Sapiens (sneipas) wrote in kinoclub,
Sapiens
sneipas
kinoclub

Categories:
  • Mood:
  • Music:

"4" - Илья Хржановский Россия, 2004

Сценарий: Владимир Сорокин
В ролях: Сергей Шнуров!, Юрий Лагута, Константин Мурзенко, Алексей Хвостенко!, Анатолий Адоскин, Леонид Фёдоров
Те, кто имеет хоть малейшее отношение к музобразованию, помнят наверняка детский альбом Чайковского и скорее всего слышали про такие пьесы для фо-но как "Болезнь куклы" и "Похороны Куклы"? Грустно становится от детских воспоминаний этих страдальческо-похоронных мелодий, сопровождаемых траурными, но в то же время, мягкими и гармоничными аккордами. Теперь, давайте представим себе другую, новую пьесу. Гармоничные аккорды заменим шумом отбойных молотков и металообрабатывающих станков, в качестве мелодии используем какафонию режущего до умопомрачения слух, тяжелого психоиндустриального саунда. Кукла будет не одна, их будет много. И все они будут одинаковые и больные. Куклы-клоны! Их болезнь - это то, что они стали неживыми, безликими, у них исчезли лица, так же как и у их создателей, у которых они просто стерлись. Когда-то у этих кукол были собственные лица, и все они были разные, но эти лица, сделанные из хлебного мякиша, съели голодные псы. Лирика давно закончилась, господа. Началась эпоха гниения и разложения человеческой личности, отравленной производственными отходами и полностью пропитанной алкоголем. Куклы должны погибнуть и искупить своей гибелью жалкое существование безликого человека-клона. Эту страшную и совсем недетскую пьесу можно было назвать "Болезнь и гибель кукол", а их похороны заменить массовым кремированием. Звучит ужасно? Подождите, не все так банально.
И так, Москва. Ночь. Бар. Полуспящий бармен. Случайная встреча потерявшихся людей, людей без лица, почти таких же как те самые куклы-клоны, неимеющие конкретного предназначения, а затем очень странное и до ужаса реальное путешествие в дебри заброшенного и гибнущего "полигона", которого пожирают "железные гады" - индустриальные ТЭЦ-ГЭС монстры, потихоньку стирая ее, как и многие другие населенные пункты с территории России.
Экспериментальная, художественно-документальная картина "4" начинается с очень забавной 15-минутной беседой за баром, где встретившиеся настройщик пианино (С.Шнуров!), странноватого типа фаршеторговец и приезжая грудастая проститутка обмениваются ложной информацией о своем роде деятельности, скрывая свое истинное, стершееся лицо. В какой-то момент, волей неволей начинаешь связывать будущее героев фильма, и представляешь их в каких-то философских отношениях в стиле "Трудностей с преводом" С.Копполы, или в замысловатых, полукомедийных ситуациях в стиле тарантиновских "4-х комнат". Богатое же воображение зрителя, нечитавшего заранее никаких рецензий к этому фильму, может спокойно вызвать ощущение, что режиссер просто расслабляет зрителей перед неожиданной и остросюжетной завязкой. Можно даже попытаться приписать сонного и до нелепости медлительного бармена к тройке посетителей, образовывая тем самым магическое число "4". Нет, число 4 связано совсем с другим. Но оно касается всех. Потому что всех ожидает примерно одно и тоже. Четвертование личности! Под железобетонное сопровождение индустриально-психоделических звуков, камера тщательно и во всех визуальных подробностях следит за представительницей древнейшей профессии, направляющейся на похороны своей сестры. Там, далеко в русской глубинке, режиссер показывает свой талант документалиста, и напоив местных старух, провоцирует беспредельное подобие деревенской вакханалии в стиле Мамлеева, сняв её участников детально, насыщенно и очень аутентично. На фоне всего это русского эпатажного экстрима промелькают сложные и мрачные отношения четырех(клонированных?)сестер. Результат налицо! Покинувшие зал посередине фильма зрители, невыдержавшие тошнотворных сцен, неуверенные аплодисменты тех кто прошел это киноиспытание до конца, общее недоумение и суета у выхода из кинотеатра. Когда зажегся свет в зале, появилось сиюминутное желание назвать все дикостью и забыть про то что было, но в ушах продолжало звенеть от сумасшедших децибеллов, исходящих от гигантских клонов-самолетов, тракторов и поливальных машин, абсолютно одинаковых, правительственных черных автомобилей, которые проносились на экране исключительно четверками. А почему четверками? Да потому что, по рассказам настройщика пианино, лучше всего клонировать людей четверками для достижения самых эффективных результатов. «Четыре» – уже третий фильм по скандально известному писателю, причем поставлен он, как «Москва» и «Копейка», по оригинальному сценарию. Эта четвёрка в бесконечных ситуациях заполняет пространство картины, и она же позволяет обнаружить в ней скрытый эволюционно-философский смысл. И смысл этот не только самого зрелища, но и встающей за ним страшной жизненной картины гибнущего человеческого сознания.
Возникает вопрос. Что это, еще одна совместная скандальная киноманипуляция режиссера и писателя-сценариста, или все-таки удачный показ мрачной действительности массого клонирования сознания русского человека?

Фильм «4» снимался 4 года.
Часть фильма снималась на территории исправительной колонии № 4 строгого режима мордовского Дубравлага.
В китайской традиции - число "4" символизирует смерть.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments