Вещь в себе (ex_ex_mor77) wrote in kinoclub,
Вещь в себе
ex_ex_mor77
kinoclub

Дорогая Венди // Dear Wendy

Влюбиться в старую пушку, из которой стреляешь, - правильно. Желать из нее "пули навылет", разламывающей кости, рвущей ткани, - романтично-глупо. Но только до тех пор, пока ты не ответишь за слова. В маленьком городишке, где нет роковых женщин, а есть только шахтеры и старые замшелые магазины, остается любить револьверы. История о группе лузеров, которые решили играть в пацифизм с оружием в руках, вызвала смесь злорадства и искренней радости. Потому, что я знаю, как это, - любить оружие, ни разу никого из него не застрелив. И какой дикий драйв и электрический ток бьет из несгибаемых, твердых форм орудия убийства. Словно спать с гитарой, упираясь щекой в жесткие струны, которые никогда не перейдут на сторону врага. Человечество, сколько ни старалось, смогло придумать не так много предметов, которые могли бы состязаться в изяществе с оружием. А тут подобралась команда, вызывающая ухмылку, - интеллигентный лузер, девчонка, на которую никто и никогда не смотрит, прыщавый инвалид, малец и рецидивист-негр, который учит заигравшихся юнцов жизни. Интеллигентный лузер сразу стал лидером, почувствовав возможности, он слаб, но умен, и вот уже "денди" собираются в заброшенной шахте, устраивая костюмированные шоу, читая книги про раны и глядя на экран, где мистер патологоанатом рассказывает особенности сквозных отверстий в хрупких человеческих телах. Так и подмывает ткнуть пальцем и сказать: "Хе-хе-хе". Чистая любовь к оружию? Pure? Это слово всегда опровергало любую мечту.

Недооценивать лузеров и интеллигентов неправильно. До сих пор помню, каким дьявольским огоньком полыхнули глаза примерного юноши, стоило ему сжать рукоять револьвера, а у жителей городка в "Дорогой Венди" сразу поднялась самооценка, выросли сиськи и загорелись сверхчеловеческим огнем глаза. "Дорогая Венди" - это вовсе не "памфлет о пацифизме", это история любви и ненависти одного человека и его оружия. Это, кроме того, история, говорящая о том, что за свои слова надо отвечать. Режиссер высказал действием и еще одну крамольную мысль - между служителями порядка и романтически настроенными детишками нет разницы, что идеология не подкрепляет, что вооруженные антикварными пушками, но тратящие все свободное время на тренировки дети легко могут быть сильнее полицейских. Главного героя предало то единственное, что предать не могло никак, - его оружие, его Дорогая Венди, распластавшаяся в черных руках хулигана-ниггера. Ей, как любой женщине, как капризной гитаре, вовсе не нужно было поклонение. Пушки любят уверенные, грубые руки. Парень делает ошибку обычную, ее еще можно исправить, взяв ситуацию под уздцы, но дальше он ошибается опять, и вот этот промах непоправим. Он оставляет Венди и берет другое оружие, а показного равнодушия или глупой мести женщины не прощают никогда.

Больше всего мне была интересна трагедия главного героя, постепенно теряющего несомненное лидерство благодаря нервозности лузера, которая вылезла из-под костюма "денди". Хотя даже - почему "лузера"? Он слишком быстро потерял новообретенное самолюбие, и эта болезненность находит отклик. Да я бы вела себя точно так же, если бы в выстроенный мир пришел чужак и сумел поразить центры мишеней из моей Венди. Это выстрелы не в абстрактную бумажную мишень, это были выстрелы прямо в грудь. Предательские, жутковатые выстрелы. И больше не получится попадать с закрытыми глазами, потому что произошло Осквернение. Не находя в мире ничего стоящего, "денди" привязались к оружию, и в этой их слабости была сила, целый колодец, из которого они черпали. Но обратного урока они усвоить не успели - то, к чему привязываешься, иногда предает. И этот урок фельетонно как-то, со стебом демонстрируется в конце фильма. Пожалуй, это единственный из просмотренных в последнее время киноэкспериментов, сподвигший на множество самых разных полувоспоминаний, мыслей и идей.

"Дорогая Венди" - кино веселое. Фильм сумел избавиться от штампов в сознании, которые возникли, например, при появлении негра. Мне сразу подумалось, что именно этот парень, нюхнувший пороху, должен показать овцам-пацифистам, что такое волки. Но ничего подобного не случилось. Концовка - беспорядочный клиповый трэш, ВДНХ вдохновенных лузеров, умирающих важно, словно на дуэли, за черную сумасшедшую старушку. Нет, нет, за Принцип, за невозможность сдаться, но не потому, что они такие уж смелые, а потому, что они заключили договор со своими пушками. При свечах и свидетелях. Нарушить договор с другом нельзя. И вот уже девчонка лихо применяет любимый рикошет, а инвалид, обзавевшийся пышными манжетами, картинно падает. Концовка горяча, нелепа и бесшабашно торкающа, как льющаяся из носа кровь, которую легко можно остановить. Главный герой добился, чего желал, - поцелуя насмерть, горячего стального плевка, и это правильный, радостный конец. В момент "сквозного ранения" хочется счастливо рассмеяться по-лимоновски, хмыкнуть и отправиться в настоящий, слишком жестокий для таких милых игр мир.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments