i am myself my biggest fan (walkabout_d) wrote in kinoclub,
i am myself my biggest fan
walkabout_d
kinoclub

«Столкновение» («Crash»). United States/Germany, 2004

Режиссер: Пол Хэггис
В ролях: Мэтт Дилон, Сандра Булок, Брендан Фрейзер, Райан Филипп
Авторы сценария: Пол Хэггис и Роберт Мореско

Отношение к «оскароносцам» среди интеллектуальной публики большей частью стереотипное. Лучше всего оно сформулировано у Ирвина Уэлша в культовом романе «Trainspotting»: «Этот фильм получил «Оскара». Это значит, что фильм – полное дерьмо».

Усугубляется это отношение трудноопределимой субстанцией под названием «политкорректность», которая, по мнению многих, является характерной чертой американского менталитета. Что ж, оба мнения чрезвычайно удобны и, умело применив их комбинацию, можно, как считается, проследить логику киноакадемиков. Снять фильм на «Оскар» - да проще простого! Достаточно изобразить в качестве главных героев влюбленных друг в друга чернокожих инвалидов Вьетнамской кампании, больных к тому же каким-нибудь СПИДом и «Оскар» вкупе с восторженными отзывами – ах, какой смелый гуманистический посыл! - в кармане.

Критика в адрес Американской киноакадемии небезосновательна, именно поэтому фильм Пола Хэггиса «Столкновение» просто по определению не мог получить «Оскара» за «Лучший фильм».

В англоязычных рецензиях на эту картину (большей частью, негативных) частенько попадается определение «indie». Применительно к данному фильму эпитет «независимый» оправдан небольшим бюджетом (десятая часть среднестатистического голливудского проекта), отсутствием широкого кинопроката и, не в последнюю очередь, нестандартным подходом к изображению темы расизма.

«Столкновение» - режиссерский дебют Пола Хэггиса, отличившегося ранее сценарием к награжденной «Оскаром» «Малышке на миллион» Клинта Иствуда. Действие фильма разворачивается на заснеженных и не очень улицах Лос Анджелеса, жители которого ненавидят, боятся, обманывают друг друга так же естественно, как дышат. Эта ненависть не стандартно-монохромна – чернокожие ненавидят латиноамериканцев, а латиноамериканцы – азиатов. Расизм как язву общества легко заклеймить со стороны: дескать, я-то не такой, я одинаково всех люблю, это американцы с жиру бесятся. Это будет правильно, это будет политкорректно, «Оскара» в студию, а лучше два!

Режиссер копает глубже и идет дальше: он с беспристрастностью великого гуманиста доказывает, что в любом человеке натурально живет ненависть к непохожему на него «инородцу» и «иноверцу». И чувство это, что самое страшное, логично и обоснованно. До поры до времени оно скрыто, замаскировано вальяжными и лживыми рассуждениями о толерантности и равноправии, но как неправдоподобно легко человек забывает все свои пустые разглагольствования и становится расистом, когда его машину угоняют чернокожие подростки, угрожая оружием его жене. Как до ужасного просто возненавидеть превышающего полномочия белого полицейского и заодно всю расу на всякий случай, мало ли что.

Режиссер не читает мораль, не проповедует непротивление насилию, не искореняет расизм по принципу «ненавижу расистов и чернокожих» - нет, он просто делает свое дело: талантливо изображает «столкновение» человеческих судеб в канун Рождества. Делать выводы, задавать себе – наедине со всеми – кучу нелицеприятных вопросов остается недоуменным зрителям.

Разгадка режиссерского ребуса, на мой взгляд, прячется в словах одного из героев, произнесенных в самом начале фильма: «В этом городе мы спрятаны за стеклом и металлом. Мы больше не прикасаемся друг к другу и страдаем из-за этого. Из-за этого и все преступления. Из-за этого мы и сталкиваемся друг с другом – чтобы почувствовать тепло другого тела».

В финале фильма, прямо отсылающему к «Магнолии» Пола Томаса Андерсона вместо дождя из лягушек идет всеискупающий, всепрощающий, тихий рождественский снежок. Пушистый, ласковый, тающий на ресницах катарсис.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments