November 5th, 2012

  • jolita

Стена / Die Wand

У человека никогда нет сколько возможностей для размышлений как в одиночестве. И никто не может быть более одиноким, чем эта безымянная женщина. И кажется, что в этой искусственной антиутопии никто кроме нее больше не существует. Эта женщина живет как в стране зеркал: осторожно нащупывая, передвигается она среди них, чтобы однажды внезапно наткнуться на эту невидимую стену, которая разделила этот мир на две сферы. Во внутренней - она в ловушке, во внешней - застывший в безжизненности мир. И отсутствие внешнего мира вынуждает ее еще больше удалиться в свой внутренний мир. Это отражается в записках ее пост-апокалиптической жизни, которые заканчиваются вместе с бумагой.




Collapse )

Dans la maison | В доме

-Dans-la-maison-

Подавшийся в преподаватели несостоявшийся литератор Жермен безнадёжно разочарован бесталанностью своих учеников, уныло сетуя на это принимающей участие в делах мужа жене, сомнительной галеристке, заблудшей в поисках художественных идей, привыкшей выслушивать школьные сочинения, которые оглашал её раздражённый супруг, вдруг споткнувшийся об интригующий сюжет с проникновением в чужое жилище, искусно украшенный откровенными портретами членов обитавшей в его стенах семьи.Collapse )

Газетчик | Paperboy (2012)

Чёрным по белому

Чернокожая служанка (Мэйси Грей) рассказывает полицейскому о подноготной той истории, когда в конце 60-ых в захолустном городишке на юге США был жестоко зарезан нелюбимый в округе толстый коп. Арестован за это убийство и приговорен к электрическому стулу был некий Хилари ван Веттер (Джон Кьюсак). Доказать, что суд был несправедлив к бедняге, берутся два журналиста из Майами: Уорд (Мэтью МакКонахи) и Йадли (Дэвид Ойелоуо). Йадли, к слову, тоже чернокожий, и сам факт, что он является значимым журналистом, - уже нехилый вызов южному закостенелому обществу. В помощники к журналистам набивается еще не определившийся в жизни младший брат Уорда (Зак Эфрон), бывший пловец, а ныне разносчик газеты, которую издает их отец. Но помимо Джека к компании примыкает и 40-летняя Шарлотта (Николь Кидман), влюбленная в ван Веттера искренней любовью по переписке, женщина неоспоримых достоинств и очевидных недостатков.

Режиссер фильма Ли Дэнилес очень обеспокоен. Обеспокоен он взаимоотношениями: черных с белыми и белых с белыми, мужчин с женщинами и мужчин с мужчинами, преуспевающих с отбросами и отбросов с отбросами, наконец, разума с инстинктом, цивилизации с дикостью. Дэниелс настолько обеспокоен всем этим, что руки его начинают дрожать, и фильм невольно рассказывает нам также о взаимоотношении удачного фильма с неудачным. Мало кто может определиться со своим отношением к этому фильму: случайно зашедшие или перепутавшие фильм, казалось бы, должны были уйти с сеанса еще даже до начала всего самого веселого, но растиражированные и умеющие держать внимание лица и сильные (пусть даже в негативном ключе) сцены удержат их в зале. То же примерно с теми, кто шел на фильм вполне сознательно: весь тот бардак (трэш, если хотите), который устраивает режиссер, непростителен ему, но с другой стороны дикость вся тут ко двору приходится: как еще показать американское болото (в прямом и переносном смысле), где одновременно цветет расизм, гомосексуализм, сексизм и прочие другие прелести. Дэниелс с нездоровым блеском в глазах хватает в охапку доставшихся ему актеров и кидается с ними в омут. Актерам же остается только ловить волну, в конце концов, за безумие в актеров никогда камнем не кинешь. Так Джон Кьюсак играет на манер гремучей змеи: не очень понятно, что он вообще хочет, но глаз не оторвать - страшно ведь. А Николь Кидман делает даже больше: она, конечно, и пописать в кадре может (актрисе не в первой), но истинная заслуга ее в том, что в какой-то момент за ее чудовищем покажется настоящий человек, и тогда можно воскликнуть: а ведь, и в правду, так все и есть. В остальном такого желания не возникает. Чернокожая служанка, рассказывающая всю историю и чуть свысока смотрящая на нас, белых, дает самую слабую актерскую работу в фильме, фальшивую и нелепую, прямо как ее неизменная сеточка на волосах. И это симптоматично, потому что если не она, то кто же тогда все это безумие обличит? Цивилизация катится к черту, и поделом ей, да только кто объяснит режиссеру, как пользоваться мачете, а заодно и своими персонажами?..

28302