 году я подготовил серию передач на радиостанции "Новая жизнь" в Нью-Йoрке. Для одной из них я записал интервью с интереснейшим человеком, первым еврейским космонавтом, а в последствии дизайнером космических интерьеров Юрием Арвовичем Смоловичем. После трансляции записи интервью в прямом эфире, мне стали звонить слушатели, благодарить и попросили пригласить Юрия Арвовича в прямой эфир. К сожалению, он отказался, ссылаясь на возраст. По ссылке выложено интервью в формате MP3 и стенограмма

2. Пресс-релиз фильма "Первые на Луне"

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment