December 24th, 2011

kino-mimino

Пол Джиаматти об актерском мастерстве


- Играя второстепенные роли, вам нужно уметь всегда быть на готове, на подхвате, и в то же время успеть за короткий момент создать свой образ.

- Я думаю, что роли второго плана очень сложны, особенно сложные - мы их называем роли одного дня - когда кто-нибудь приглашен на фильм только для одной сцены или на один день: нужно придти и произнести всего несколько фраз. Это как спринт в беге, используются совсем другие группы мышц, я думаю, что это сложнее. У вас почти нет права на ошибку. Большие роли, конечно же, очень ответственны, но странным образом в большой роли вы можете расслабиться и даже экспериментировать. У вас также есть возможность полагаться на других актеров. Я, уж точно, люблю второстепенные роли: за малое время вам надо успеть использовать всю свою эксцентричность, пылкость и все цвета вашей палитры.

"Человек, который изменил всё" (Moneyball) (2011)

Выпотрошенный — звёздный костяк предпочёл клубы побогаче — «Оукленд Атлетикс» готовится к новому сезону. Денег на достойных сменщиков у генерального менеджера Билли Бина (Брэд Питт) нет. Отвечающие за кадровую политику скауты и консультанты мыслят плоско, без огонька и вчерашним днём. Во время очередной бизнес-встречи с боссом «Кливленд Индианс» Бин замечает молодого человека совсем не спортивного телосложения (Джона Хилл) — «самого умного в комнате». Им оказывается Питер Брэнд, уволень-скромняга с дипломом Йеля, разработавший новаторский метод селекции игроков, суть которого сводится к жёсткому статистическому анализу всех игровых показателей спортсмена. Способ более чем спорный, судя по вычисленному КПД некоторых бейсболистов, на которых давно поставлен крест, но «Атлетикс», подписав целую группу «хромых уток» становится первым в лиге клубом, выигравшем 20 матчей подряд.

Помимо того, что «Человек, который изменил всё» — про бейсбол и статвыкладки, о фильме следует знать, что снял его режиссёр хорошего фильма «Капоте», написали едва ли не главные тяжеловесы драматургического цеха — Зэйллиан («Список Шиндлера») и Соркин («Социальная сеть»), а Брэд Питт, наконец, вплотную подобрался к «Оскару». Любой из этих доводов как минимум не гарант зрительского интереса, но качества: того, что потом проявляется в виде «оскаровских» статуэток на обложке DVD-издания.

Ключ к этой многословной спортивной драме, её код доступа — в герое Джоны Хилла. Разновидность «книжного червя», глухой теоретик, НЕбейсболист, спасший бейсбол. Как герой Энтони Хопкинса из survival-триллера «На грани», достающий и применяющий сведения о дикой природе из интеллектуального багажа. Как режиссёр Беннетт Миллер, умник-нью-йоркер и друг такого же — Филиппа Сеймура Хоффмана, снявший лучший фильм о бейсболе.

По сути, «Moneyball» — это мозговой штурм нескольких холодных голливудских умников-профессионалов. Здесь миллион бейсбольных инсайдерских подробностей и мощная идеологическая метка об одном из секретов американского социума: фильм исследует феномен — а что же это еще такое — института лузерства через могучую фигуру Билли Бина. Менеджер «Оукленда» — великий лузер, выращивающий в себе это качество. По Соркину (лучшему, к слову, в Голливуде, если надо расписать беседу на пять-шесть персон) и Зэйллиану, признание поражения — великий (в смысле, выдающийся) душевный труд, моральный максимализм и лучшая растопка. Действительно пафосно, очень по-американски, но почему-то кажется, что по-другому с Билли Бином и Питером Брэндом и нельзя было. Лучший выход в карьере Брэда Питта, наконец, переставшего подключать к созданию образа свой актёрский максимум и перешедшего на «природный», «нетехничный» стиль игры. А Хилл пару раз так моргает, что сомнения в большом таланте этого молодого человека снимает как рукой.

"Неизвестный" (Unknown) (2011)

Герой Лиама Нисона — доктор микробиологии Мартин Харрис — с супругой (Дженьюари Джонс) прилетает в Берлин на профильный саммит. Заселяясь в отель, понимает, что не хватает одного дипломата. Мчит обратно в аэропорт. Попадает в аварию. Теряет память. Четыре дня в коме. Очнулся — успешные поиски жены, которая отказывается признать в Мартине Харрисе, собственно, Мартина Харриса и ходит под ручку с другим ирландцем — Эйданом Куинном, называя его настоящим доктором Харрисом. Герой вранью не верит, чуть-чуть сомневается в собственной вменяемости, но помаленьку начинает обнаруживать доказательства собственной правоты.

Архетипичный параноидальный триллер с амнезией, двойником и сложным процессом самоидентификации: чужой в большом городе, без документов и шансов на оправдание. Красный уголок Хичкока, материал Полански и густые мазки наглого испанца Жауме Коллет-Серра. Реальность зыбка и изменчива, паранойя со знаком качества, но ярлычок, кажется, бессовестно переклеен с оригинала. Когда воды триллера успокаиваются и картина несётся к ответам, дерзкий «Неизвестный» спускается на Землю, по пути растеряв большую часть своей магии. Коллет-Серра храбро топчет железной пятой саспенса замёрзший Берлин, но инструмент, нечего и думать, взят на прокат у старших.

Чтобы понять, почему «нет», стоит посмотреть «Призрака» Полански. У великого — свои рецепты и ингредиенты со своей грядки, испанец же знает, как и почему, но элементы, бруски правильной формы и фактуры, лишены всякой синергии. С одной стороны, чёрт с ней, с синергией. Потратить время на «Неизвестного» не зазорно. Единственный минус — в слегка развесистом финале, но без него фильмы с загадками, наверно, и не снять: не отрезать же последние минут двадцать ради сохранения загадочного тумана. С другой, волшебство здесь обнаруживается, но связано исключительно с ролью Бруно Ганца, по глазам которого понимаешь, что плещется он на мелководье.