desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Category:

Сумерки и сила материнства

Сумерки и сила материнства
(об американском варианте "Темной воды")

Американский триллер «Темная вода» — из тех фильмов, на которые всегда идешь с опасением.
Ведь фильм этот, на самом деле, - римейк, перенесение на американскую почву одноименного японского киноужаса, снятого действительно культовым режиссером Хидео Наката. Еще несколько лет назад он здорово настращал публику у себя дома, а также в Европе и Америке, суперхоррором "Звонок". А после этого появилась уже не такая эффектная, но все равно впечатляющая "Темная вода" (или, если точнее, "Темные воды"). Неудивительно, что Голливуд, который, кажется, страдает от нехватки свежих идей, героев и сюжетов, сделал свои варианты; кстати, экранизировать "Воду" пригласили бразильского режиссера Уолтера Саллеса, который стал известным в прошлом году благодаря ленте "Дневники мотоциклиста", посвященной молодым годам Че Гевары. Повторение никогда не бывает лучше оригинала, и это вполне подтвердилось на примере "Звонка": американский вариант выглядит просто бледной тенью от произведения Накаты. Неудивительно, что и "Темная вода", созданная на другой стороне океана, априори доверия не вызвала. Тем более реклама провозглашала: "от автора "Звонка". Впрочем, при более внимательном взгляде появилась надежда, что не все, может, так плохо: подразумевался автор именно японского триллера. Сценарий написан Накатой в сотрудничестве с тем, кто собственно создал роман "Темная вода" — известным японским писателем Коши Сузуки.

В общем, и "Звонок", и "Темная вода" (как романы, так и фильмы) относятся к жанру так называемого "неокайдана". Если кайдан — это традиционная японская история о духах и людях, иными словами, средневековые новеллы ужасов, то неокайдан — новейшая, модернизированная вариация старинного жанра. Грозные привидения, убийственные призраки действуют среди хай-тековых интерьеров, активно используя наиболее современные устройства и технологии. В "Звонке" проводниками потустороннего мира служили телефон и телеэкран, в "Темной воде" — лифт и водопроводные системы старого дома. Уолтер Саллес весь антураж и сюжет воспроизвел старательно. Дом, в который вселяются главные герои — мама с дочкой — даже внешне похож на мрачный старый замок, хотя и стоит посреди стандартного мегаполиса с небоскребами. Но у кайдана (как старинного, так и современного) есть принципиальное и очень важное отличие от европейской традиции ужаса: все кошмары у японцев так или иначе имеют неожиданно яркую лирическую подоплеку. Толчком всех дальнейших событий часто является даже не месть или иррациональная тяга к разрушению всего живого, а ощущение потери, отчаяние или даже любовь. То есть дальневосточный ужас фактически поровну состоит из этих двух элементов — потустороннего и лирического. И непонимание этого очень вредит любым дальнейшим воплощениям. В "Темной воде" Накаты ужас и любовь были сбалансированы почти идеально. В варианте Саллеса вышло по-другому.

Весь фильм Саллес старательно пытается напугать зрителя. Весь фильм, от начала до конца. Но, как это часто бывает в таких случаях, — нас пугают — а нам не страшно. Получается так, что страшное таковым не является, а лирическим режиссер пренебрег. И фильм был бы совсем провальным, если бы не один человек — Дженнифер Коннелли в роли Далии Уильямс.

Реклама утверждает, что актриса готовилась к этой роли очень серьезно — несколько раз прочитала роман, просмотрела ленту Накаты, посоветовалась со специалистами по магии и оккультизму и даже прожила несколько недель в заброшенном доме — после этого начала работать над ролью. Ну, так это или нет — проверить сложно, да это неважно, тем более что подобные истории обязательно пишут в пресс-релизах к большинству голливудских картин. У Коннелли есть то, что не требует заброшенных домов, пиар-компаний, спецэфектов и другого околохудожественного мусора: незаурядный актерский талант.

Именно благодаря ему исполнительница, по существу, вытягивает на себе весь фильм. Она играет одна за всех — играет ужас и отчаяние, любовь и ощущение потери, играет за себя, за мать своей героини, которая когда-то бросила свою дочь, и, наконец, за девочку-призрака, которая хочет найти себе мать. Иными словами, именно игра Коннелли добавляет фильму необходимые краски — в первую очередь эмоциональные, то есть ту самую "лирику". Ее героине веришь — не в "ужасе", а в чувстве.

Но тогда, получается, жанр картины обозначен ошибочно. "Темная вода" — не триллер, не фильм ужасов. Это — добротная психологическая драма, причем драма одного человека. Довольно реалистическая. Потому что кому из нас хотя бы раз в жизни под самое горло не подступала темная вода отчаяния? И кто хотя бы раз не пытался спастись из этого водоворота, хватаясь за кого угодно, — или самому спасти своих дорогих, утраченных, бесконечно любимых утопленников?

Итак, "Темная вода" — возможно, даже вопреки попыткам режиссера — это история о материнстве, более убедительная, чем обычные мелодраматические сопли на эту тему. Не так уже и мало.

(с) Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment