April 1st, 2010

vuho_bw

Ника 2010. Итоги

Весомость наших кино-наград не очень-то ощутима.
Согласия в киносообществе нет, как нет и в обществе, поэтому отцы-основатели многочисленных российских кинопремий и фестивалей ругают друг друга, оспаривают авторитетность и академизм, всячески вселяют сомнения – а большой ли наградой является "Орел, "Ника", приз "Кинотавра" или даже ММКФ? И это у них получается: в стране к своим внутренним наградам мы относимся снисходительно, как к чему-то необязательному, какому-то крикливому бедному родственнику, которого пригласить нужно, но он будет стеснять и неприлично себя вести.
Впрочем, похожее смутно досадное чувство стыда вызывает – в массе – и весь российский кинематограф последних лет, и это уже безо всякого черного пиара с чьей-либо стороны: тут  достаточно просто верить своим глазам…

Но ведь кино у нас было великим, и сохранились еще люди, которое его помнят, и люди, которые его снимали – из них, кстати говоря, и состоят киноакадемии. Из киноакадемиков, опытных, зрелых и да, о ужас! – долго работающих в профессии, а, значит, не молодых людей.
В этом суть академизма – он призван поддерживать традицию, консервировать достижения и сильные стороны, сомневаться в новациях…

Для пестования экпериментов и новаций существуют фестивали независимого кино, премии "Дебют", конкурсы студенческого фильма…
А у нас, кстати говоря, фестиваль "Кинотавр", который четко позиционирует себя именно в этой нише, награждает и привечает именно наше новое кино, так что миссию выполняет вполне определенную и ответственную. Не академическую.
Упрекать киноакадемиков в том, что они не молоды и консервативны – это все равно, что упрекать снег в том, что он – холодный и тает. И белый, а не цветной.

Ника 2010 выступила очень академично, наградив реально хорошие фильмы, да еще и не замеченные другими раздавателями призов.
Collapse )

Похороните меня за плинтусом (2009)


Тяжелый фильм, местами перенасыщенный эмоциями, но в целом, «Похороните меня за плинтусом» является достойнейшей драмой русского кинематографа, который не так часто предоставляет нам возможность поразмыслить и по-настоящему задуматься над русским кино. Не буду сравнивать книгу Павла Санаева с фильмом по одной немаловажной причине — я ее не читал и, следовательно, буду расценивать только что просмотренную картину, не опираясь и не оглядываясь ни на какие первоисточники. И, по-моему «Похороните меня за плинтусом» является картиной самодостаточной и самобытной.

Бабушка Саши действительно его любила, пускай по-своему, но любила и отдала бы не только все свои силы и слезы, но и жизнь ради мальчика. Это истеричная любовь, порой доходящая до ненависти. Между этими двумя, казалось бы, противоположными чувствами существует крошечная, почти невидная грань, которая мучает нас из-за нашего изначального непонимания к происходящему. Ведь я сначала был уверен и убежден, что бабушка — верующий деспот и тиран, который никак не может позволить видеть в своем доме улыбку от того, что «душу живую загубили». Она предстает перед нами в качестве не здравомыслящей бабушки, которая только и делает, что ругается и бранится.

«Ты где, урод?»

И только потом я понял, что на самом деле, она любит Сашу и делает все (пускай не самым гуманным способом), что в ее силах для внука.

Светлана Крючкова своей игрой меня восхитила. Так вжиться в роль бабушки, так играть! Думаю, она действительно представляла, будто это у нее отбирают внука, и она не может этого вынести. А что о Саше? Его порой переходящие в визг рыдания меня раздражали. Казалось, что он вместе с бабулей играет в игру «Кто громче?», вот только у вышесказанной актрисы это получалось, а у мальчика — нет.

Сильный фильм. Оценка:
сорок

«О чем говорят мужчины»

Посмотрел «О чем говорят мужчины» Квартета I.
Хорошо, что посмотрел.
Народ-то уже выступил в сети – мол, плохо, ну, точнее хуже гораздо и Дня радио, и Дня выборов…
Хм.
Лучше.
По всем параметрам.
Во-первых, на этот раз получился не заснятый на пленку спектакль, а фильм. Согласитесь, глупо имея возможности современного кинопроизводства ими не пользоваться. Раньше не пользовались, теперь – да. И что важно - в меру
Collapse )