September 3rd, 2011

tada
  • 3930

GUILLERMO del TORO

10 вопросов читателей TIME
 
1. Don’t Be Afraid of the Dark (Не бойся темноты), Ваш новый фильм, который Вы продюсировали и к которому Вы написали сценарий – римэйк телевизионного фильма 1973 года. Появилось много римэков, пере-делок и пере-придумываний в последнее время. Что необходимо для удачного «пере»-чего-нибудь?
 
Необходима настоящая любовь к материалу. Когда римэйки делаются по-настоящему, как The Thing Карпентера или The Fly Кроненберга, они могут быть очень удачными.
 
2. В Вашем фильме много шепота – самого недорогого способа напугать зрителей.
 
Нет ничего более ужасного, чем нечто близкое человеку. Таковы и шепоты.
 
3. Вы росли в Мексике, где продолжается страшная нарко-война. Почему бы не сделать фильм об этом?
 
Я не такой режиссер, кто мог бы говорить прямо о политике, не используя намеки и притчи. Это не в моей природе, и фильм-horror сам по себе – очень политичный жанр. Но я не могу вернуться в Мексику, как режиссер, из-за случая с моим отцом. Съемки фильма видимы всем, и я не могу более рисковать.
 
4. Вы говорите о том, что Ваш отец был похищен бандитами в целях выкупа и держался взаперти 72 дня в 1988 году. Это, должно быть, было бессмысленно страшно.
 
Так и было. Каждый день, каждую неделю происходит что-то, напоминающее мне, что я нахожусь в вынужденной ссылке [от моей страны]. Но говорить о жизни прямо – работа других рассказчиков. Как человек, похищение определило мою жизнь. Как рассказчик, я стараюсь сам определить себя.
 
5. Вы говорите, что horror-фильмам присуща политичность. Это так?
 
Как и в сказках, есть две грани страха. Одна – поучительная, самая понятная сторона сказок: Не ходи гулять в лес и всегда слушайся родителей. Другая грань сказок – совершенно анархична и противоречива.
 
6. У Вас очень необычная среда обитания – дом, в стороне от Вашей семьи, предназначенный лишь для Ваших книг, плакатов, картин и для работы.
 
Ребенком я мечтал о доме с секретными проходами и комнате, где 24 часа в сутки шел дождь. Смысл возраста за 40 лет состоит в том, чтобы исполнить мечты и желания, накопившиеся в тебе с семилетнего возраста.
 
7. А что сказала жена по этому поводу?
 
Она была довольна. Когда тебе 7 лет – мать может выбросить твои комиксы. Когда тебе 40 лет – ты можешь это предотвратить.
 
8. Что Вы делаете, когда встречаетесь с людьми, которые думают, что фантастика предназначена для детей?
 
Я стараюсь избегать продолжительных разговоров с ними. Вы не можете убедить буддиста стать протестантом, и таким же образом Вы не можете переубедить человека, верящего в реализм, как в высшую форму искусства, что фантазия – одинаково важное проявление мира. Это невозможно.
 
9. Вы говорите так, словно Ваше искусство является Вашей религией.
 
Так и есть. По мне, искусство и рассказывание историй всегда были первичными, всегда были духовной необходимостью моей обычной жизни. Рассказываю ли я сказку на ночь моим детям, стараюсь ли снять что-то или написать короткий рассказ или нечто больше, я всегда отношусь к этому черезвычайно серъезно.
 
10. А почему Вы всегда одеватесь в черный цвет?
 
Мне сказали, что от этого кажусь стройнее. [смеется] Только знайте, как бы я не выглядел в черном, Вам лучше не представлять меня в белом.
 
очки
  • f_famar

Старые актёры

У актёров, отдавших жизнь искусству, рано или поздно начинаются трудности, их востребованность снижается. Кинокамера любит гладкую молодую кожу. Юность внушает зрителю оптимизм. Красиво стареющие мужчины имеют больше возможностей. А что, кроме жалости, может вызвать морщинистое женское лицо, оплывшая фигура? Напоминание о собственном неминуемом старении и желание выключить экран?
Старики в кино - заведомые маргиналы. Бедные, несчастные, заброшенные.
Я смотрю "Ещё один год" Майка Ли и в который раз восхищаюсь британским подходом. Пожилых людей в английском кино снимают в главных ролях настоящие мастера. Лица актёров светятся внутренним светом стариков Рембрандта.
Вспоминая собственных родителей, я признательна англичанам за их способность любоваться старостью, видеть красоту и смысл в жизни на закате. Энергии и жизнелюбию старых актёров могут позавидовать укоренившиеся у компьютеров поколения.
"Ещё один год" Рут Шин и Джим Броудбент

Collapse )