December 22nd, 2010

"Стоун" (Stone) 2010

Работающий над досрочным освобождением криминала Стоуна (Эд Нортон) душевный коп Джек (Роберт Де Ниро) настойчиво атакуется его женой (Милла Йовович). До поры до времени посопротивлявшись, бастион падает – Милла была терпелива и неумолима. Детская ловушка, в которую попадает работник пенитенциарной системы, оказывается темным омутом. Кажется, Джек даже не пытается оттуда выбраться.

Фильм тянет на крупное разочарование, если вы все еще ждете кино с Робертом Де Ниро. Также вам нечего ловить, если вы верите в чистые помыслы Эдварда Нортона, каждый шаг в профессии которого сопровождается выражением лица «ради искусства». И только дикая Йовович, соскучившись по обычным человекам, играет на всю катушку («зона свободная от зомби»). 

Определенно, «Стоун» - это катастрофа, которую показали в выигрышном свете. То есть, то, что это провал - сказал почти каждый, но сделал это слегка стесняясь, себе в кулачок. РежиссерДжон Керран («Разрисованная вуаль», но лучше посмотрите великолепную драму «Мы здесь больше не живем») оказался хитрой лисой (или напротив – простодушным человеком с открытым сердцем и чакрами). Имея на руках странный сценарий, вся закавыка в котором сводится к единственной, реально выглядящей банальности, Керран начинает плести замысловатые узоры, пуская в текст диалогов такие страшные слова, как «бог», «судьба», «грех», «расплата». Причем делает он это без всякой возможности ответить за базар. Чем дальше мы пробираемся в повествовании, тем подозрительнее все эти ходы и слова начинают выглядеть. Минут за 15 до конца возникает подозрение, что сейчас из кармана покажется такая увесистая дуля, которой и будет украшен финал картины. Но дуля не состоялась, и Керран об этом прекрасно знал.

У режиссера были сильные карты, но все не в масть. Пришлось блефовать. Тактически верно было дурить народ каменным выражением лица – правильный ход. Но когда обман открылся, публика хмыкнула, пожала плечами и пошла по своим делам.  

Место встречи изменить нельзя

http://www.peterlandtr09.narod.ru/images/mvin01.jpg

Как-то так получилось, что в детстве я не смотрел русские фильмы. Ну и не только русские, вообще мало фильмов смотрел. Например, мне посчастливилось никогда не смотреть "Карнавальную ночь". Я понятия не имею что это за фильм такой "А зори здесь тихие", и не видел ни одной серии "17 мгновений весны". Многие из подрастающего поколения также ничего этого не видели, но все-таки классику знать надо.

Можно начать с фильма "Место встречи изменить нельзя". А что, прикольно они там жили в Москве послевоенной. Жеглов вообще без жилья, сороколетний капитан милиции - ни кола ни двора, живет в общежитии, прикольно. У Шарапова комната в коммуналке, он барствует - есть пианино, кровать, диван и даже письменный стол. Люди живут не только без мобильных и Интернета, но и даже (страшно подумать) без телевизоров, а машины в сцене погони едут так медленно, что кажется можно обогнать их пешком.

Авторы положили в основу фильма противостояние МУРа и Мурки (черной кошки).


Collapse )

"Ой вы, гуси!" (1990), реж. и сцен. Лидия Боброва

http://onfilmtv.ru/uploads/files/364250700360733.jpg

Это фильм забыт совершенно незаслуженно. В перспективе он кажется одной из наиболее талантливых лент 1990 года, не только на фоне бесконечного ряда кооперативных «шедевров», но также фильмов, обладающих несомненными художественными достоинствами – например,  «Мать» Г. Панфилова или «Такси-блюз» П. Лунгина. В том году на экраны советских кинотеатров вышло порядка 300 фильмов, и зрителям было из чего выбирать (наиболее продвинутые, само собой, предпочитали видео).

Как всякое истинное произведение искусства, этот фильм остается вне времени, и смотреть его сегодня не менее увлекательно, чем завтра и еще через 20 лет. Хотя, казалось бы, мы достаточно насмотрелись мерзостей захолустного бытия как в пост-перестроечном «чернушном» кино, так и в гораздо более беспросветных фильмах последней «русской волны».  (Если режиссеры фильмов конца 80-х  еще хранили какие-то надежды, то авторы «Юрьева дня», «Кочегара» и «Счастья моего»  не сохранили ни иллюзий, ни надежд.)

Collapse )