Максим Александров (ma79) wrote in kinoclub,
Максим Александров
ma79
kinoclub

Categories:

«Аризонские мечты» («Arizona Dream»)

Симпатичный мальчик сбежал из родных мест в Нью-Йорк и устроился работать рыбаком. Но приходит день, приходит час, приезжает за пареньком белый кадиллак и увозит его назад, в деревню, в глушь, к дяде, в Аризону. Дядька собрался женится, и Аксель увязнет в аризонском болоте надолго.
На культовый (как бы мы не относились к этому затасканному эпитету) статус этот фильм претендовал задолго до выхода. Титулованный югославский режиссер Кустурица приехал в Голливуд и в первом (как позднее выяснилось – и в последнем) своем американском фильме занял цвет американского мейнстрима – бывшую «Бонни Паркер», последнюю гранд-даму американского кино Данэвэй, музыканта-«альтернативщика» Галло, любимчика публики Деппа. Добавив к этому путаный, с претензией на «интеллектуализм» сценарий – получим классический пример фильма для киноманов-эстетов. Но почему же в широком прокате «Аризонские мечты» ждал провал?
Герои фильма проводят время в бестолковых перформансах. Галло, сводный брат Акселя, веселит публику бессмысленными подражаниями сценам из забытых кинофильмов и рассказывает небылицы о своем знакомстве с де Ниро. Дядя героя вбил себе в голову, чт ообязан жениться на пустоголовой блондинке славянского происхождения (по всей видимости, это и есть то представление о восточных европейцах, которое устраивает амеркианских обывателей). Любовница Акселя, сумасбродка уже даже не бальзаковского возраста, хочет быть птичкой и стреляет из ружья по приезжим. Ее дочка, страшненькая девица с миллионами долларов на счету и суицидом в глазах, разводит черепах и играет им по вечерам на баяне. А сам Аксель носится между всеми этими кривляющимися и дохнущими от безделья паяцами и пытается занять себя хоть каким-то делом. Но почему-т овсе валится из рук.
Кустурица снял фильм он гибнущей буржуазии. Дети первопоселенцев с «Мэйфлауэра» сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть. В этом смысле режиссер предвосхитил идеи фон Триера из «Идиотов». Толпа сытых лоботрясов, не нуждающиеся в поиске пропитания, демонстрируют все свое моральное убожество – и неизбежный финал не выглядит трагичным. Более того – после практической смерти (физической или духовной) всех героев Аксель, единственный из богатеньких буратинок, осознающий неполноценность своей жизни, лишенной радости труда, получит наконец шанс вырваться из порочного круга. Эстетствующая богема (а вернее – слегка окультурившиеся мещане) стремится к суициду, ощущая свою нежизнеспособность – и только молодой молчун сможет отказаться от беготни в беличьей клетке и уехать в настоящую жизнь, в которой простые люди страдают, работают, любят друг друга – без всяких хитрых надуманных фокусов.
Американцы не оценили социального пафоса картины и не пожелали увидеть за сюжетом ничего большего, чем пошленький водевиль про чудаков, хотевших странного. Современные янки не способны выйти из общества потребления и вернуться к полнокровной жизни. Устранив в своей стране пролетариат как класс, разделившись на обеспеченных нахлебников, которым уже ничего не надо, и рабочий класс, пребывающий в состоянии безграмотности и нищеты, граждане США подписали (сами того не ведая) себе приговор.
А способны ли еще мы на то, чтобы не сойти с ума?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 43 comments