xemulli (xemulli) wrote in kinoclub,
xemulli
xemulli
kinoclub

Category:

"В Порту" и Элиа Казан

Элиа Казан – незаслуженно позабытый основатель студии Ли Страсберга (кто не слышал о такой\ом, просьба не обращаться) снимал много, талантливо, сумбурно. Почти в каждом его фильме можно найти недостатки, которые, тем не менее, делают его творения по крайней мере запоминающимися. Настолько, что Академия щедро снабжала грека-космополита всем, чем могла. Птенцы же гнезда его известны нам сегодня под именами М. Брандо, Ф. Данауэй, У. Битти. Он положил начало образу первого, сделав из него человека, чье животное обаяние пробивало любую стену. Именно он некогда провозгласил, что театр скончался и ничего сильнее кино на земле сыскать не представляется возможным. Начав с Марлоном еще в театре и сделав из него идеал мужчины поколения двадцатых – тридцатых годов рождения, он перенес свой успешный «Трамвай желание», несколько смахивавший на постановку, снятую на пленку, на широкий экран. Тогда Марлон, о котором традиционно пишут как о человеке, который сломил-таки сопротивление твердолобов Голливуда, и начал свой старт. Фокус был в том, что его типаж – до сих пор, на взгляд автора (и еще пары миллиардов обитателей планеты) не превзойденный никем – кочевавший из фильма в фильм, получил то ли пять то ли шесть номинаций за первые шесть – семь картин. Такого успеха не знал никто. Такого успеха никто уже и не узнает. Снявшись в 1954 году в картине «В порту», Брандо снова заработал себе «Оскар» и вместе с Казаном озолотил Columbia Pictures (окупив затраты на производство в десять раз). Всем режиссерам той поры нравился избитый Брандо. Кого бы ему ни приходилось играть – в конце фильма его обязательно избивали. Такой вот прообраз вдохновения, посетившего в 1969 году двух друзей – некого Д. Хоппера и еще более некого П. Фонду – результатом коего явился «Easy Rider». Марлона в пятьдесят четвертом еще никто не убивал, но крови было много. Видимо, боссы поняли, что при виде Брандо, избитого в кровь за правое дело, зритель (особенно его женская половина) упорно бьется в конвульсиях, что позволяет дотянуть фильм до самого конца. Честно говоря, сейчас крайне сложно оценить те или иные достоинства картины того времени. Но брэнд Брандо – упрощает все до схемы «увидел – купил – прослезился». Он немногословен и слегка туповат, но за ним стоят перемены, он их передовой отряд, ориентир и вдохновитель. Его можно бить долго и методично, но «Оскара» он получит. Тогда ему еще не приходило в голову отослать за призом представителя коренного населения Соединенных Штатов, заявив тем самым о своем отношении к происходящему в стране. Тогда он приходил и брал свое.
На те же годы пришелся и расцвет Казана, который уже в шестидесятые подрастерял фирменный стиль и мощь. Но тогда этот тандем заставил Америку смотреть на кровь и пот рабочих, на их любовь, борьбу и прозрение. Америка в долгу не осталась, сделав Брандо столпом и Богом, а Казана – коммунистом, смутьяном и сотворив из него на выходе козла отпущения.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments