д'Анет (d_anet) wrote in kinoclub,
д'Анет
d_anet
kinoclub

Category:

«Натянутая тетива» Ким Ки-Дука

С южнокорейского киноконвейера имени Кима Ки-Дука сошел продукт под названием «Натянутая тетива» (The Bow).

Фильм до безобразия красивый. Математически точная машина, нежно перебирающая струнки души. Пронзительная музыка, традиционные обряды, сказочность, переведенная на язык кино.

Для Ким Ки-Дука, разработавшего к своему 12-му фильму совершенный киноязык, остается только одна проблема – как убедить своего зрителя, что поиск чего-то нового попросту бессмысленен. Вспоминая предыдущий фильм Кима – «Пустой дом», - убеждаешься, что ничего принципиально нового им больше сказано не будет. Режиссер «завис в полете», окончательно впал в ступор созерцания, отказался от идеи прогресса.

Основным мотивом последних фильмов корейского мастера остается мотив изгнания. Типичный его герой - изгой общества или полусумасшедший чудак. Это и монах-отшельник из «Весны, лета…» и странноватый парень из «Пустого дома». Старик и девушка из «Натянутой тетивы» заняли свое место в этой галерее.

Сюжеты его картин служат идеальными рамами для натягивания чувственной ткани. Правда, то напряжение чувств, которое возникает между мужчиной и женщиной, любовью назвать сложно. В нашем понимании это скорее маниакальная забота. Ким Ки-Дук сейчас исповедует не всепоглощающую страсть («Остров»), а своеобразный эротизм смирения, подчинения судьбе. Чувства на определенном этапе оказывается губительными, ломают привычный ход вещей и приводят к черте разделяющей жизнь и смерть.

И вот тут-то в дело вступает поэтическая мистика, которая делает финалы последних фильмов Ки-Дука оптимистичными. Любовь, которая оказалась невозможной в привычном мире, находит спасение в мире ином. Парень из «Пустого дома» превращается в призрака, невидимого для всех, кроме своей возлюбленной. Примерно та же метаморфоза произойдет в «Натянутой тетиве». Влюбленный старик реализует свою страсть, превратившись в духа, слившегося со стрелой. Волки сыты, овцы целы. Точнее, куры.

В силе продолжают оставаться экологические мотивы, наиболее мощные для «Весны, лета…». Герои покидают мир, чтобы слиться с природой. Любимая стихия Кима – вода. Его идеал – остров, духовная Атлантида, уходящая под воду («Весна, лето…», «Натянутая тетива»).

Обвинения в насилии не прошли даром. Ким Ки-Дук продолжает выбирать в пользу лиры, а не лука. Лук – символ равновесия, орудие убийства и нежнейший инструмент одновременно. Ким Ки-Дук сделался более «мягким», он говорит намеками. Рыболовные крючки лишь напоминают нам об «Острове». Интересно, долго ли автор «Плохого парня» и «Береговой охраны» будет пребывать в состоянии гармонии?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments