March 21st, 2008

День радио

 ДЕНЬ РАДИО ИЛИ АПОКАЛИПСИС ПО-РУССКИ

Все мы помним спектакль Квартета И «День радио». Неоднократно мы смеялись, смотря его, и все ждали продолжения банкета. Ещё в феврале вся Москва гудела о том, что 20 марта «День радио»  стартует в кинопрокате. Томительное ожидание закончилось, и праздник вышел на свет божий.

    

Collapse )

кувшинка

31 марта Кино-чай АФРИКА в клубе АРТ'ЭРИА



Клуб АРТ’ЭРИА или ПРОСТРАНСТВО ИСКУССТВА в Каминном зале ЦДРИ

31 марта 2008 года в 19-30
КИНО-ЧАЙ
Цикл «АФРИКА»
Африканское кино и кино об Африке

Свою коллекцию фильмов представляет ВИКТОР СИСОКО –
Друг и знаток Африки

На этот раз речь пойдет о кинематографе Мали
Solomani Cise
«YEELEN» (СВЕТ)
вход для зрителей со сладостями к чаю и без
Клуб АРТ’ЭРИА или ПРОСТРАНСТВО ИСКУССТВА в Каминном зале ЦДРИ
В программе принимает участие школа перкуссии Drum circle

Москва, М. Кузнецкий мост, Пушечная улица, дом 9/6, вход со двора метро
8-903-548-69-35

Про фильм "Индиго"

 

Други мои! Удалось подсмотреть недоделанный вариант Индиго. Ну, блин, придраконились наши снимать,  я офигел! Актеры, конечно, так себе. Гоша только молодец, как всегда. Первый раз узнал, что сын или внук Янковского играет теперь, того и гляди, к Джонни Деппу его отправят J))  тем более, что напарница его, никто иной, как Анастасия Ричи, мож это дочка Кристины РичиJ))))?

Короче, фильмец ничего, интересный и заманчивый. Прикольные съемки, не соскучишься. Идея тоже для нашего кино, да и не для нашего свежая, кроме «Люди Х» я затруднюсь какой-нить фильм назвать про детей-индиго. Тут и задумаешься, есть же такие на самом деле!
dhreilly

ПРОЩАЙ, ДЕТКА, ПРОЩАЙ

Лихейна экранизировали дважды. Это отнюдь не умаляет его достижений в жанре крутого детектива и мастерства как рассказчика захватывающих историй. Да это и не связано друг с другом, просто говорит о некой категории популярности, выраженной в желании продюсеров вложить деньги в производство картины. К примеру, "Черная орхидея" Джеймса Эллроя, поставленная на экране де Пальмой, невероятно обгадившим первоисточник, - который лишь хотел признаться в своей любви к классическому нуару, отдать дань уважения, - так и не выветрилась из головы и осталась на памяти отличным образцом жанра ретро-детектива, шокирующего, реального, как запах крови, бьющий в нос, одним из тех, что впечатляют всегда и побуждают искать продолжения и повторения эмоций от живописаний жестокости и насилия. there will be blood... и черные отточенные строчки превращаются по воле автора в тошнотворные сгустки режущих мозг ассоциаций. Когда я прочитал дебютный роман Лихейна "Глоток перед битвой", мне показалось, что меня опустили по глотку в дерьмо, но не настолько вонючее, как "Смерть в послевоенном мире" Коллинза или "Слепой с пистолетом" Хаймза, и на том спасибо. В нем прослеживалась манера новичка, заявляющего о себе миру, не импульсивного, но со взрывной экспрессией, подающего надежды мастера в будущем, а тогда лишь подражателя Роберту Патрику в глазах критиков и обычных читателей. Как прилежный ученик старательно выводит прописные буквы, так и Лихейн, лишь беря за основу, как мне кажется, произведения последнего, но только не лучшие его работы середины 70-х годов, тихие, в чем то флегматичные, иногда почти обыденные, без прекрас и ненужной бравады, а более скороспелые и необязательные, как грубое лекало, довел стиль и атмосферу отчаяния и беспощадной справедливости до состояния гремучей смеси, состоящей из ярких персонажей, как отталкивающих так и вызывающих сочувствие, бешеного драйва, введенного не для повышения спроса, а вынужденного, рожденного окружающей средой, и давящей грусти и бессердечности, в которых обитают главные герои, Патрик Кензи и Анжела Дженнаро. Подобно кэтскилтскому орлу, им приходится пропускать через себя - независимо от собственного желания - всю грязь человеческих отношений, прилагая титанические усилия, чтобы остаться чистыми, не затронутыми пороками. И мне трудно было поверить, что с этой задачей в фильме справятся Кейси Аффлек и Мишель Монаган, которые кроме как в ролях комедийных замечены не были. Но если отрешиться от литературной основы и не проводить никаких параллелей, то с уверенностью можно сказать, что им все удалось: Аффлек немногословен, терзается грамотно, выписывает образ неспешно, монотонно, похож на человека, страдающего от несправедливости всей душой, порой даже слишком принимая все близко к сердцу; Монаган как вторая половинка фонирует, не выходя на передний план, и, наверное, поэтому особенно не раздражает. Аффлек-старший постарался на славу и снял кино командное, в котором никто не перетягивает одеяло, на главных ролях - относительные новички, которым можно простить незначительные огрехи, на вторых - зубры, которым можно простить их поднадоевшее порядком мастерство, харизму профессионалов, которым второплановые характеры удаются не хуже лидирующих. Музыка - поразительна, течение кадра - фальшиво умиротворяющее, отдельные эпизоды, вроде облавы на дом похитителей детей, реально подчиняют рваному ритму, содрогают и одновременно восхищают (может, я больной?). И вот тут вспоминаются три романа, написанные до "Прощай, детка, прощай". Вспоминается Патрик, уверенный взрослый (!) человек, которому не тычут в лицо пальцем "ты не слишком молод для этой работы", Анжела, женщина сильная и самоотверженная, не плакса, не задник декорации, а полноправный партнер, Бубба Роговски, не фрик с голдой на шее, а угрюмый социопат, который живет на заброшенном заводе, окованном паутиной растяжек, и за любое оскорбительное слово или недобрый взгляд в сторону двух своих друзей не только голову оторвет, но и якорь в жопу засунет. И становится понятно, что отличной идее помешал непрофессионализм режиссера, который, тем не менее, поставил ох.енный фильм. Без балды.