Зеленая Фея (quirky_nat) wrote in kinoclub,
Зеленая Фея
quirky_nat
kinoclub

Category:

Пять фильмов Романа Поланского.

Отвращение
Ребёнок Розмари
Жилец
Китайский квартал
Девятые врата


"Отвращение" (Repulsion, 1965) - первый фильм Поланского, снятый за пределами Польши (в Великобритании). По-моему, это самый простой фильм из великолепной "квартирной трилогии" ("Отвращение" - "Ребёнок Розмари" - "Жилец") и в то же время самый стильный, очень здорово передающий атмосферу 1960х.
Молодая и красивая маникюрша Кэрол (Катрин Денёв) ведёт себя очень странно - она тиха, неразговорчива, рассеяна, может часами сидеть, бездумно уставившись в одну точку или рассматривать трещины в асфальте. Её состояние ухудшается, когда её сестра уезжает в отпуск с любовником и оставляет Кэрол одну на несколько дней. Вот тут-то фильм становится очень интересным, как для простых зрителей, так и для специалистов-психиатров. Маниакально-депрессивный психоз, шизофрения, мания преследования во всей своей "красе" - с трескающимися стенами, из которых то и дело вырастают какие-то мерзкие руки с той лишь целью, чтобы ущипнуть бедняжку за милую попку, с параноидальными мыслями, с кошмарами, с назойливыми кавалерами и лэндлордами, которые так и норовят проникнуть в квартиру, а цели у них ясный пень какие не хорошие. В общем, целый букет симптомов.
Мы не видим причин, которые довели Кэрол до этого состояния в фильме. Почему она стала такой? Я думаю, это скорее вопрос медицинский, нежели психологический или социальный. Последователи дедушки Фрейда могут вам разложить всю предысторию сюжета по полочкам: вероятно, они упомянут не простые отношения героини с через чур властным отцом, про сублимацию, застарелые душевные раны на почве детской сексуальности или что-нибудь в этом духе. Последний кадр фильма - фотография маленькой Кэрол в детстве - прямой намёк на то, что все эти психопатические наклонности героини - родом из детства.
Чему учит фильм? Думать о своих близких, не оставлять их одних, особенно если они слабы или им плохо, если им нужна ваша помощь и участие.
Потрясающий, страшный фильм, виртуозно снятый большим Мастером.
Моё несерьёзное исследование-сопоставление с одним очень популярным советским фильмом. С иллюстрациями.


"Ребёнок Розмари" (Rosemary's Baby, 1967) - мой самый любимый фильм у Поланского и самый страшный фильм из всех, что я когда-либо видела.
Мне с этим фильмом повезло. До того как я впервые его посмотрела, я не читала никаких отзывов, рецензий и спойлеров, даже и не слышала о романе Айры Левин и совсем не знала о чём это кино. Всё происходящее в картине переживала вместе с бедняжкой Розмари Вудхауз и вместе с ней прибывала в неведении до самого конца. Развязка показалась до того шокирующей, что я никак не хотела в неё поверить, хотелось списать это на "астенический синдром на фоне тяжело протекающей беременности" героини, так что я и до сих пор не уверена в финале - что же это: жуткая действительность или больное воображение травмированной беременностью и родами женщины? После просмотра всю ночь заснуть не могла. Несколько дней подряд не могла ничего есть, казалось, что в еду мне чего-то подмешали, в голове всё крутилось кейвовское "There's a devil waiting outside your door", а по спине всё норовил какой-то мерзкий холодок пробежаться... Что показалось самым страшным? Даже не глаза Адриана, не сон-реальность Розмари, и даже не то, ЧЕЙ ребёнок у неё родился и не фраза "бог умер". Страшное - это люди вокруг (нас?) Розмари: близкие, родные заботливые супруги, добрые соседи, которые и в гости позовут, и десертом угостят и доктора порекомендуют, и лечебные коктейли приготовят - все такие отзывчивые и милые, немного назойливые и любопытные - но ведь это от того лишь, что они заботятся... КТО ОНИ?!? Ни в ком нельзя быть уверенным, даже в собственных детях.
А самое страшное - это то, что находится внутри нас.

Моменты, которые не выходят из головы в моём новом сообществе filmcapture_ru


"Жилец" (Le Locataire, 1976) - Все неприятности вполне жизнерадостного и довольно-таки симпатичного и благопорядочного конторского служащего Трелковского (Роман Поланский) начинаются с того, как он решает сменить место проживания и переехать в новую квартиру. Ни высокая плата, ни весьма скудные удобства, ни "гостеприимность" консьержки, оживлённо рассказывающей о том, как недавно прошлая жиличка спрыгнула с окна не смущают нашего героя. Загадочная попытка самоубийства предыдущей квартирантки по имени Симона настолько занимает думы Трелковского, что он решает разузнать побольше о её жизни - с этой целью он навещает её в больнице, но поговорить с ней не получается - бедняжка вся в бинтах и в коме и на вопросы отвечает душераздирающими криками. Вскоре после его визита она умирает.
Ну да ладно - дело молодое, что делать холостому французу польского происхождения - на дворе 70е, Париж, молодость - устраивай вечеринки, приглашай друзей и девиц, да знай себе хлещи вино, пляши под транзистор или наоборот устраивай жаркие споры о политике, искусстве и философии. Ан нет, Трелковский, ты ведь живёшь в Социуме, тебя окружают Соседи, ты обязан лелеять их сон, соблюдать тишину, так что изволь ходить на цыпочках, говорить шёпотом и дышать в тряпочку, да и не забывай вовремя докладывать о тех, кто этого делать не желает а не то... В общем, постепенно наш Трелковский начинает понимать почему Симона покончила с собой...
Не трудно предположить в самом начале что жилец наш - в конце будет совсем не жилец, я, например, догадывалась, что ему уготована такая же судьба и финал проживания в "нехорошей квартире" будет аналогичным трагическому финалу Симоны. Но как здорово Полански всё это обыгрывает, как он изящно подводит зрителя к мысли о том, что человек - это всего лишь винтик огромной тоталитарной машины...
Этот фильм - о непростых взаимоотношениях "маленького человека" с большим миром. О том, как система может раздавить и уничтожить. От неё не уйти - она следит за тобой, делает тебя таким, каким ей угодно. И не обязательно быть каким нибудь бунтарём, чтобы попасть в жёрнова - до вас доберутся, даже если вы и скромный конторский клерк (как тут не вспомнить Кафку или Оруэлла).
"Жильца" каждый видит по-своему. Некоторые, например говорят, что это фильм о больном человеке, который любил переодеваться в женскую одежду, от того и крыша поехала. По-моему, трансвестизм Трелковского - один из симптомов паранойи - ему кажется, что окружающие пытаются убедить его в том, что он - Симона. В отличие от "Отвращения" мы видим болезнь "изнутри", знаем, что к ней привело. И поэтому мне этот фильм кажется более интересным.
А вот лично на меня, как на эмигрантку, сильно произвёл впечатление разговор в полицейском участке ("Вы русский?" - "Нет, поляк, но я гражданин Франции", далее следуют угрозы депортации если жилец и впредь будет нарушать покой соседей).
Я думаю этот фильм будет близок любому, кто когда-либо чувствовал себя "другим".


"Китайский квартал" (Сhinatown, 1974) совсем не похож на мистико-шизофренические работы Поланского 1960-1970х. Это криминальная драма о благородном частном детективе Гиттесе (Джек Николсон). Расследование безобидного, как кажется на первый взгляд, дела о супружеской неверности, приводит его в высший свет Лос Анджелеса, с его политическими махинациями, финансовыми спекуляциями и запутанными семейными и личностными отношениями.
Этот фильм - великолепное возвращение из семидесятых в тридцатые, в эпоху "фильм нуар". "Безукоризненность" - именно это первое слово, которое приходит на ум по отношению к этому фильму - всё в нём верно, правильно, чётко, красиво - ни одного лишнего кадра, слова, движения, жеста или картинки. Ничто не даёт повода усомнится в том, что действие происходит в тридцатые годы, всё продуманно до мелочей - машины, дома и сады, интерьеры, причёски, элегантные костюмы и шляпы мужчин и роскошные туалеты дам.
Поланский на пару со сценаристом Тауном несколько раз лихо обводит зрителя вокруг пальца. Великолепный сценарий - захватывающий, интригующий, с неожиданной развязкой и шокирующем концом, блистательная игра актёров (от исполнителей главных ролей Николсона и Даноуэй до самого Поланского, играющего эпизотическую роль бандюганистого коротышки-задиры, чуть было не оставившего Гиттеса с носом (то есть без носа).
Интересно, что несмотря на название "Китайский квартал" в этом районе Лос Анджелеса происходит только последняя сцена. "Китайский квартал" - это скорее метафизическое место: загадочное, тёмное, страшное, но чем-то чертовски привлекательное. Именно его когда-то и "контролировал" коп Гиттес, именно туда возвращаются его мысли, именно о нём он всегда думает (хотя и мало говорит). Что же произошло с главным героем в Китайском квартале до того, как он покинул полицейскую службу - главная загадка фильма.
Этот фильм не вводит в ступор, не повергает в состояние шока, как "квартирные ужасы", но его очень интересно и приятно смотреть и пересматривать. Нетленная классика.


"Девятые врата" (The Ninth Gate 1999) - "паршивая овца" в стаде Поланского. Мистика-хренистика о дельце-прощалыге Дине Корсо (в исполнении Джонни Деппа), охотнике на букинистические ценности, который отправляется в Европу, дабы установить подлинность двух книг, якобы написанных в 1666 году самим Диаволом, а за одно и сколотить прилично бабла, не подозревая, что за его спиной его клиент ведет игру "Собери девять страниц, написанных Люцифером и получи суперприз от Самого - безраздельное владычество над миром".
Мало того, что фильм снят по второсортному роману (Артуро Переса-Реверте, Клуб Дюма), игра актёров оставляет желать лучшего (особенно нe понравилась эта зеленоглазая ангеловедьма в исполнении жены Поланского Эммануэль Сенье, видимо, роль ей досталась "по блату"), ну разве только что Депп хорош, если бы не он - фильм вообще можно было бы выбросить на помойку.
А больше всего я не понимаю почему у гениального режиссёра количество ляпов зашкаливает все разумные пределы. Как герой Деппа обращается с книгой, ценою в миллионы долларов, якобы написанной самим Люцифером, на которую и дышать по идее должно было бы страшно (333 лет, как-никак, антиквариату, рассыпется же!) - мало того, что он читает и рассматривает это сокровище без специальных перчаток, так он ещё носит её в каких-то грязных тряпках, бросает где надо и где не надо (один раз оставил под присмотр другу, которого тут же зверски повесили, а во второй раз и вообще без присмотра - в отеле за холодильником, её тут же украли, о чём не сложно догадаться), курит и пьёт "в присутствии" фолианта, ставя на неё бокалы и стаканы и стряхивая пепел, при этом кладя ноги на стол, чуть ли не на сам фолиант. Разве что хотдоги не заворачивает в страницы. А эти вечно не закрывающиеся двери - например когда он оказывает визит французской баронессе - зашёл в квартиру, дверь не закрыл - в результате баронесса катается по квартире в инвалидном кресле с перерезанным горлом, книга фтопке, а вместе с ней и квартира и порезанная баронесса. Депп (то есть Корсо) даёт дёру, на лестнице встречает секретаршу, которая почему-то не заявляет в полицию - выходит можно резать баронесс-миллионерш посреди Парижа, поджигать их квартиры и ничего за это не будет? Бред полнейший.
Сцена сношения на фоне пылающего замка - пошлятина, как впрочем, и другая эротическая сцена - смотрится всё это дёшево и совсем не к месту.
Хотя есть ещё кое-что, что мне понравилось, кроме Деппа - красивые картинки - пейзажи, замки. Ну да и не удивительно - Поланский же...
Забавна "магия чисел" в фильме, снятом в 1999 году рассказывается о книге 1666 года.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments