June 25th, 2011

Московский кинофестиваль: 23-24 июня.

7.42 КБ
Точнее было бы сказать, 24-25, потому что день 23-го был практически пустым: не считать же великим кинособытием премьеру третьих "Трансформеров".
Из основного конкурса посмотрел 4 фильма. Нахожусь в некотором недоумении.
Как ни странно, частично понравился "Уход" - режиссерский дебют Вацлава Гавела - бывшего президента Чехии, постоянно действующего драматурга, а теперь еще и кинорежиссера.
Collapse )
kino-mimino

Pina / Пина: Танец страсти (2010)

Режиссер Вим Вендерс о своем новом фильме "Пина: Танец страсти"
 

- Фильм, который я хотел снять вместе с Пина Бауш, был бы о ее взгляде на работу. Я хотел увидеть ее взгляд, который благодаря ее наблюдательности помогал ей создавать танцевальные сюжеты. Этот фильм мы собирались начать снимать целых двадцать лет, и все это время я хотел показать именно ее неповторимый взгляд на танец, а Пина, в свою очередь хотела работать в таком фильме, который бы зафиксировал саму суть танца. И после долгих поисков мы наткнулись на 3D и поняли, что это тот самый способ, чтобы все это выразить. В то время я почувствовал, что это как раз то, что нужно, чтобы отразить танец: 3D и танец как будто бы созданы друг для друга. Танец словно показывает все самое лучшее, что есть в 3D - обе эти техники не противоречат друг другу. И, конечно же, с помощью этих технологий, мы смогли снять тела совсем по- другому - у человека появился объем. Вы можете ощущать почти физическое присутствие. Во всей истории кино никогда такого не было, пространство было иллюзией. Даже когда мы видели великолепную работу оператора, все их приемы типа съемок сверху, с вертолета или, наоборот, в замочную скважину - все это оказывалось перед вами на плоском экране. Я снял этот фильм для таких же людей каким был я до моей встречи с Пина Бауш, до того как я увидел ее работу. Я не имел никакого отношения к танцу, думал, что танец меня никак не интересует и никак не касается. Потом я увидел, что делает Пина и понял, что меня это интересует больше, чем что либо другое. Это затронуло все мои чувства и физические, и эмоциональные, и экзистенциальные, я увидел язык, который отвечал на жизненные вопросы лучше, чем наша обычная человеческая речь. Этот язык был лучше, чем все другие наши инструменты, он был простой, великолепный и исцеляющий. Я увидел, что язык танца абсолютно полноценен и дает человеку все необходимое.